Омбудсмен Грузии: в тюрьмы вернулись «смотрящие»

663

Мой долг защищать людей от них, а не их защищать, — так ответила народный защитник Грузии Нино Ломджария на сделанное главой Минюста Теей Цулукиани заявление о том, что она не является ни её омбудсменом, ни Бидзины Иванишвили.

«Функция омбудсмена заключается в защите людей от влиятельных и высокопоставленных лиц, в том числе, и от министра юстиции. Соответственно, мой долг защищать людей от них, а не их защищать. Поэтому я не понимаю, конкретно, что тут подразумевается. Если в отношении них будут нарушены права человека, разумеется, народный защитник защитит права всех. Я не услышала конкретных примеров того, о чем говорит министр юстиции», — цитирует Нино Ломджария агентство Интерпрессньюс.

«Вы не являетесь омбудсменом Бидзины Иванишвили (экс-премьер-министр, олигарх), когда ругают и наносят оскорбления ему и его семье. Я не помню защиту с вашей стороны и не нуждаюсь в ней, вы не являетесь моим омбудсменом», — с такими словами 21 января обратилась министр юстиции Тея Цулукиани к Нино Ломджария на заседании комитета по защите прав человека парламента Грузии.

Как передает Новости-Грузия, Ломджария представила 21 января в парламенте результаты проверки в четырех самых крупных тюрьмах, где говорится о наличии криминальной субкультуры в управлении пенитенциарными учреждениями.

Ломджария обнародовала итоги проверки, проведенной сотрудниками ее аппарата в 2019 году на заседании парламентского комитета по правам человека и гражданской интеграции. Представленные в отчете данные разозлили министра юстиции Тею Цулукиани, которая выступила с ответными обвинениями и даже попросила сотрудников аппарата омбудсмена не носить рваные джинсы.

Впервые о том, что в тюрьмах зафиксированы случаи неформального управления заключенными членами криминального мира, т. н. «смотрящими», омбудсмен заявила 11 декабря на пресс-конференции, посвященной Международному дню защиты прав человека.

Сотрудники аппарата Народного защитники имеют право входить в тюрьмы в любое время и общаться с заключенными. Омбудсмен составляет отчет, исходя из опросов и обращений заключенных, отбывающих наказание или ожидающих судебного приговора.

В отчете омбудсмена указано на несколько главных проблем в грузинских тюрьмах – это криминальные авторитеты, которые следят за порядком в тюрьмах, сотрудничая при этом с администрацией. и жестокое обращение.

«Группа нашего мониторинга подтвердила наличие так называемых «смотрящих», как в наполовину закрытых, так и в закрытых учреждениях. Эти люди свободно передвигаются по тюрьмам даже закрытого режима, входят в камеры, собирают «общак», решают проблемы администрации, говорят заключенным, чтобы те не писали жалобы. В тюрьмах имеет место принуждение, отчуждение и притеснение заключенных, чтобы они принимали участие в сборе «общака» — сказала Народный защитник.

Еще одной проблемой Ломджария назвала жестокое отношение с заключенными, в частности, пребывание в одиночных камерах, так называемых «комнатах для деэскалации».

«Во время визитов выяснилось, что в комнаты деэскалации заключенных чаще всего переводят на максимальный срок – 72 часа и заключенный может оказаться в этой комнате повторно через сутки. Кроме того, мы столкнулись со случаями, когда заключенные находились в комнате деэскалации 5 суток (34 случая), 10 суток (14 случаев), 15 суток (6 случаев) или 20 суток (4 случая), тогда как максимальный срок по закону – 72 часа» — сказала Ломджария.

Отчет омбудсмена вызвал негодование у министра юстиции Грузии Теи Цулукиани. Министр назвала представленные данные «односторонней» позицией, а также пожаловалась на то, что омбудсмен «не защищает» ее и лидера правящей партии «Грузинская мечта» Бидзину Иванишвили.

В тоже время Цулукиани отметила, что, если Ломджария видит признаки преступления, она должна обращаться в прокуратуру, особенно если речь идет о «смотрящих».

«Я не должна вместо вас обращаться в прокуратуру после получения вашего отчета. Я отправила ваш отчет в прокуратуру и потребовала начать расследование, потому что вы говорите о преступлении, которое происходило или происходит в этих учреждениях, и не хотите называть фамилии» — сказала Цулукиани.

Цулукиани призвала Ломджария дать прокуратуре показания.

«Если вам пригласят в прокуратуру, я надеюсь, что вы почувствуете себя обязанной назвать имена и фамилии «смотрящих», так как вы описываете «разборки» поверхностно. Если даже вы там не присуствовали, а вам кто-то предоставил информацию, вы не имеете права скрывать преступления, поэтому, я надеюсь, что вы и ваши сотрудники будете сотрудничать со следствием», — сказала Цулукиани.

Министр считает, что если у Ломджария были такие данные, она давно должна была рассказать в парламенте о существовании проблемы криминальной субкультуры.

Цулукиани продемонстрировала запись с видеокамер, на которой представитель аппарата Народного защитника пьет кофе с заключенным, назвав это «неприемлемым».

«Больше не присылайте нам таких сотрудников в рваных джинсах. Когда вы делаете нам замечание, что в тюрьме на сотрудниках не было формы и их нельзя было отличить от заключенных, мне трудно отличить на видео, кто является вашим сотрудником, а кто — заключенным», — отметила Цулукиани.

В свою очередь, Ломджария заявила, что не заметила в представленном видео ничего незаконного, однако у нее возникли вопросы о том, насколько законным было записывать такое видео и хранить его.

«Бывают ситуации, когда во время отношений с заключенным может возникнуть необходимость действий, которые помогают вызвать у него доверие. Наши представители выбирают такой подход исходя из индивидуальных потребностей. Я в этом видео не вижу ничего незаконного.

Напротив, я считают, что есть серьезные вопросы в связи с законностью получения и хранения этого видео. Почему его сохранили и заархивировали минимум на шесть месяцев. Народный защитник обязательно начнет это изучать, и мы также изучим, насколько часто осуществлялась незаконная слежка за представителями омбудсмена», – заявила Ломджария.

Комментарии