Грузинский рывок в Китай

731

Грузия — первая в регионе страна, оформившая соглашение о свободной торговле с Китаем.

Парламент Грузии ратифицировал соглашение и после ратификации китайской стороной оно будет задействовано полностью. С 1 января 2018 года соглашение о свободной торговле с Китаем вошло в силу.

Согласно договору, 94% грузинской продукции и услуг будет экспортироваться на китайский рынок без таможенных пошлин, с нулевым тарифом. В основном речь идет об экспорте вина, спиртных и безалкогольных напитков, чая, орехов, меда, овощей и фруктов, а также азотных и минеральных удобрений, пластмассовых изделий и другой продукции.

Решение о начале переговоров о свободной торговле между Грузией и Китаем было принято в сентябре 2015 года на Всемирном экономическом форуме в китайском городе Далянь на встрече премьер-министров двух стран. И уже в декабре того же года во время заседания торгово-экономической комиссии между министерством коммерции Китая и министерством экономики и устойчивого развития Грузии был подписан меморандум о взаимном сотрудничестве, начался процесс подготовки договора. Соглашения о свободной торговле Китай подписал уже с 22 государствами. С 11 из них — в рамках проекта «Один пояс — один путь», в том числе, и с Грузией.

Экспорт и инвестиции

По мнению первого заместителя министра сельского хозяйства и природных ресурсов Грузии Нодара Кереселидзе, «соглашение о свободной торговле с Китаем представляет уникальную возможность для того, чтобы целый ряд продуктов попал на китайский рынок».

«Хотя на данный момент у нас нет достаточных объемов продукции для удовлетворения китайского рынка, но в будущем режим свободной торговли будет стимулировать грузинских производителей увеличивать производство. Мы внедряем требования Евросоюза и приближаемся к системе европейских стандартов по безопасности продуктов, потому, нам будет не сложно входить и на китайский рынок. На данном этапе у нас есть перспективы увеличения поставок вина, его эскпорт в Китай постоянно растет. После отмены таможенного налога, который в целом составлял 40% от стоимости продукции, наше вино станет там более конкурентноспрособным. Хочу отметить, что по вину было принято беспрецендентное решение, так как в случае остальных государств освобождение от налогов происходит поэтапно, к примеру, в 10-летний либо 5-летний период. Есть перспектива роста экспорта минеральных вод и безалкогольных напитков», — рассказал Кереселидзе.

Одно из главных направлений маркетинговой стратегии по продвижению вина Национального агентства вина Грузии — его популяризация на китайском рынке. Так, уже в нескольких китайских городах открыты дома грузинского вина.

Рассказывает глава агентства Георгий Саманишвили: «Китай на втором месте в списке стран по экспорту грузинского вина. Мы маленькая страна, естественно, не можем полностью удовлетворить спрос китайского рынка. Наша цель –  чтобы все потребители, которые разбираются в напитке, знали о грузинском вине. Экспорт этой продукции активизировался в последние 4-5 лет. Первые попытки вывезти вино в Китай были предприняты около 10 лет назад. Но за последний период экспорт растет большими темпами.

Национальное агенство вина активно сотрудничает с китайскими партнерами, главный из которых —  Исследовательский институт напитков, полученных в результате брожения (Пекин). Институт помог в разработке стратегии по дистрибуции вина в Китае, в правильном переводе грузинских наименований на китайский язык. Кроме того, винный магистр в Гонконге помогает продвижению грузинского вина, особенно в южных регионах Китая.

Мы оформили меморандум с импортерами из провинции Сичуань, куда уже около 10 лет осуществляется импорт вина. Первые Дома грузинского вина были открыты в этой провинции на юге центральной части Китая. В ближайшее время планируем открытие Дома грузинского вина в городе Ин на восточном побережье. Магазины-салоны грузинского вина постепенно становятся все более популярными в Китае, на сегодня уже открыто несколько десятков подобных объектов, которые занимаются реализацией и популяризацией напитка, люди могут там ознакомиться не только с грузинским вином, но и с культурой и историей Грузии. Следует отметить, что не Агентство вина открывает эти дома, а местные предприниматели, которые занимаются импортом и реализацией. Представители бизнеса с китайской стороны сами решают, какое вино импортировать и в какой ценовой категории. Национальное агентство помогает им в поиске партнеров.

Мы активно используем для популяризации вина китайские социальные сети. Китайские партнеры помогают нам создавать апликации на китайском языке и страницы, где размещены статьи о грузинском вине и другая информация. Сегодня грузинское вино можно купить и через интернет. Очень востребовано вино «Саперави», которое больше всего нравится китайцам. 90% вина, экспортируемого в Китай — это красные сорта, «Киндзамараули» занимает второе или третье место».

По данным Национального агентства вина, за последний период экспорт вина в Китай вырос фактически вдвое. Рост экспорта в течение 2017 года составил 43% — 7,6 миллионов бутылок. По итогам 2017 года Китай занял третье место после России и Украины. За январь-февраль 2018 года, в Китай вывезено уже 559 168 бутылок.

Есть хорошие примеры и по привлечению китайских инвестиций в Грузию, например, в сельском хозяйстве. Так, в городе Марнеули открылся демонстрационный тепличный комплекс, который помогает грузинским аграриям наладить выращивание овощей в теплицах. При помощи экспертов из юго-восточной китайской провинции Хунань на площади в пять гектаров были построены 6 больших и 27 малых солнечных теплиц. В комплексе грузинские фермеры под руководством китайских экспертов проходят практические курсы. Группа специалистов провела 10 учебных курсов в Грузии и два в Китае, были переподготовлены около 500 грузинских фермеров. В рамках проекта технической помощи правительства Китая в 2015 году было выделено 20 млн. юаней (3 млн. долларов). Подытожив результаты двухлетней работы, грузинские и китайские специалисты пришли к выводу, что эта экспериментальная база продолжит переподготовку специалистов.

По словам главы департамента внешних связей Торгово-промышленной палаты Грузии Георгия Векуа, после ратификации соглашения о свободной торговли с Китаем, экспорт будет расти.

«К нам обращаются грузинские компании, чтобы мы объяснили значение этого соглашения, просят найти партнеров в Китае, так как им самим сложно, есть проблемы с коммуникацией. Мы организовали визит делегаций из Грузии в различные китайские провинции и многие наши производители на месте нашли партнеров. Например, китайские бизнесмены проявили интерес к производству кожи в Кутаиси, их заинтересовала компания по производству мебели.

В сентябре прошлого года в городе Гуанджоу представители ТПП Грузии и Партнерского фонда открыли совместное представительство, которое будет привлекать инвестиции в нашу страну, укреплять торгово-экономические отношения между Китаем и Грузией, продвигать совместные проекты. Уже оформлен меморандум о взаимопонимании с четырьмя палатами различных провинций Китая.

ТПП Грузии подписала соглашение с главным офисом Китайского комитета содействия развитию международной торговли (ССPIT), в которую входят представители торговых кругов страны, промышленники и т.д.», — рассказал Георгий Векуа.

За 25 лет китайские компании активно участвовали в процессе развития и строительства Грузии. Около 30 китайских предприятий, включая компании из списка Fortune 500, такие как China State Grid, Power China, CRCC, Huawei, CEFC, Hualing Group и другие инвестировали в Грузию в таких секторах как: энергетика, связь, финансы, торговля, сельское хозяйство, туризм, лесная промышленность, инфраструктура. Например, Хадори ГЭС, построенная китайской компанией, стала первой электростанцией, построенной иностранным инвестором после обретения Грузией независимости. Китайские компании построили дороги протяженностью в 82,1 км., 40,6 км. железной дороги. Компания Hualing возвела Олимпийскую деревню для спортсменов, специальную экономическую зону Тбилиси, свободную индустриальную зону в Кутаиси и инвестировала в коммерческий банк Basis Bank.

В сентябре прошлого года корпорация CEFC China Energy Company Limited приобрела за 24 589 000 лари у грузинского государства 75% долю Свободной индустриальной зоны Поти и обязалась осуществить инвестиции на сумму в 150 млн. долларов.

Согласно статданным, китайские компании создали около 5 000 рабочих мест в стране. Кроме того, Китай предоставил грант в размере 60 млн. долларов для поддержки социально-экономического развития нашей страны. Объем прямых инвестиций Китая в Грузию за 25 лет составил $600 млн.

Сегодня Китай входит в четверку основных торговых партнеров Грузии, торговый оборот за первый квартал этого года составил 176 млн. долларов.

Прямые инвестиции КНР за 2016 год составили 26,433,300 долларов, большая часть приходится на Тбилиси, затем идут регион Имерети, Рача Лечхуми и Верхняя Сванети – объем инвестиций составляет 10,221,400 долларов, Квемо-Картли — 1,055,000 долларов, Кахети — 494,300 долларов, Шида Картли и Мцхета Мтианети – 505,000 долларов, Аджара – 105,000 долларов. За первое полугодие 2017 года объем инвестиций составил 17,116,900 долларов, из них на Тбилиси приходится 15,229,300 долларов, затем Кахети — 1,023,000 долларов, Квемо-Картли – 797,600 долларов. Согласно предварительным данным Сакстати, объем китайских прямых инвестиций за 2017 год составил 51,9 млн. долларов (2,8% от общего объема инвестиций – сумма, по предварительным данным, составляет 1861,9 млн. долларов).

Профессор Тбилисского госуниверситета им. И. Джавахишвили Иосиф Арчвадзе в своем докладе «Перспективы грузино-китайских экономических отношений», опубликованном на сайте Центра глобальных исследований http://globalresearch.ge, утверждает, что у Грузии с Китаем отрицательный торговый баланс. В целом такая ситуация, по его словам, складывается из-за дисбаланса в экспорте-импорте Грузии (в Грузии на каждый один доллар экспорта приходится три доллара импорта).

«Тем не менее, за последний период мы достигли лучшего уровня — на каждые 100 долларов импорта из Китая приходится экспорт грузинской продукции в Китай в размере 48 долларов. Из-за диспропорции только за период с 2011 по 2017 гг. из Китая в Грузию ввезено товаров на 3.2 млрд. долларов, то есть, больше, чем было вывезено», — подчеркивает Арчвадзе.

Радикально ситуация изменилась в 2016 году, когда уровень экспорта грузинской продукции в Китай догнал импорт, что произошло благодаря форсированию экспорта грузинского вина в Китай. За последний год уровень экспорта в Китай из Грузии увеличился в 8,8 раз, тогда как сбыт продукции в другие страны вырос всего на 29%.

Интерес Китая к Грузии заключается в формирования плацдарма, который будет содействовать участию китайских товаров в производстве грузинской продукции, а также в использовании грузинского транспортного коридора для поставки китайских товаров в страны с высокой покупательной способностью (в первую очередь, в страны Евросоюза).

После запуска соглашения о свободной торговле с Китаем открывается огромной рынок для товаров и услуг с потенциальной клиентской базой около 1,4 млрд. долларов. Однако, насколько сможет экономика Грузии конвертировать этот потенциал в реальные масштабы и насколько большой будет волна китайского импорта на потребительский рынок Грузии, покажет уже ближайшее будущее.

Что касается места Китая в экспорте-импорте Грузии, то в этом контексте очень интересна конкуренция Китая с такими традиционными торговыми партнерами, как Россия и Турция. В условиях фактически неограниченных возможностей экспорта, вполне возможно, что центр тяжести экспортных потоков, с Турции и России переместится на Китай. Это относится как к традиционной экспортной продукции — вину и минеральным водам, так и к химической, металлургической и другой продукции.

Промышленный потенциал Грузии на данный момент не того масштаба, чтобы одновременно удовлетворять растущий спрос китайского и российского рынков.

По сравнению с торговым оборотом, инвестиционная активность Китая в Грузии намного скромнее. Общий объем китайских инвестиций в этом столетии составил 3,1% от общего объема инвестиций (для сравнения, доля торгового оборота Китая составляет 6,6 %, а только в импорте составляет 7,6%).

На сегодняшний день Грузия представляет собой серьезное конкурентное пространство для крупных политических и экономических игроков. Участие Китая в этом процессе будет играть не только важную роль в балансе их интересов, но и в обеспечении устойчивости и безопасности Грузии. Китай — это страна, с которой считаются США и Россия. Следовательно, чем больше будет присутствовать китайский капитал в грузинской экономике, тем более осторожным и комплиментарным будет отношение других крупных игроков к Грузии.

Что касается транспортного коридора на территории Грузии, то государством был представлен план по пространственному обустройству страны. В целом, до 2020 года запланированы строительство и реконструкция автомобильных дорог, предположительная стоимость проектов составит 3.5 млрд. долларов.

Если рассматривать возможность Грузии, как коридора, соединяющего Европу и Центральную Азию, то страна имеет явное преимущество в плане функционирования торговли, транспорта и логистики. Тем менее, использование современного географического положения Грузии значительно ограничено из-за отсутствия надежной дорожной инфраструктуры. Протяженность магистральных дорог значительно отстает от основных дорог Турции — в 3 раза, Греции — в 4 раза, Швейцарии — в 7 раз.

Ситуация улучшится после запуска железной дороги Баку-Тбилиси-Карс. Этот маршрут позволит грузам из Пекина прибыть в Европу за 20 дней, что позволит сэкономить время и деньги. Это сделает более реалистичным и эффективным глобальный проект китайской стороны — «Один пояс – один путь».

По данным Сакстати, Китай входит в тройку основных торговых партнеров Грузии, торговый оборот за 2017 год составил 939 542 миллионов долларов (8,8%). За 2017 год экспорт в Китай составил 207 218,0 долларов, импорт — 732 323,4 долларов.

Как отмечает экономический эксперт Вахтанг Чарая, «важно, что из года в год между Грузией и Китаем растет показатель торгового оборота, как и экспорта из Китая в Грузию».

Грузинский экспорт в Китай в общем объеме экспорта составляет 10%. С 2010 по 2016 год он вырос в пять раз, а импорт увеличился всего лишь вдвое, что является показателем нового этапа в китайско-грузинских отношениях. По словам эксперта, это является интересным предусловием для привлечения в развивающуюся экономику Грузии новых международных компаний.

Чарая подчеркивает, что в среднесрочной перспективе грузино-китайское сотрудничество продолжит расти, а в долгосрочной Китай вполне может стать первым торговым партнером для Грузии.

Вместе с тем в долгосрочной перспективе ожидается не только рост импорта из Китая, но и внушительный рост грузинского экспорта в Китай.

Что касается перспектив участия Грузии в проекте «Один пояс один путь», то тут, по словам Чарая, надо учитывать, что в рамках проекта есть и другие направления.

«Мы (грузинская сторона) очень желаем, чтобы Грузия стала важным транзитным коридором между Китаем и остальным миром, особенно в направлении Китай-Евросоюз. Но, к сожалению, это пока больше просто желание, чем реальность. Грузия на данном этапе не является альтернативой тем десяткам маршрутов, которые регулируют торговлю между Китаем и Евросоюзом. Конечно же, в определенной доле по маршруту Баку-Тбилиси-Карс можно провезти грузы между Европой и Азией, этот проект займет свою нишу в грузоперевозках. Но поскольку в Грузии проходит небольшой отрезок этого пути, то, соответственно, наши доходы будут небольшими», — рассуждает эксперт.

При этом он не исключает, что грузинские порты вообще не будут принимать участия в этом проекте. Тем не менее, есть определенные надежды на строящийся порт в Анаклия. Впрочем, строительством и оперированием порта руководит грузино-американский консорциум, а потому, перспектива его включения в китайскую инициативу пока туманна.

Эксперт обращает внимание на режим свободной торговли между Грузией и Евросоюзом.

«Я уверен, что в краткосрочной и долгосрочной перспективе китайские инвесторы также обязательно используют эту возможность. Грузия уже является первой страной в регионе, с которой Китай подписал соглашение о свободной торговле. И, разумеется, интерес Китая к Грузии не ограничивается только лишь поставкой дополнительных партий товаров в страну», — говорит Чарая.

В условиях проекта «Один пояс – один путь» сотрудничество Грузии и Китая пока довольно ограничено, но тем не менее, эксперт уверен, что существуют широкие возможности для дальнейшего развития экономических отношений между странами, в том числе в сфере туризма.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com

Коллаж newcaucasus.com

Комментарии