Лери Даташвили: «Я обязательно вернусь»

842
Лери Даташвили. Фото МИД Грузии

Лери Даташвили – бывший специалист Грузинского технического университета, был главным инженером проекта по созданию грузинской космической рефлекторной антенны, которая затем была доставлена на космическую станцию «МИР», где был осуществлен успешный эксперимент по ее раскрытию. В 1999-ом году Лери был приглашен для работы в Германию, в Технический университет Мюнхена и получил должность консультанта-эксперта Европейского космического агентства. Сейчас возглавляет собственную компанию по развитию космических технологий.

Лери Даташвили: «Начали шаг за шагом развивать технологии в Европе по проектам Европейского космического агентства. Сначала создали, например, один блок, и довели до того уровня, чтобы можно было убедиться, что он работает. Потом создали второй блок, потом конструкцию более высокого уровня. И это уже был объединенный большой блок, который называется «рефлектором». А сегодня мы уже работаем над созданием для него подсистемы антенны с раздвижной рукоятью, с функцией приведения «рефлектора» в нужную позицию и его стыковки с сателлитом для обеспечения движения этой единой системы на орбите. Сейчас наша компания заканчивает работу над детальным дизайном этого многомиллионного проекта, финансируемого Европейским космическим агентством, а в мае мы уже начинаем производство. Это — шестиметровая конструкция, которая должна целиком соответствовать планам и требованиям относительно материалов, свойств и характеристики. Все это будет готово в течение 2020-го года. Наши партнеры в Испании проведут тесты конструкции, а потом вернут ее нам».

Грузинский специалист разрабатывает технологии для Европейского космического агентства. Подобные антенны производятся в Соединенных Штатах и пока Европа вынуждена покупать эти системы у американцев. Но скоро, благодаря в том числе Лери (такому-то), Евросоюз наладит собственное производство. В Европейском космическом агентстве считают: собственные рефлекторные антенны позволят получить больше независимости в такой стратегической отрасли, как освоение космоса.

Лери старается найти себе помощников – молодых специалистов из Грузии, которые тем самым могли бы получить в Европе дополнительный опыт. Но, по словам ученого, его попытки пока остаются безуспешными.

Лери Даташвили: «Я пытался найти студентов в Грузии, это был мой личный интерес. Но, к сожалению, вынужден сказать, что даже те (студенты), которых мне рекомендовали, не выдерживают никакой критики. Система образования не достигла того уровня, чтобы создавать конкурентоспособных специалистов даже из тех студентов, которые успешны в технических отраслях. Я и сегодня ищу специалистов, и с удовольствием принял бы на работу молодых людей с грузинским техническим образованием».

Тем не менее, Лери не отчаивается и верит, что сможет передать молодому поколению свой опыт. Связи с Грузией ученый сохраняет до сих пор. В первые годы работы в Германии Лери жил практически на две страны, периодически посещая Грузию, где у него оставалась семья. В 2002-ом году, получив постоянный контракт, он забрал семью к себе в Мюнхен. Тогда он и его семья думали, что переезжают в Германию ненадолго.

Лери Даташвили: «Для меня было очень сложно оставаться здесь без семьи. Фактически, я не мог выдержать больше месяца, ехал в Грузию, затем возвращался обратно, работая в таком режиме. А в 2002-ом мы решили переехать (в Германию). Может это прозвучит смешно, но мы приехали сюда на пять лет, а уже прошло семнадцать. И, как говорится, мы по сей день не «сидим на чемоданах», поскольку приехали сюда с мыслью, что скоро вернемся обратно. «Чемоданы собраны» и я и сегодня могу взять их и вернуться обратно. Но моя деятельность, отношения компании со странами Азии, Европы, с США, разные проекты с многочисленными компаниями, та или иная ответственность, все это обязывает и потому говорить о возвращении пока не приходится. Но в планах это все же остается, и они не меняются. Я не знаю, плохо это или хорошо, но я не менял гражданство Грузии. У меня все еще грузинское гражданство, так как в Германию я переезжал не для того, чтобы здесь остаться жить, а хотел выполнить свою работу и вернуться обратно. Но у всего имеется своя «лестница», я поднялся по ней очень высоко и далеко и теперь мне сложно спуститься».

Несмотря на плотный рабочий график, а Лери работает по 14-18 часов в сутки, он все-таки находит время на то, чтобы принять участие в деятельности местного грузинского землячества. У землячества нет своего офиса или места, где бы они могли собираться в любое время, а потому координация деятельности, по словам Лери, проходит в большей степени «виртуально». Несмотря на это, представители землячества осуществляют множество проектов.

Лери Даташвили: «Все, точнее большинство, ведут электронную переписку по ночам и так работают. Но если вы взглянете на проекты, которые мы осуществили, то увидите, что они достаточно крупномасштабные. Взять хотя-бы празднование нашего юбилея, ведь наше землячество, фактически, одно из самых старых объединений диаспор в Германии. Оно было создано в 1945-ом году после войны, и мы отметили юбилейные 65 и 75 лет. Эти мероприятия были многочисленными и широки в географическом плане, потому что на них присутствовали представители диаспоры из разных стран. Также немецко-грузинские, баварско-грузинские культурные вечера в Альпах».

Представители землячества работают практически на одном энтузиазме, не имея дохода. Но при этом они помогают своим соотечественникам в Европе, которым требуется поддержка.

Лери Даташвили: «Это и есть одна из наших функций, потому что любой грузин для нас очень важен. Это стало нашим главным постулатом, который мы распространили в 2005-ом году. Есть люди, которым если хотя бы немного не помочь, то они могут просто пропасть. Конечно же, мы не можем помогать им в нелегальной деятельности, наоборот нужно стараться перевести их на «легальные рельсы».

Лери говорит, что сегодня не существует какой-либо четкой схемы сотрудничества между грузинской диаспорой и грузинским государством, которая бы предусматривала финансирование деятельности землячества. Разумеется, существуют контакты, проводятся совместные акции и мероприятия, но этого, по словам Лери, недостаточно.

Лери Даташвили: «Здесь проблема в том, какую реальную помощь может предложить государство организациям диаспоры. Будет ли это прямая поддержка проектов, финансовая поддержка, аренда офиса и т. д., все эти вопросы пока не сформированы до конца и сегодня поддержка от государства ограничивается лишь физической помощью. Например, был один проект, когда государство профинансировало приезд одного певца, который провел здесь концерт. А мы со своей стороны помогали с организационными вопросами. То есть такой схемы, когда бы мы могли к ним (к властям Грузии) обратиться с проектом, а они бы поддержали его финансово, такого легального принципа не существует. Они не могут перечислять деньги землячествам. Может быть, это вопрос доверия, так как никто не знает, как будут расходоваться эти деньги, а может быть — это вопрос безопасности. Потому, все отношения, которая были до сих пор, ограничивались какой-либо иной поддержкой, но не финансовой. При любом правительстве или министре, при любой схеме основной помощью были книги для воскресных школ, и были пара успешных случаев, когда это была грузинская одежда для национальных танцев. Я говорю «пару раз», потому что за последнее время, несмотря на их (властей Грузии) большое желание, у них это не получается».

Несколько лет назад появился своеобразный формат коммуникации грузинского землячества с представителями официального Тбилиси. Во время проведения международной Мюнхенской конференции по безопасности, которую традиционно посещает глава МИД Грузии, проводятся встречи грузинского министра с соотечественниками. На такой встрече каждый желающий может напрямую обратиться к министру, задать ему вопрос или высказать те или иные претензии и замечания.

Лери Даташвили: «В период празднования Дня независимости в Грузии проводятся форумы для диаспор. Это тоже интересный формат. Главное, чтобы эти встречи не оставались просто встречами ради встреч. У них должно появиться такое направление, чтобы участники пришли к каким-то проектам, к какой-то реализации. На одной из таких встреч я сказал, что одним из основных видов поддержки диаспоры со стороны государства могло бы быть содействие интеграции местных успешных грузин, в основном студентов. В случае осуществления (этой инициативы), это было бы выгодно для самого государства. Например, возьмем встречи, которые проводят грузинские власти с властями Германии. Пусть информацию об этих встречах доносят до диаспоры, и пусть молодые ребята также примут в них участие и послушают. Конечно же, где это возможно, так как, я не имею в виду закрытые встречи. Есть диалоги, в которых участие представителей диаспоры повысило бы качество земляческих организаций, и конечном счете это было бы в значительной мере полезно и для Грузии. Я считаю, что это обязательно нужно сделать, и думаю, придет время, когда в этом направлении осуществится какой-нибудь проект».

За годы жизни в Германии Лери обзавелся множеством местных друзей. У грузин и немцев, рассказывает Лери, оказывается немало общего. Но различий все-таки больше. И, зачастую, они сразу бросаются в глаза.

Лери Даташвили: «Отличие есть и в подходе к делу. По крайней мере, в те годы, когда я жил в Грузии, у нас было очень распространено говорить «да», но подразумевать «нет», или же наоборот — говорить «нет» и подразумевать «да». То есть, все было перевернуто с ног на голову, такие вот были отношения. А здесь такого фактически нет. Очень редкое исключение, когда здесь можешь встретить человека, который говорит «да» и подразумевает «нет». По отношению к делу они (жители Германии) очень отрыты и честны, и отсюда и следует их успех, потому что их общество, бизнес, наука прогнозируемы, потому что они не врут».

Несмотря на целых 17 лет, проведенных в Германии, Лери все-таки так и не смог полностью оторваться от родины и окончательно «германизироваться». Он считает Германию своим домом, но при этом намерен вернуться в Грузию и помочь развитию современных технологий на родине. Когда-нибудь, но обязательно.

Лери Даташвили: «Я обязательно собираюсь вернуться. Я не утерял своих корней. Я посещаю Грузию в год минимум четыре раза, и хотя бы один раз, как правило, в августе приезжаем всей семьей. Что касается возвращения, то очень сложно об этом говорить исходя из моей работы, потому что своим делом заниматься в Грузии я пока никак не могу. Сегодня не существуют таких условий. Мы пытались их создать, сделали несколько проектов совместно с нашим институтом, я предпринял несколько попыток, чтобы основать там (в Грузии) фирму и наладить через нее отношения, но это оказалось очень сложным. Так как, там не существует таких технологических условий, которые можно было бы успешно использовать, а также мы не состоим в Европейском космическом агентстве. Несмотря на несколько моих предложений разным правительствам и министрам Грузии войти в состав этого космического агентства, то есть, сначала учредить Грузинское космическое агентство, а затем присоединиться к Европейскому, мгновенно появляется очень большой интерес, но никакие действия за этим никогда не следуют».

Ирина Чихладзе, специально для NewCaucasus.com

Комментарии