ВРЕМЯ ВЕДЬМ

312

Ведьмы всегда прилетают неожиданно. Вдруг. Их не ждешь, не зовешь, да и не веришь в них. Но они появляются сверху, сбоку, снизу. Они обволакивают тебя, твой дом, твоих друзей и близких. Их шепот завораживает и манит… Они уводят в сторону, в другой, страшно настоящий мир…

Когда приходит время ведьм – уходит время думать. Приходит время тупо подчиняться. Время ведьм.

На самом деле ты становишься банальной мухой, тараканом. Погрязшим и потухшим в сети. Ты больше не ты. Ты – жертва, ты – тварь, но далеко не божья…

Согласно Священному писанию, священникам особо доверять и не стоит – они ведь люди… А людям свойственно ошибаться и заблуждаться.

Но власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно (цитата лорда Актона). И нашу духовную власть развратило абсолютное доверие.

Две акции в столице Грузии Тбилиси за две недели – студенческая первомайская и парная 17 мая. Парная потому, что в этот день небольшая группа граждан решилась отметить международный день против гомофобии, что автоматом привело к появлению десятков тысяч защитников то ли натуральной любви, то ли поборников морали. Впрочем, последние в качестве наглядных пособий, кроме хоругвей и осуждающих плакатов несли с собой пучки крапивы, камни, яйца, табуретки и прочее оружие пролетариата.

Но вернемся к первомаю. В тот день полиция разогнала левых студентом, обвинив их в агрессии, вполне профессионально разложив по асфальту нескольких активистов, которых затем забрали в участок. Пострадавших не было, задержали около 30 особо то ли непослушных, то ли первых попавшихся под руку.

Парная акция 17 мая. Пострадавших более 30 человек. В том числе полицейских, журналистов и остальных ротозеев и просто прохожих. Задержанных – ноль. Толерантность зашкалила все возможные параметры. Министр МВД бормотал что-то невнятное. Министр юстиции Грузии восторгалась никчемностью полиции. Оппозиция в лице Единого национального движения гневно осуждала проявление нетерпимости со стороны религиозных фанатиков и бессилие органов.

Премьер-министр молчал… До вечера 17 мая. Вечером появилась некая запись на его официальном сайте. Премьер осудил насилие под вечер. На английском, увы.

Да, премьер осудил насилие, проявленное в ходе акции против представителей сексуальных меньшинств. Да, премьер, сказал о том, что свобода собраний имеет фундаментальное значение для развития демократии в Грузии…

Он заявил обо всем этом. Но, повторюсь, на английском. Премьер просто струсил. Это заявление не было сделано для грузинского, немного спятившего общества. Заявление – только для Запада. Чтобы, не дай Бог, те не подумали, что светоч демократии посмел свернуть с пути оного.

Премьер не сделал заявления для национального ТВ, радио, печатных СМИ… Его не хватило… Увы.

«Я испугался. За себя. За нас всех. За Грузию. Вы не представляете, какой вы нам дали плохой пример… — Это мне сказал мой друг из Баку. — Я видел на себе подозрительные взгляды и мне было страшно – для них я был чужим, не своим, почти врагом…»

Мне позвонили из Армении. Спросили, ожидается ли в Грузии очередная революция. На этот раз религиозная. Я, видя попа, крушащего табуреткой лобовое стекло безобидного желтого автобуса, хотел просто кричать букву А… Я не знал, что ответить…

Я ждал костер. Костер святой инквизиции на площади Свободы. Не дождался. Слабы-таки стали сегодняшние поборники чистоты и морали. Опустились до табуреток и крапивы. До штуки опьяневших от ненависти типов против десятка несчастных ЛГБТ-шников. До истеричного мата священника на площади Свободы. До пробитой камнем головы девушки-журналиста. До молчания ягнят-властей…

Хотя… какие-такие борцы с геями-лесбиянками? Это взыграло либидо. Сублимация (защитный механизм в теории Фрейда). Тем более, что щас весна в разгаре. Ты ж меня понимаешь, брат Маугли?

А ЛГБТ? Это так, причина, повод показать свою припрятанную под щетиной плоть, свою сиюминутную власть над толпой, тупую силу неуправляемой толпы, брутальную молитву, молитвенный мат…

17 мая я понял, что существует такой термин — презумпция безнаказанности. Ведь несмотря на пробитые камнями головы полицейских и журналистов, ни одного задержанного не было. А значит, презумпция безнаказанности имеет все шансы дорасти до святого костра инквизиции. Именно того, которого я так и не дождался 17 мая.

Из искры возгорится пламя. Нужно только подождать немного. Завтра табуретка заплачет по религиозным меньшинствам. Послезавтра наступит черед этнических меньшинств. А потом все пойдет по нарастающей – короткие юбки, декольте, музыка, чуждая культура…

«В Германии они пришли за коммунистами, но я не сказал ничего, потому что не был коммунистом. Потом они пришли за евреями, но я промолчал, так как не был евреем. Потом они пришли за членами профсоюза, но я не был членом профсоюза и не сказал ничего. Потом пришли за католиками, но я, будучи протестантом, не сказал ничего. А когда они пришли за мной — за меня уже некому было заступиться». (пастор Мартин Нимёллер)

Промолчим, господа.

Комментарии

ПОДЕЛИТЬСЯ