Зоряна Мищук: Украина — долгая дорога реформ

839
Зоряна Мищук
Зоряна Мищук

В Тбилиси состоялись Гражданские слушания на тему – «Украина, Молдова, Грузия – внешние и внутренние вызовы». От Украины выступила член гражданской платформы Украина-ЕС Зоряна Мищук, от Молдовы — доктор истории, заместитель директора Института Эффективной политики Руслан Шевченко, от Грузии – ассоциированный профессор государственного института Ильи Георгий Меладзе. Мероприятие прошло при поддержке Национального Фонда Содействия Демократии (National Endowment for Democracy — NED). Организатор – Кавказский центр гражданских слушаний (Грузия).

Предлагаем выступление Зоряны Мищук полностью:

Спустя два года со времени прихода к власти демократических сил после драматических событий Евромайдана, когда страна, казалось бы, сделала однозначный выбор в пользу реформ, Украина провожает не оправдавшее надежд правительство Арсения Яценюка и гадает, сможет ли новое правительство провести столь необходимые комплексные реформы или же впереди очередной «косметический ремонт». Почему общество, заплатив кровавую жертву за право жить в демократической европейской стране и вложив собственные ресурсы в противостояние сначала олигархической системе Януковича, а потом российской агрессии, сегодня снова чувствует себя обманутым? И почему через 25 лет после получения Украиной независимости выбор «быть или не быть реформам»  все еще требует подтверждения?

Украина сегодня: внешние и внутренние вызовы

Проводить реформы в стране, одновременно защищаясь от внешней агрессии, непросто. Москва сделала немало, чтобы максимально усложнить реформы Киева: оборона требовала значительных финансовых и человеческих ресурсов, промышленность восточной Украины подорвана, в условиях военного конфликта значительно упала инвестиционная привлекательность украинской экономики, национальная валюта стала мировым лидером по девальвации, из-за торговых войн значительно сократился экспорт в Россию и усложнился транзит украинских товаров дальше на восток, требует решений проблема более миллиона внутренне перемещенных лиц.

В этом контексте надо отдать должное правительству Яценюка, которому, несмотря на многочисленные внутренние кризисы и внешние вызовы, удалось все-таки стабилизировать финансовую ситуацию и начать выполнение реформ, предусмотренных Соглашением по ассоциации с ЕС. Среди ярких успехов уже бывшего правительства – внедрение системы электронных госзакупок ProZorro и реформа полиции. С трудностями и задержками, но все же начали работу антикоррупционные органы, есть подвижки с открытостью данных о доходах чиновников. Сделан важный шаг к энергетической независимости: страна впервые пережила зиму без российского газа.

Все это было бы невозможно без давления гражданского общества, которое после Евромайдана почувствовало в себе силы влиять на ситуацию, а также сильной поддержки со стороны Запада, всерьез обеспокоенного перспективами коллапса самой большой по размерам европейской страны. Тем не менее, и гражданское общество, и Запад ожидало от властей Украины гораздо большего: реальных подтверждений борьбы с коррупцией в верхних эшелонах власти, ответственности политических партий за развитие страны, создания возможностей для развития бизнеса, перезагрузки системы правосудия согласно принципам верховенства права и проведения многих других давно назревших реформ.

Почему даже с таким кредитом доверия общества, которое было у правительства Яценюка, список достижений гораздо короче, чем мог быть? Есть несколько ключевых причин.

Сопротивление системы

Украинские политические элиты – это фактически симбиоз олигархического бизнеса и псевдо-политических структур, лишенных идеологической основы. Псевдореформы, которые проводились после обретения Украиной независимости, привели, благодаря коррупционным механизмам приватизации государственной собственности, к накоплению капитала в руках ограниченного круга лиц. Эти кланово-олигархические структуры обзавелись СМИ для влияния на общество, а также представителями в исполнительной, законодательной и судебной власти для лоббирования собственных интересов. Взращённые на олигархическом финансировании политические партии были скорее инвестиционными проектами, нежели механизмами для защиты интересов тех или иных социальных групп на основе определенной идеологии и соответственной программы действий. Во многом эта ситуация сохраняется и по сегодняшний день: даже находясь в правящей коалиции, партии избегают нести ответственность за провалы правительства, голосование в парламенте зачастую носит ситуативный характер, с учетом лоббистских интересов и без привязки к партийной программе, да и сами программы по большей части являются абстрактными документами, а никак не виденьем развития страны, которое соответствующая политическая сила предлагает обществу и которое готова воплощать.

Испытав шок во время событий конца 2013 начала 2014 года, когда именно беспредел правящей олигархической Семьи поднял на баррикады украинский народ, «элиты» довольно быстро оправились. Оказалось, что система вполне может выжить в новых условиях: непрозрачное финансирование политических партий, сохранение мажоритарной части избирательной системы, отсутствие надлежащего антимонопольного контроля, непрозрачность системы принятия решений, коррупция в судах и прокуратуре позволяют  не только избежать наказания за преступления прошлого (никто из системы Януковича не был привлечен к ответственности), но и продолжать действовать в той же системе координат.

Необходимо сказать, что на волне попыток партий понравится активизировавшемуся обществу в парламент все-таки попали «чужеродные элементы» – выходцы из гражданского общества, которые сформировали так называемую группу «Еврооптимистов». Именно она и есть двигатель реформ в законодательной власти, благодаря ее напору (в соединении с давлением ЕС и США) система понемногу теряет некоторые рычаги влияния – госслужащие и чиновники обязаны открывать свои доходы, включились в работу следователи антикоррупционных органов, предусмотрено бюджетное финансирование политических партий и т.д. И, тем не менее, Панама-гейт свидетельствует, что даже высшие государственные лица далеки от соблюдения принципов прозрачности и ответственности.

В условиях продолжения традиционной борьбы за ресурсы и влияние многие реформы попали в зависимость от интересов тех или иных олигархических кланов и обслуживающих их политических сил. Даже в условиях угрозы целостности страны политические лидеры не демонстрировали политической воли и единения в вопросах проведения жизненно важных реформ. Это проявлялось в частности в неэффективном взаимодействии правительства и парламента: правительство обвиняло парламент в отсутствии поддержки его законопроектов (в некоторых случаях народные депутаты разрабатывали параллельные версии), а парламентарии обвиняли правительство в подготовке некачественных документов. Не наблюдалось конструктивного сотрудничества и внутри парламентской коалиции: так, по ряду важных решений, например, голосованию за бюджет на 2016 г., фракции «Батькивщина» и «Самопомич» не голосовали.

Слабые институции

Система государственного управления и государственная служба Украины за 25 лет украинской независимости так и не были должным образом реформированы. Не действуют многие принципы надлежащего управления (например, практически отсутствует мониторинг эффективности действий государства при решении тех или иных проблем, довольно формальным остается вовлечение заинтересованных сторон в выработку государственных решений, во многих сферах нарушено взаимодействие между центральной властью и властью на региональном/местном уровне, государство не объясняет реформы обществу и т.д.).

Одна из основных причин неэффективности системы – дефицит квалифицированных кадров, который, в свою очередь, связан с низкими зарплатами чиновников (на сегодня зарплата министра – около 300 евро, чиновников более низкого ранга – 150-200 евро). Многие считают, что такая ситуация – откровенное приглашение к коррупции, а также основная преграда для притока в госслужбу принципиально честных образованных и талантливых кадров. Так, молодые люди с западным образованием, которые, вопреки финансовой непривлекательности госслужбы, пришли в правительство на волне пост-майдановского энтузиазма и жажды изменить страну, начинают уходить именно из-за невозможности долго существовать в таком режиме экономии (хотя иногда действует и другой фактор –  потеря веры в реальность изменений). Зарплаты можно было бы увеличить за счет сокращения раздутого бюрократического аппарата, но на этот шаг власти пока не решились.

Тем не менее, без реформирования госслужбы Украина дальше развиваться не может, ведь невозможно выполнить Соглашение по ассоциации с ЕС – главный план реформ — без качественно новых чиновников – со знанием английского языка и европейского права, навыками стратегического планирования и проектного управления, а также верностью принципам демократии и верховенства права.

Общество

В последние два года принято говорить о стремительно развивающемся гражданском обществе Украины. В самом деле, Майдан ознаменовался невиданным ранее всплеском общественной активности, который продолжился в дальнейшем бурном росте волонтерской деятельности. Фактически, народ Украины обул, обеспечил продовольствием и вооружил украинскую армию, когда государство оказалось дезориентированным перед лицом российской агрессии. С не меньшим энтузиазмом общественные активисты принялись писать законопроекты для проведения реформ государственной политики. Также появилось множество локальных социальных инициатив — активные граждане, не ожидая реформ свыше, объединяются и сами решают те или иные местные проблемы. Во многом именно этот порыв общества и определил сдвиги в реформах, которые произошли в последние два года.

Однако было бы большим преувеличением говорить о том, что изменения затронули все общество. К сожалению, большинство граждан Украины продолжают быть носителями философии патернализма, отказываясь брать ответственность за изменения собственной жизни и жизни страны и считая, что государство должно решить все проблемы. Это благодарное электоральное поле для популистов, которые блокируют трудные реформы якобы из соображений заботы о простых людях. Впрочем, нынешнее снижение готовности населения терпеть негативные последствия реформ ради долгосрочных изменений к лучшему на совести правящих политических сил, которые не воспользовались «окном» поддержки обществом решительных действий, открывшееся сразу после Майдана, и подорвали веру в серьезность своих намерений отсутствием результатов реформ и коррупционными скандалами. Серьезно снизили «запас прочности» общества и ошибки в финансовой политике, которые привели к огромной инфляции и существенному падению реальных доходов населения – многие уже на грани выживания и призывы терпеть ради идеи реформ не воспринимают. Но и здесь, как в случае с оптимизацией бюрократического аппарата, есть резерв для улучшений: наведение порядка с государственными выплатами позволило бы обеспечить ресурсы для помощи действительно нуждающимся и прекратить поддержку льготников, помощь которым нецелесообразна.

Что впереди?

Эксперты довольно скептически оценивают перспективу осуществления новым правительством качественного скачка в реформах. Во-первых, само формирование правительства проходило по «старым» принципам закулисных игр, когда персональная лояльность трем ключевым лицам «торгов» — Порошенко, Яценюку и Гройсману — важнее профессиональных качеств претендентов на министерские кресла, программа действий будущего правительства – всего лишь формальность, а голоса за новую коалицию  собирались методами переманивания перебежчиков с других фракций. Во-вторых, вряд ли правительство может рассчитывать на долгий период работы – слишком зыбко нынешнее большинство в парламенте (две партии коалиции  — «Блок Петра Порошенко» и «Народный Фронт» — обречены на постоянный поиск ситуативных партнеров для проведения решений в парламенте) и слишком велика заинтересованность некоторых политических сил в досрочных парламентских выборах. С учетом этого правительство Гройсмана вряд ли будет начинать долгосрочные реформы – ориентация будет на быстрые решения, которые позволят произвести впечатление на будущий электорат, а значит многие системные проблемы, от которых уже не одно десятилетие страдает страна, вновь останутся без решений.

С другой стороны, выход из сложившегося политического кризиса через создание нового правительства имеет преимущества перед обещанной Президентом альтернативой — роспуском парламента. В случае последнего социологи прогнозировали значительное усиление популистских сил в парламенте, а значит, откладывание реформ еще на многие годы. В случае, если нынешние реформаторские силы в парламенте сумеют за ближайший год консолидироваться и выйти на следующие выборы единой партией, страна получит шанс на то, что в политической системе наконец-то появится игрок, для которого качественные изменения страны – главная цель прихода во власть. Поддержка со стороны гражданского общества и Запада должны помочь отстоять этим силам новые правила игры для всей системы – на основе принципов демократии и верховенства права.

Фото newcaucasus.com

Комментарии