Квотами по органу

2081

Весной 2018 года парламент Грузии может принять закон об обязательном гендерном квотировании и представительство женщин в законодательном органе может составить 25%.

Партия власти и прозападная оппозиция пришли к соглашению по поводу введения «женских квот» в парламенте. Об этом на конференции, организованной парламентским Советом по гендерному равенству при поддержке Программы развития ООН в Грузии, заявили представители правящей «Грузинской Мечты», депутаты от партии «Европейская Грузия» (бывшие сторонники экс-президента Михаила Саакашвили) и от бывшей партии власти «Единое национальное движение».

Депутат от правящей партии Эка Беселия признала, что закон, возможно, немного опоздал, но ситуация исправима, а потому, решение по квотам, по ее словам, «будет принято очень скоро».

Представитель партии «Единое национальное движение» Тина Бокучава подчеркнула, что введение квот поддержат все члены их парламентской фракции.

Некоторый скепсис в отношении будущего закона выразила депутат от партии «Европейская Грузия» Элене Хоштария. Она отметила, что их фракция не будет препятствовать принятию закона, но вместе с тем Хоштария заявила, что при нормальной ситуации в стране женщинам не пришлось бы отстаивать свое представительство в парламенте с помощью закона.

«Я считаю, что в идеальной ситуации квотирование нам бы не потребовалось. Идеологически и психологически меня это немного удручает, но я понимаю, что в какой-то момент это может быть необходимо», — цитирует слова Хоштария «Грузия Онлайн».

Мнение экспертов

Экс-министр обороны Грузии, бывший вице-спикер парламента Тинатин Хидашели также считает, что введение квот при «здоровой ситуации в государстве» не потребовалось бы. Впрочем, при нынешней ситуации подобная законодательная инициатива выглядит вполне нормально и приемлемо.

«Государство должно развиться до такой степени, когда все граждане получат право и шанс быть избранными или служить своему государству. Эти 26 лет независимости показали, что политический класс не способствует продвижению женщин в политике. Потому, я считаю положительным то, что сейчас парламент принимает такой закон», — заявила newcaucasus.com Тина Хидашели.

Политолог, профессор Черноморского международного университета Ника Читадзе считает, что инициатива парламента даст Грузии дополнительную возможность двигаться в сторону дальнейшей «вестернизации» и европеизации.

«В нынешнем парламенте женщины-депутаты составляют всего 12% от общего числа народных избранников. Это не меньше, чем в прошлом парламенте, но гендерный баланс не соблюдается. Потому, я считаю, что чем больше женщин представляли бы Грузию, как в парламенте, так и в органах местного самоуправления, тем было бы лучше для страны», — говорит Читадзе.

Политолог Гела Васадзе считает, что квотирование для какой-либо категории в парламенте является свидетельством того, что в Грузии сложилась неблагоприятная среда. В данном случае для женщин, которые стремятся в политику. Он напомнил, что первые феминистки в Грузии появились еще в 19-ом веке, таковой, например, была княгиня Барбаре Джорджадзе, которая создавала предприятия для женщин, содействовала их социализации, активному участию в общественной жизни.

«Думаю, если бы Её сиятельство княгиня узнала об этой странной норме закона, которая появилась спустя более ста лет после её кончины, то весьма бы огорчилась данным обстоятельством. Просто эта норма свидетельствует о том, что для того, чтобы попасть в парламент страны женщине нужно законодательное регулирование. Это печально, и, повторюсь, странно. Но что тут поделаешь, мы живем в странном мире», — заявил newcaucasus.com Васадзе.

Влияние на законотворчество

Ни один из опрошенных экспертов и политиков не может утвердительно ответить на вопрос, имели ли место прецеденты, когда тот или иной закон не был принят из-за малого представительства женщин в парламенте.

Тинатин Хидашели признается, что на ее памяти таких случаев не было.

«Здесь речь идет больше о том, в какой степени государственные ресурсы, само государство, как таковое, доступны как для женщин, так и для мужчин. Мне кажется, что в этом направлении динамика не совсем позитивна», — сказала Хидашели.

«Таких случаев не существует. Здесь нужно делать упор на том, что если мы хотим жить в реально демократическом государстве, то должны соблюдать гендерный баланс. С другой стороны, я думаю, что женщины, равно как и мужчины, если у них есть намерение заявить о себе в политике, должны иметь соответствующую компетенцию в политической деятельности», — говорит Читадзе.

Гендер и проценты

Несмотря на отрицательное отношение к инициативе квотирования, Гела Васадзе отметил, что введение квот не повлияет отрицательно на общий профессионализм парламентариев.

«Если бы это была единственная проблема, которая мешала проявлениям образцов высокого профессионализма среди нашего депутатского корпуса, поверьте, я бы уже стоял на проспекте Руставели в одиночном пикете с плакатом с надписью «Нет квотам для женщин». Но, увы, это не так», — говорит Васадзе.

Так же считает и Ника Читадзе, который отмечает, что  в парламент по партийным спискам попали спортсмены и артисты, оказавшиеся неспособными к законодательному творчеству.

Тина Хидашели считает, что введение квот в некоторой степени будет способствовать ломке атмосферы непотизма, которая сложилась в парламенте.

«Весь грузинский парламент сегодня — это дзмакаци (близкие друзья – авт.) или премьер-министра или бывшего премьер-министра, в этом отношении как раз видна очень «позитивная статистика», — заявила Хидашели.

Осенью прошлого года Комитет по юридическим вопросам парламента поддержал инициативу, разработанную рабочей группой по участию женщие в политике и подписанную 37 тысячами граждан. Согласно проекту, в партийных списках на парламентских выборах каждым вторым кандидатом должен быть кандидат другого пола.

Как заявил спикер парламента Ираклий Кобахидзе, вопрос о квотировани может быть решен весной 2018 года, и квоты для женщин могут составить 25%.

Однако Ника Читадзе считает, что если 25% — нормально, то 50% уже нереальный показатель.

«Нигде в мире такого нет. Самое большое представительство женщин в парламенте — это Шведский рейхстаг, где они составляют 43%», — сказал Читадзе.

В настоящее время в парламенте Грузии из 150 депутатов 23 женщины.

Беслан Кмузов, специально для newcaucasus.com

Комментарии