Ахмед Умаров: «В Имарате Кавказ идет процесс реорганизации»  

10635
Ахмед Умаров

Еще три-четыре года назад словосочетание «Имарат Кавказ» практически ежедневно упоминалось в СМИ. Отношение к нему всегда было и остается противоречивым: в ряде стран Имарат признан террористической организацией, а для кого-то это в первую очередь движение сопротивления на Кавказе. Сегодня же этот проект часто называют «мертвым» и бесперспективным. Но стоит ли ставить точку в его истории? Что происходит внутри структуры ИК сегодня? И живы ли его идея и цели? Об этом и другом в эксклюзивном интервью Newcaucasus рассказывает один из лидеров Имарата Кавказ (амир маджлис шуры Вилаята Нохчийчоь), родной брат Докки Умарова Ахмед Умаров (Абу Хамза).

— Довольно продолжительное время об Имарате Кавказ практически ничего не слышно. Этот проект почти не упоминается в СМИ. Что с ним случилось? Продолжает ли «Имарат», как организация, функционировать?

— Действительно, в СМИ в последнее время Имарат Кавказ почти не упоминают. Этому есть как объективные причины, которые на виду, так и субъективные, которые известны немногим.

Во-первых, мы не очень разочарованы по поводу того, что об Имарате Кавказ не пишут, как и по поводу того, что наши враги не делают рекламу, списывая свои грязные дела на Имарат. Во-вторых, Имарат Кавказ не организация, а государственное образование, и одновременно военно-политический Союз мусульман Кавказа, Идель Урала и Поволжья. И хотя активные боевые действия сегодня не ведутся, борьба вовсе не прекращена.

— С чем связано такое затишье вокруг Имарата?

— Главное, конечно, это то, что военное крыло Имарата Кавказ в своём большинстве дало присягу Исламскому государству. К большому сожалению, громкие лозунги и пропаганда сыграли в этом свою роль. Непонимание реальной ситуации в Сирии и Ираке, незнание истории этих исламских регионов, отсутствие всей полноты информации о происходящем там (а зачастую даже нежелание об этом знать), высокомерное игнорирование многочисленных предупреждений, разъяснений и призывов со стороны авторитетных алимов (исламских ученых – прим. ред.) привело к тому, что большинство джамаатов, за исключением некоторых, объявили о подчинении ИГ. Просчеты и недостатки, которые присутствуют в Имарате Кавказ, тоже сыграли свою роль. В данное время в Имарате Кавказ идёт процесс реорганизации на основе правильного понимания ислама и сложившейся геополитической ситуации в мире.

— Есть ли сегодня у Имарата признанный лидер? Кто он? Вообще, существует ли по-прежнему должность амира?

— Должность амира ИК существует, и она вакантна на данный момент. Недостатка в отсутствии достойного лидера у нас нет, однако объективно учитывая нынешнее положение дел и необходимость реорганизации системы Имарата Кавказ по устранению допущенных просчётов и ошибок, этот вопрос пока остается открытым. Нам представляется, что в сложившейся ситуации более целесообразно действовать и работать индивидуально по вилаятам (территориальные деления – прим. ред.), закрепляя между нами принципы шариата и единобожия.

— Насколько популярна идея Имарата на Кавказе? Есть ли у нее сегодня сторонники, готовые взять в руки оружие и пойти вновь воевать?

— Идея Имарата Кавказ (по сути, исламского общества, защищенного шариатом) востребована на Кавказе и популярна, в первую очередь среди «муъминов» (искренне уверовавший – прим. ред.) – единобожников, которые стремятся к правильному пониманию религии Всевышнего Творца и стараются жить по законам Аллаха. Есть и те, которые готовы взять в руки оружие. Более того, многие уже с оружием в руках вышли на джихад в разных регионах мира. Они в любой момент готовы вернуться на Кавказ.

— Может ли идею Имарата Кавказ заменить какая-нибудь другая идея, которая также подразумевает «отрыв» от России и создание независимого образования на Северном Кавказе? Насколько вообще сегодня сильны такие настроения в республиках Северного Кавказа? Может ли там образоваться очаг нового сопротивления в виде нового конкретного проекта?

— Если за основу брать весь регион Северного Кавказа, то эффективной альтернативы Имарату Кавказ нет. И дело не в названии, а в сути вопроса, подтвержденного историческим опытом народов Кавказа. В своей основе Имарат Кавказ отвечает требованиям, как религиозно- идеологическим, так и национальным.

Новый очаг сопротивления, под новым проектом в отдельно взятом регионе Кавказа вполне возможен. Но он, даже если достигнет каких-то успехов, будет краткосрочным. Мелкие национальные квартиры по границам, перекроенным Кремлем, так, чтобы народы Кавказа всегда враждовали друг с другом, не будут жизнеспособны. Кроме того, им уготована судьба марионеточных квазиобразований.

— В чем, по-вашему, заключались ошибки, минусы проекта Имарат Кавказ, и в чем вы видите его преимущества?

— Построение Имарата Кавказ, как единого государства на Северном Кавказе (опять же повторюсь, дело не в названии, а в сути), на основе чистого Единобожия, необходимое и благое дело, альтернативы ему я не вижу. Это подтверждает исторический опыт мусульман Кавказа.

Многие просчеты Имарата Кавказ были связаны с незнанием в полной мере законов ислама. Кроме того, зачастую национальные амбиции превалировали над шариатом Аллаха. Слепо доверяли каждому, кто проявлял активность в военный период. Нельзя было допускать сомнительных людей к руководству, как на местах, так и вне Кавказа.

Ведя активно войну с внешним врагом, мы оставляли внутренних врагов, которые продались врагу и пошли к нему в услужение. Они были подготовлены и внедрены российскими спецслужбами и целенаправленно работали внутри народов Кавказа, разделяя и внося разлад среди населения.

Преимущество Имарата Кавказ в его объединительной идее для всех мусульман Кавказа. Вместо бесперспективных попыток выжить в одиночку на правах марионеток с насаждением режимов, разлагающих кавказские народы, Имарат Кавказ предлагает свободу на основе божественной справедливости, где и правитель и рядовой имеют равные права перед Шариатом. Что касается немусульманских народов, то они подпадают под защиту и покровительство Шариата.

— Существует мнение, что проект Имарата был загублен проектом Исламское государство. Мол, идея создания глобального халифата заинтересовала людей, воевавших на Северном Кавказе, больше, чем идея построения регионального Имарата. Согласны ли вы с таким мнением? Как вы считаете, почему многие сторонники Имарата присягнули Исламскому государству, а некоторые даже уехали воевать в Сирию и Ирак?

— Я не согласен со словом «загублен», но то, что военное крыло Имарата Кавказ ослаблено Исламским государством, то, да, это правда. Действительно, ожидаемая мусульманами в течение многих десятилетий идея создания всемирного Халифата увлекла молодёжь и муджахидов Кавказа. Оставив пожар в собственном доме, они решили отправиться тушить огонь в Ираке и в Сирии. Выезд молодёжи и муджахидов с территории Имарата Кавказ для участия в джихаде на территории Сирии и Ирака подогревались и спецслужбами России. Это факт. Делалось это для ослабления джихада на Кавказе против агрессии России, которая на протяжении веков уничтожает кавказцев, заселяя эти территории своими рабами.

— Как вы сами относитесь к идее построения Исламского государства в том виде, в котором она сегодня воплощена в Сирии и Ираке?

— Я приветствую построение Исламского государства на основе правильного его понимания, которое объединяло бы единобожников в истине, а не разъединяло бы. Я не сторонник этой идеи в том ее виде, в котором она была реализована в Ираке и Сирии. Более того, считаю выезд муджахидов и молодых людей с территории Имарата Кавказ с целью участия в войне в Сирии и Ираке, при этом оставляя в своем доме хозяйничать врагов, большой ошибкой. Этот проект, чей бы он ни был, расколол мусульман и муджахидов по всему миру, и объединил всех врагов ислама, которые до того были разделены.

Насильственная, односторонняя узурпация идеи одной группой и вынесение такфира (обвинение в неверии – прим. ред.) всем тем, кто не согласен с этим, не является манхаджем (образ жизни мусульманина – прим. ред.) наших праведных предков. Об этом говорят ученые. Хотя, сторонники ИГ утверждают о правомочности силового захвата власти, за которым все несогласные с ними объявляются муртадами (вероотступник – прим. ред.).

Я считаю, что создание сильного регионального исламского государства на Кавказе, или в других районах исламского мира, на основе Единобожия не только не противоречит идее восстановления Халифата, а наоборот – является очень важным этапом на пути действительного возрождения Халифата.

— Зачастую можно услышать мнение, что Имарат – проект Москвы. В пользу этой версии приводят много доводов, мол, Кремль пытается таким образом создать на Северном Кавказе подконтрольное ему сопротивление, усилить тем самым свое силовое присутствие, придать региону имидж «взрывоопасного» и «нестабильного», этакого террористического центра, с которым нельзя договориться. Что вы можете сказать по этому поводу?

— Это абсолютно лживая, целенаправленная пропаганда, распространяемая как самим Кремлем, так и отдельными националистами, и демократами, которые считают, что ислам уместен только для похорон и свадеб, а в политике и в государственном управлении исламу не место.

Суть Имарата Кавказ — призыв к Единобожию и отрицание всех заблудших течений и сект, которые подкармливаются из российской казны. Той самой казны, которая пополняется грабежом простого народа всех конфессий, проживающего на оккупированных территориях под названием «Российская Федерация».

Настоящим проектом Кремля на Кавказе являются манкурты и марионетки всех мастей, конфессий и сект, с помощью которых Россия поддерживает на Кавказе марионеточные режимы и управляет разделенными мусульманскими народами, сея между ними раздор и вражду.

Взрывоопасным и нестабильным для Москвы Кавказ считается более трех веков, и планы Кремля нам хорошо известны. О них, кстати, в свое время открыто объявил палач Кавказа, детоубийца и, скажем прямо, алкоголик генерал Ермолов. Он писал: «…посеяв на Кавказе хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые, и заставим их в эти ценности поверить. Путем подкупа мы найдем своих единомышленников, своих помощников и союзников среди них. Пройдут годы, и совершится гибель этого самого непокорного на земле народа, необратимое и окончательное угасание его самосознания. Мы навяжем им светскую мораль и постепенно вытравим из них религиозную сущность. Мы будем насаждать пьянство и разврат, насилие и воровство, стяжательство и мошенничество, доносительство и предательство, и растлим их так, что от этого народа сохранится одно название. Мерилом порядочного образца для них станет соперничество в карьере, благоустройстве и накопительстве, так что они будут призирать друг друга. Среди них появятся гордецы и завистники. Добропорядочность будет высмеиваться как непроходимая глупость, и они сами предадут её забвению. Тот, кто дерзнет выступать против этого, будет объявлен простаком и станет гоним. Цивилизацию мы будем насаждать ловко и незаметно. Начинать нашу затею следует с молодежи, и с малых лет разлагать, растлевать и развращать оную. Мы обстряпаем из них предателей, доносчиков, соглядатаев, и превратим их в личности без веры и покаяния. Таким образом, мы будем расшатывать чеченцев из поколения в поколение, до тех пор, пока не добьемся желаемого. В конце концов, Великий Государь, если не мы, так наши потомки узрят, как верно оные будут служить короне Российской Империи и верноподданнически воевать за то, чтобы именоваться россиянами…»

К великому сожалению, приходится признать — им многое удалось осуществить из своих планов. Но они не смогут погасить свет Аллаха. Мы не устанем. Битвы проигрываются и выигрываются. Но война продолжается, и будет продолжена до тех пор, пока мусульмане Кавказа вновь не заживут под сенью Шариата и не обретут свободу.

Тамара Кавтарадзе, специально для Newcaucasus.com

Комментарии