Страх Майдана

801

Cитуация с правами человека в Азербайджане в течение года сильно изменилась. Причем, в худшую сторону.

В тюрьме оказались известные правозащитники, еще недавно считавшиеся «неприкасаемыми» — Лейла и Ариф Юнус, Интигам Алиев, Расул Джафаров, известный журналист Хадиджа Исмаил и многие другие. По разным оценкам, в Азербайджане на сегодня насчитывается от восьмидесяти до ста политзаключенных, среди которых также политики и гражданские активисты. Цифры для Азербайджана доселе невиданные. И все это происходит на фоне экономических потерь и падающих цен на нефть. Наверное, потому у многих аналитиков есть основания полагать, что факторы эти взаимосвязаны и могут говорит о начале глубокого политико-экономического кризиса в стране.

Начнем с того, что и ранее Азербайджан не мог похвастать высоким уровнем защиты основных прав и свобод, но повальные репрессии, начавшиеся прошлым летом, оказались беспрецедентными. За этот период уже все международные институты и фонды, финансировавшие проекты сколь-либо связанные со свободами оказались в стране вне закона. Была прекращена деятельность NDI, IREX и других организаций.

Страх Майдана — ответ, который напрашивается сам собой. Действительно, начало крупномасштабных репрессий совпало с украинским кризисом. Власть искренне убеждена, что население никогда не является политическим игроком, и может быть только управляемым другим участниками процесса. И потому руководство Азербайджана повело себя по образу и подобию северного соседа — России. Еще осенью глава администрации президента Азербайджана Рамиз Мехтиев (человек, которого называют в стране «серым кардиналом») сделал несколько грозных заявлений, используя ту же риторику, что и Путин — использовал понятия «внутренний враг», «пятая колонна», заявил, что страна окружена евродемократическими врагами. Летом страна провела собственную Олимпиаду, а азербайджанская пресса все более обрушивается с критикой на Обаму, Меркель и других чиновников Евросоюза. Иными словами, происходит всё то, что знакомо нам по российской пропагандистской риторике.

Однако у Азербайджана нет того «имперского бекграунда», той тяжести истории, да и ресурсов, которые заставляли бы тех, в чьих руках находятся рычаги всей полноты власти, искренне верить в собственную исключительность и особую миссию. Потому, аналитики склоняются все чаще к мнению, что причины таких суровых мер гораздо глубже чем уже упомянутый страх.

Стабильность как скрепа

С 1994 года, после объявления перемирия в Карабахе, «Стабильность» стала основным аргументом, легитимирующим возвращение клана Алиевых к власти. В течение всех девяностых власть подчеркивала, что принесла в Азербайджан благополучие и стабильность. После 2006 года, когда ВВП страны в разы увеличился (на 24%) за счет проекта Баку-Тбилиси-Джейхан, а за ним вырос и уровень жизни, этот аргумент казался достаточно весомым. Настолько весомым, что практически прекратилась политическая жизнь в стране. В этот период относительной сытости, когда оппозиции стало трудно собрать на улицах тысячи недовольных (как она делала еще в 2003 году) и началась первая волна политических репрессий, направленная против свободных СМИ.

«Долгие годы государство провозглашало «Стабильность» в качестве основной идеологии и главным символом этой стабильности был дорогой манат, — говорит член правления политического движения «РеАл» экономист Натик Джафарли. — Центробанк тратил миллиарды на поддержание его курса и теперь, когда манат в один день рухнул, потерялась и вера в эту самую стабильность».

Сегодня государство старается подыскать для населения новые «идеалы». В начале года много говорилось о переключении с нефтяной экономики на газовую, затем и до сих пор говорят (пока только говорят) о свободном бизнесе. Но воз и ныне там, а экономика тем временем продолжает стагнировать, резервы сокращаются, растет безработица.

«Государство сегодня встало перед непростой дилеммой, — говорит Хикмет Гаджизаде, глава центра политических и экономических исследований FAR CENTER. — Если развивать бизнес, то необходимы честные суды, отсутствие коррупции и чиновничьих монополий».

В этом случае, считает эксперт, существующие кланы рискуют потерять власть, так как бизнес получит возможность влиять на политические решения и может стать реальным игроком в этой сфере. «С другой стороны, если оставить всё как есть, то экономический кризис будет только усиливаться и всё окончится тем же», — говорит Гаджизаде.

Под ковром

Усиление кризиса вкупе с недавним украинским опытом заставляет власти нервничать и консолидироваться. Усиливается также подозрительность по отношению к любому самому малому инакомыслию.

В прошлом году был уволен один из немногих действительно влиятельных людей в Азербайджане, кому при этом меньше 50 лет — заведующий отделом политического анализа и информационного обеспечения Администрации президента Эльнур Асланов, которого уличили в связи с международной исламской организацией так называемых нурсистов (либеральных мусульман). По этой же причине были закрыты прошлым летом все школы в Баку, финансируемые турецкими общественными организациями.

Высокий уровень подозрительности властей уже дошел до некоторого абсурда этим летом. В стране запрещено критиковать президента, это негласное правило соблюдалось всеми без исключения чиновниками. Но до недавнего времени сами чиновники могли обвинять друг друга в различных бедах страны (впрочем, не называя имен). Это правило перестало действовать в начале лета, когда азербайджанский дипломат Ариф Мамедов лишился работы, обвинив чиновников в том, что по их вине случилась трагедия, из-за которой в пожаре погибло 15 человек. Причем свою гражданскую позицию проявил он не в интервью, а лишь на собственной странице в Фейсбуке.

Абсурд продолжился, когда четверо работников МИДа лишились должности за один только «лайк» озвученной им позиции. А Хикмет Гаджиев, пресс-секретарь МИД смог сохранить за собой должность лишь написав малоубедительное открытое письмо, в котором сообщил что его «лайк» был неверно понят, и что за Мамедовым стоят некие иностранные силы.

Таким образом, власть дала понять всем, что в сегодняшние трудные для нее времена необходима абсолютная лояльность всех кто имеет к ней отношение. Это, скорее всего, касается и олигархов, арестованных в мае этого года. В условиях отсутствия свободной информации, можно только предполагать, что именно в их деятельности насторожило власти. Но не исключено, что аресты (каких не было ранее никогда в современной истории Азербайджана) также связаны с проверкой на лояльность.

Еще оставшиеся в стране аналитики говорят о том, что в период все более нарастающего кризиса, власть не оставила себе пути для маневров, что дальнейшее завинчивание гаек может привести к краху, а механизмов для либерализации, в условиях когда коррупция является одним из фундаментальных методов менеджмента, власть просто не имеет. И пока она выбирает лишь один единственно возможный путь, впрочем верный лишь в короткой перспективе — с одной стороны, продолжает давить малейшее инакомыслие, с другой — обещает либеральные реформы.

Анар Амиров, специально для newcaucasus.com

Коллаж newcaucasus.com

Комментарии

ПОДЕЛИТЬСЯ