Авраам Шмулевич: Черкесы – маркер превращения России в СССР

5121

Избавиться от положения народа –бомжа черкесы могут только обретя свое политическое представительство, считает политолог, президент «Института Восточного Партнерства» Авраам Шмулевич. В эксклюзивном интервью newcaucasus.com политолог подводит итог — есть ли у черкесов сегодня потенциал для обретения своего политического представительства, и возможно ли это сделать в существующих международных условиях.

— Что сегодня происходит в черкесском движении на Северном Кавказе и в диаспоре? Некоторые российские эксперты четыре года назад говорили о том, что черкесский вопрос искусственно раздут перед олимпиадой в Сочи…

— Вопреки версии проправительственных экспертов, черкесский вопрос жив. И появился он отнюдь не перед олимпиадой. Хочу напомнить, что Международная Черкесская Ассоциация (МЧА), например, играла большую роль на Кавказе еще в начале 1990-х. Даже история вопроса о признании геноцида черкесов указывает на то, что активность черкесов началась задолго до 2014 года. Первым геноцид признал парламент Кабардино-Балкарии в 1992 году, а 29 апреля 1996 года Государственный совет — Хасэ Республики Адыгея принял специальное постановление (№ 64-1), в котором обращался с просьбой к Государственной Думе Российской Федерации об официальном признании геноцида, совершенного царской Россией в XIX веке. В 1997 года голландская организация «The General Assembly of the Unrepresented Nations and Peoples Organization» приняла специальную резолюцию «О положении черкесского народа» и также обратилась к Российской Федерации и международной общественности с призывом признать геноцид черкесского народа и с просьбой присвоить черкесскому народу статус беженца.

Но первой страной, официально признавшей геноцид черкесов, стала Грузия. Грузинский парламент 20 мая 2011 единогласно на специальном заседании принял резолюцию о признании геноцида черкесского народа Российской империей. Это признание вызвало огромный резонанс в мире. 16 февраля 2012 года в Тбилиси был открыт Черкесский культурный центр, который ныне является одним из ведущих научно-исследовательских центров по черкесоведению в мире.

Уже после олимпиады в Сочи вопрос признания геноцида было поднят Верховной Радой Украины. Проект резолюции внес лидер Радикальной Партии Олег Ляшко, но до голосования дело не дошло, поскольку как раз перед этим 17 июля 2014 года в небе над Донбассом был сбит Боинг рейса MH17.

В феврале 2015 года депутат от той же партии Дмитрий Линько внес законопроект «Об инициировании рассмотрения вопроса о признании геноцида черкесского (адыгского) народа во время русско-кавказской войны». Но (в конце января – начале февраля 2015) обострилась ситуация на Донбассе, начались тяжёлые бои в районе Дебальцево, которые закончились 12 февраля подписанием Минских соглашений, известных как «Минск-2». По сути, решалась судьба Украины. В такой обстановке ставить вопрос на голосование было нельзя — если бы большинство депутатов его не поддержало, это стало бы мощным ударом по нам.

— А что принес этот год?

— Следует отметить слаженность черкесов по вопросу Руслана Гвашева, который объявил голодовку в сентябре, оспаривая решение Лазаревского районного и Краснодарского краевого судов об административной ответственности за традиционные адыгские моленья в священной роще. Продолжается деятельность черкесов по репатриации членов диаспоры из Сирии. Даже то внимание и влияние, которое оказали черкесы по всему миру на выборы главы KAFFED — самой многочисленной черкесской организации в Турции , свидетельствует о том, что черкесский вопрос далеко не канул в Лету. Стоит отметить и научную конференцию в Мальмё (Швеция) «Черкесы в 21 веке: идентификация и выживание», которая прошла в конце ноября этого года. После конференции 2010 года в Тбилиси, проведенной Фондом Джеймстауна, это первый научный форум, где досконально и масштабно рассматривался черкесский вопрос.

Центр Кавказских и Русских Исследований Университета Мальмё возглавляют профессора Бо Петерсон и Карина Вамлинг. Интересно, что если везде в мире изучение Кавказа пристегнуто к России, то тут сначала возник центр Кавказа, а уже затем как его часть центр русских исследований.

Это была первая конференция, посвященная черкесскому вопросу на Западе после Сочи-2014. Многие официальные российские деятели говорили, что после Сочинской олимпиады черкесы исчезнут с мировой карты, поскольку станут уже не актуальны. Я разговаривал с российскими экспертами и людьми, причастными к политике – по их словам, черкесская тема уйдет с повестки, так как она интересна только для того, чтобы вредить России перед олимпиадой. А после этого, как говорили мои собеседники, с черкесами можно будет делать все что угодно…

Но есть коренное отличие от конференции, проведенной Фондом Джеймстауна: на ней рассматривался лишь черкесский вопрос. Если во время конференции в Тбилиси черкесы шли в общей связки с репрессированными народами Кавказа, то сейчас внимание было сосредоточено именно на черкесах. Это обособление, по-моему, очень важный показатель.

В конференции Мальмё, кроме шведских исследователей, участвовали ученые из Дании, Норвегии, Турции, Чехии, Нидерландов, Германии, США, Великобритании, Ирана, Грузии, Иордании, Польши, Израиля, ОАЭ, Италии. То есть, фактически по всему миру изучают черкесов, их культуру, историю и нынешнее положение.

Характерно, что никто не приехал из России. Многие в личном разговоре со мной признались, что попросту опасаются этой поездки, поскольку в России они могли подвергнуться преследованиям.

— Неужели так серьезно российские власти относятся к докладам о языке и истории черкесов?

Критической точкой в противостоянии с остальным академическим миром стал вопрос признания/непризнания геноцида черкесов. Это один из показателей того, что Россия возвращается во времена Советского Союза. Во времена СССР существовала «советская наука» и «капиталистическая». Сейчас это возвращается, что отчетливо видно в отношении к черкесской теме. Ученые во всем мире не сомневаются в том, что произошло насильственное изгнание черкесов с их Родины, и что это был именно геноцид, а российские исследователи это отвергают. То же самое касается даже идентификации: что черкесы являются единым народом ясно всем, а в России это отвергают. Там считается, причем и на официальном уровне, что адыги — это несколько самостоятельных этносов. Идет попытка их дробления. И что российские ученые не были представлены на этой конференции — очень показательно.

То есть, черкесская тема – один из маркеров того, что Россия вновь превращается в Советский Союз.

— О чем шла речь на конференции?

Были представлены все направления гуманитарных исследований – исторические, гендер, социология, СМИ. Как заметил профессор из Калифорнии Уолтер Ричмонд (автор двух книг: «The Northwest Caucasus: Past, present, future» и «The Circassian Genocide»), черкесоведение превращается в полноценную отрасль гуманитарной науки. То есть, сегодняшняя наука вновь обратилась к феномену черкесской цивилизации.

Для меня, например, было новостью узнать, что существует община черкесов в Иране, о чем рассказал исследователь Хамед Каземзаде. Черкесская община в Иране существует с 17 века после иранского вторжения на Северный Кавказ, когда большое количество черкесов попали в плен и с тех пор живут там. То есть, это мусульмане-шииты, говорят по-ирански, но остаются черкесами: сохраняют культуру и самосознание, порой даже и язык. Это, кстати, подчеркивает, насколько черкесы являются устойчивым народом, насколько велика в них способность к выживанию в различных кризисных ситуациях.

Это важно, когда мы думаем и о сегодняшнем положении на Кавказе, когда все кавказские народы после завоевания Россией переживают не самый лучший период своей истории. У черкесов есть все шансы, чтобы пережить этот непростой период своей истории и вновь в качестве самостоятельного народа занять подобающее место в мире.

Я поставил в своем выступлении вопрос о политическом представительстве черкесов. В современном мире для выживания народа необходимо свое государство. Для противостояния тем вызовам, которые предъявляет время, народу необходимо свое политическое представительство. Народ, у которого такового нет, является народом-бомжом.

— То есть, непременно нужно «выделиться» в свое государство

Не только. Есть разные способы представительства. В российских условиях в этом должна быть заинтересована сама Россия, так как она юридически является федеративным государством. Конечно, мы практически каждый день читаем новости, что власти ведут страну к де-факто унитарному государству, но согласно закону Россия – это именно федерация. Если принципы федеративного устройства РФ будут окончательно попраны, эта страна прекратит свое существование, я в этом глубоко убеждён. Поэтому сохранение автономии народов, защита их прав, в первую очередь, в интересах Кремля. Если в рамках этой федерации черкесский вопрос будет решен положительно, то это будет полезно всем. В отсутствие государственности выживание черкесского народа в современном мире невозможно.

На конференции много внимания отводилось языковым проблемам, в частности, проблеме общего алфавита. На сегодня черкесы используют три алфавита: латиницу, кириллицу и арабский алфавит. На тему языка выступал профессор, руководитель Центра Черкесской Культуры в Грузии Мераб Чухуа, исследователи из Турции, из ОАЭ.

— В черкесском обществе постоянно будируется вопрос о том, что есть несколько языков «адыгской группы». Якобы, это даже не диалекты, а именно разные языки, которые не могут создать одну литературу и т.д…

Вопрос, конечно, надуман! Литературный язык любого народа, официальный язык любого государства всегда создается на основе диалектов. Ученые дорабатывают язык, приводят его к единым нормам, происходит внедрение кодифицированного языка через государственные институты, систему образования, официальное делопроизводство, армию, и т.п.

Такая же проблема есть и у других народов с развитой диаспорой, например, у армян: в самой Армении сложился литературный язык, но диаспора использует и свои диалекты.

— Каковы итоги конференции, и каковы дальнейшие планы ее организаторов?

Надо ожидать нового всплеска интереса к черкесской теме. Конференция показала, что черкесы являются важным фактором на Кавказе и на Ближнем Востоке в целом, и кто хочет взаимодействовать с этими регионами, не может не учитывать черкесский фактор. Это главный вывод, который был сделан.

По данным редактора журнала Journal of Caucasian Studies Зейнала Бесленея количество тех, кто считает себя черкесами в Турции, насчитывает 2-2,5 миллионов человек. То есть, не только те кто является черкесом по происхождении, а черкесоориентированные.

Интересным был доклад, в котором освещались неизвестные факты истории спасения черкесов Ливана — черкесская община Турции послала в Бейрут несколько самолетов, которые вывезли оттуда черкесских беженцев. Я этого не знал. Еще один пример того, как черкесы могут самоорганизоваываться. Видимо, Россия, в которой частная инициатива нежелательна и наказуема, боится этой способности черкесов, боится появления новых активных граждан, и поэтому так противится прибытию черкесских беженцев и вообще репатриации черкесов.

Но черкесы активный и современный народ, который в состоянии пользоваться всеми достижениями современного мира, у которого высокий уровень образования и культуры в диаспоре, он проявляет большую политическую активность. Он не склонен к терроризму или экстремизму, а решает свои проблемы цивилизованными и, потому, особо эффективными методами. Черкесский народ уже заявил о себе и в дальнейшем еще более проявит себя. Черкесские интересы, черкесское влияние необходимо учитывать. А Россия стремится к исчезновению черкесского фактора — чтобы черкесы превратились в какой-то реликт или исчезли. Этого не произошло в прошлом после страшной войны, трагедии геноцида и депортации, которую пережили черкесы, тем более не произойдёт и сейчас.

Беслан Кмузов, специально для newcaucasus.com

Фото из архива А.Шмулевича

Комментарии