«Квартирный вопрос» для беженца

872

О беженцах и людях, вынужденных в силу различных обстоятельств, в том числе конфликтов и депортаций, покинуть свои дома, еще 20 лет назад в Грузии никто не знал. Однако за этот период процесс вынужденной миграции принял столь масштабный для Грузией характер, что стал частью современной грузинской действительности, своего рода визитной карточкой, оказывающей влияние буквально на все сферы жизни страны.

Вооруженные конфликты в Грузии в начале 1990-х сопровождались принудительным переселением населения из Абхазии (в 1992-1993 годах) и Цхинвальского региона (в 1989-1992 годах). В результате военной агрессии в августе 2008 года, еще 26 тысяч человек стали внутренне перемещенными лицами (ВПЛ) в своей собственной стране.

Большинство ВПЛ проживает на территории, прилегающей к зоне конфликта в регионе Самегрело, Горийском районе, регионе Имерети и Тбилиси. Остальная часть разбросана по всей территории Грузии. Сегодня в Тбилиси проводят политику «устойчивого расселения», которая должна снять проблему жилья для ВПЛ в долгосрочной перспективе — предполагается строительство новых домов, а также приватизацию временного жилья, где и сейчас проживают семьи беженцев.

Как решается «квартирный вопрос» для переселенцев мы решили разобраться в ходе тура для журналистов, который организовал Благотворительный гуманитарный центр «Абхазети». Эта организация работает по всей Грузии при поддержке таких международных организаций, как Евросоюз, Датский совет по беженцам, UNDP и др.

Благотворительный гуманитарный центр «Абхазети» (CHCA) совместно с Датским советом по беженцам (DRC) при финансовой поддержке Евросоюза, в разных регионах Грузии осуществляет масштабный двухлетний проект «От зависимости – до самодостатка – инновационные и эффективные решения источников существования для Грузии». Цель проекта — содействие в экономической интеграции вынужденных переселенцев и местных общин путем обеспечения возможностей источников долгосрочного и стабильного существования.

Бенефециарами организации являются до 4 тысяч человек. Проект длился в течение 19 месяцев в 7 регионах Грузии, в том числе в двух окупированных зонах (Абхазия и район Ахалгори). Бенефициарами являлись вынужденно переселенные лица, представители местной общины, экомигранты, НПО, Министерство по беженцам и расселению Грузии и ветераны с ограниченными возможностями.

Главная цель проекта — развитие экономического потенциала, в частности, увеличение доступности к источникам существования, эффективное управление компании адвокатирования и развитие возможностей. С помощью рекомендаций и помощи фонда укрепляется община, все это дает возможность общине легче решать свои проблемы.

При реализации программы «устойчивого расселения» выявились серьезные проблемы, как, например, интеграция ВПЛ в общество. ВПЛ, расселенные в местах компактного проживания, менее интегрированы в местное сообщество.  Например, на территории курорта Цхалтубо проживает 5 тысяч переселенцев и 7 тысяч местного населения. Однако ни один из беженцев не трудоустроен в Сакребуло (местные советы самоуправления), не работает педагогом в школе…

Реально права перемещенных лиц не нарушаются и индикатором является то, насколько они активны и каков их социальный статус. Несмотря на то, что беженцы проживают здесь уже 23 года, они до сих пор не интегрированы в общество.

Поэтому в новых поселках беженцов, в пяти городах Грузии с помощью фонда началось формирование общинных организаций, которые помогают беженцам решать различные жилищные и социальные проблемы.

С 2012 года Цхалтубо, на улице Девятого апреля построен новый поселок для беженцев. Житель поселка беженец из Абхазии Энтаз Беридзе, строитель по профессии считает, что место для постройки  10 корпусов было выбрано неправильно. По его словам, дома построили в овраге, где очень близко проходят подземные термальные воды, стены у корпусов тонкие и абсолютно не термоустойчивы. По его словам, необходима герметизация стен домов, для чего требуется 1 млн. 600 тысяч лари. В Поти и Батуми уже проделаны эти работы в аналогичных поселениях, а в Цхалтубо постоянно затягивается решение этого вопроса.

С проблемой ремонта здания столкнулись и беженцы, проживающие в городе Кутаиси по улице Харебава 52, где проживают беженцы из Кодорского ущелья, переселенные сюда после российско-грузинской войны 2008 года. Здание было реконструировано и передано беженцам.

«Здание трудно назвать жилым, так как многие спальни не имеют окон. Крыша во многих местах протекает. Большие проблемы с канализацией. Мы обращались в местный орган самоуправления, нам ответили, что мы должны заплатить 30 процентов от стоимости ремонтых работ. Но в этом здании живут в основном пенсионеры и социально незащищенные лица. Проблема и полигон со строительными отходами, расположенный позади здания. Там раньше был спортивный зал, здание продали, инвестор разобрал его по частям, оставив за собой строительные отходы. Здесь много пресмыкающихся и мы боимся за детей», — рассказывает местная жительница Раиса Хачвани.

Построив новые поселки, государство не позаботилось о том, чтобы обеспечить их детскими садами. С этой проблемой столкнулись жители новых поселений для беженцев, проживающих в Батуми, Поти, Зугдиди.

«В нашем поселке расселены 320 семей из Абхазии. Раньше они проживали в разных коллективных центрах. Мы получили новые квартиры в мае прошлого года. В нашем поселке 179 детей дошкольного возраста и только 39 из них ходят в садик. В прошлом году был такой случай, когда ребенка, который записался в садик поблизости, отчислили через несколько дней. Причина — нет мест», — говорит житель Зугдиди, проживающий в поселке для вынужденно переселенных лиц по улице Лагидзе Каха Джинджолия.

Остро стоит проблема безработицы, в среде ВПЛ высока интенсивность трудовой миграции, многие уезжают на работу в соседние страны.

Большая часть жителей, переселенных из зоны конфликта, традиционно была занята в сельском хозяйстве. Сейчас они без работы и не имеют доступа к сельскохозяйственным землям. Центр «Абхазети» провел исследования, согласно которым 92% проживающих в новых поселках людей были заняты в сельском хозяйстве, а сейчас только 8% из них заняты в этой сфере.

«Вблизи поселения расположены пустующие земли, которые принадлежат государству. Также на балансе Зугдидского муниципалитета есть земли, которые не используются, но пригодны для фермерства. Если они будут переданы в аренду, это частично снимет проблему безработицы в нашем поселке», — считает житель поселка для переселенцев в Зугдиди Элгуджа Кварацхелия.

По словам исполнительного директора Благотворительного гуманитарного центра «Абхазети» Напо Милорава, «несмотря на то, что сегодня существует множество проблем, с помощью проекта адвокатирования переселенцы знают к кому обратиться за помощью, в какой форме это сделать».

«В каждом регионе в рамках проекта работает координатор в местном НПО, которая работает с переселенцами, помогая им в решении их многочисленных проблем. Проект работает с новыми поселениями, где проживают ВЛП. Если не помочь им сегодня, то лет через пять такие поселения могут стать гетто. Сегодня людям предоставили новое жилье, но у них опять нет доходов, нет доступного образования. И если государство предоставляет им жилье, то оно должно наряду с этим помогать трудоустроить их.

В этих поселениях живут люди с ограниченными возможностями, потерявших кормильца, живут за чертой бедности. С 1998 года неправительственные организации требовали от правительства создания государственной стратегии для внутренне перемещенных лиц по развитию и расселению, в результате, в 2007 году она была создана. Однако, на данный момент она требует обновления. Например, следует изменить критерии отбора при расселении. Можно сократить количество семей, довести до 20 в каждом конкретном месте и расселить их совместно с местным населением. Либо создать программу расселения для молодых семей.

В рамках нашего проекта мы профинансировали бизнес-идеи для 475 человек. Им были предоставлены гранты в размере 500, 2000 и 4000 евро. Мы применили механизм стимуливания для 44 малых организаций. Также создали пять бизнес-информационных центров в пяти городах. Однако очень важно и включение представителей местной общины, и фонд профинансировал совместные идеи для создания малого бизнеса и уже действующего бизнеса. 30% участников в наших проектах — представители местной общины», — рассказал Милорава.

Согласно проведенному центром «Абхазети» исследованию, было выявлено, что 80% опрошенных переселенцев зависят от социальных пособий. То есть в общем перечне вопросов, таких как доступность образования, пользование землей, развитие бизнеса, большинство опрошенных приоритетным считает повышение социальных пособий со стороны государства. За этим следуют социальная пассивность, безинициативность и зависимость от внешней помощи большинства вынужденных переселенцев.

В настоящее время закон о ВПЛ предусматривает финансовую помощь: 45 лари ежемесячно получают все ВПЛ, чей доход ниже 1250 лари в месяц.

Сегодня еще остались места коллективного расселения вынужденных переселенцев, которые продолжают жить в тяжелейших условиях в переделанных под жилье помещениях или же в центрах коллективного расселения (санатории, дома отдыха и др.). В поисках работы многие вынужденные переселенцы оставили свои семьи и перебрались из мест, куда они были расселены, в крупные города. Хоть некоторая часть вынужденных переселенцев сумела заново наладить свою жизнь на новом месте, но подавляющее большинство по-прежнему напрямую зависят от предоставляемой правительством  помощи.

Согласно официальным статистическим данным, в Грузии зарегистрировано более 265 тысяч ВПЛ (примерно 6% от числа населения страны).

Лика Жоржолиани

Комментарии