Мате Дьердь Вигоцки: Россия активно препятствует интеграции Грузии в ЕС

1030

Грузия и ЕС, ситуация на Южном Кавказе, влияние Кремля на этот регион и война России против Украины – эти и другие темы NewCaucasus.com обсудил с политологом, исследователем постсоветского пространства Матэ Дьердь Вигоцки (Венгрия).

– Грузия стала кандидатом на вступление в ЕС. Как это может повлиять на общую ситуацию в странах Южного Кавказа? Может ли это стимулировать Армению и Азербайджан к сближению с ЕС?
– Я сомневаюсь, что их интеграция в ЕС будет успешной. Напротив, ЕС может быть вытеснен с Южного Кавказа. Тогда как влияние Турции, России и Ирана останется там сильным. Как доказывает успех Азербайджана (установление полного контроля над Карабахом), демократические традиции и демократические методы переговоров, по-видимому, не имеют там будущего. Потому, я считаю, что Баку, вероятно, будет стремиться к независимому статусу вне блоков. Что касается Армении, то она вряд ли сможет освободиться от российского влияния без смены руководства в Кремле.

– Насколько реально противодействие РФ процессу вступления Грузии в ЕС? Какие существуют риски и угрозы?
– Кремль считает, что ЕС — это актор вне региона. И потому Россия заявляет, что ЕС не играет здесь большой роли. Россия тормозит процесс, активно препятствует интеграции Грузии с ЕС (она может использовать такие рычаги, как Абхазия и Южная Осетия). И я задаюсь вопросом, а могут ли, например, Баку и Анкара оказать поддержку Тбилиси против России? Но даже Азербайджан, по-видимому, заинтересован в ограничении влияния ЕС.

– Как вы считаете, ослаблено ли влияние РФ на страны Южного Кавказа из-за войны в Украине?
– Влияние действительно значительно ослаблено. Но все еще не исключено полностью. Грузия граничит с Россией, и Москва пока еще может «защищать» свою партнеров (Абхазию и Южную Осетию), в отличии от Нагорного Карабаха. Тогда как ОДКБ, я думаю, не способна выполнять свою роль. И, соответственно, Москва пытается всячески скрыть этот факт. Ведь если бы ей пришлось признать, что ОДКБ действительно бесполезна, или что Россия, например, не может защитить Армению, то это бы вызвало серьезные политические последствия в самой России. Вот почему Кремль делает все возможное, чтобы избежать этого разоблачения.

– После российского вторжения в Украину выросло число релокантов из РФ в Грузию и Армению. С этим связывают рост экономики этих стран. Можно ли назвать это позитивным явлением?
– При правильной интеграции прибытие этих людей может оказать положительное влияние на развитие экономики. Но большой вопрос заключается в следующем: сколько из них планируют вернуться домой в постпутинскую эпоху, и сколько уже уехали (из Грузии).

– Грузинские власти отказываются от присоединения к антироссийским санкциям, дали согласие на возобновление прямого авиасообщения с РФ, называя эту политику «прагматизмом». Насколько это, по-вашему, соответствует заявленной официальным Тбилиси политике интеграции в ЕС? Не видит ли ЕС в этом угрозу?
– Многие люди стремятся извлечь выгоду из санкций. Это типичная дилемма для заложников этой ситуации. В долгосрочной перспективе это угрожает безопасности ЕС и политике ЕС. Но это не угрожает интеграции Грузии в ЕС, потому что многие в Европе думают сейчас таким же образом.

– Премьер-министр Армении Пашинян заявляет о намерении сблизиться с ЕС. Насколько это вероятно, учитывая, что Армения – член ОДКБ и Таможенного союза, а на территории этой страны стоят российские базы?
– Есть множество способов для сотрудничества: финансовая поддержка, визовый режим, гранты и так далее. Но Москва не отпустит Ереван, пока в России сохраняется действующий политический режим. Если Россия не сможет удержать Армению традиционными методами (экономическими, военными), то она попытается сделать это нетрадиционными методами, которые могут включать гибридные средства воздействия.

– Какими вам видятся итоги войны в Украине? Есть ли у вас собственные прогнозы?
– Конфликт, возможно, будет заморожен вдоль нынешней линии фронта. Я не предвижу, что украинское общество официально откажется от какой-либо своей территории. Тогда как уступки со стороны России мне кажутся более вероятным сценарием, особенно если там сменится режим и новые власти захотят возобновить отношения с Западом. Российская политическая элита уже 200 лет проводит одну и ту же политику: частично или полностью отрекается от действий предыдущего руководства и начинают инициировать что-то совершенно новое. Исходя из этого, я вижу шанс на урегулирование конфликта с российской стороны в будущем.
Обе стороны, Киев и Москва, вероятно, продержатся еще 1-2 года, но в конечном итоге будут вынуждены заморозить боевые действия. Но ключевую роль в развитии ситуации будет играть поддержка Украины Западом.

– Если победит Россия, то какое влияние это окажет на страны постсоветского пространства? И если победит Украина, то чего стоит нам ожидать в таком случае?
– Я не ожидаю убедительной победы, которая еще больше бы изменила ситуацию в регионе. Россия будет отброшена назад, и частично попадет под влияние незападных стран. Тем не менее, Россия еще будет оставаться продолжительное время доминирующей в экономическом и военном плане страной в регионе. И при этом не следует забывать о ее противостоянии Китаю в Центральной Азии. Как бы то ни было, потенциал России, возможно, улетучивается, но ее желание сохранить влияние остается. Потому, Москва продолжит действовать нетрадиционными средствами.
Победа Украины, на мой взгляд, спровоцирует в России внутриполитический кризис с непредсказуемыми последствиями. Именно потому Кремль ни при каких обстоятельствах не хочет оказаться в ситуации, когда ему придется столкнуться с таким сценарием. Очевидно, это еще больше ослабит российское влияние на постсоветстком пространстве.

Звиад Мчедлишвили, специально для NewCaucasus.com