Сеиед Джавад Гавамшахид: санкции против Ирана ускорят отношения с Грузией

2177

Транзит Персидский залив – Черное море, экономика и бизнес, инвестиции и санкции, туризм и культура – об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com посол Ирана в Грузии Сеиед Джавад Гавамшахид

— Каковы перспективы развития Ираном и Грузией транзитного коридора в направлении Персидского залива и Черного моря? Насколько велика конкуренция между странами региона в сфере транзитных перевозок?

— Исходя из географического положения, важность грузовых перевозок растет, и преимущество отдается скорости перевозок. Многие страны региона развивают транзитные функции.

Существуют различные коридоры, но я не думаю, что мы должны говорить о конкуренции, мы должны говорить о сотрудничестве и включении различных стран в совместные проекты, так как у различных транспортных коридоров есть свои характеристики и отличия. Естественно, у всех стран имеются свои интересы и исходя из их георгафического положения, коридоры устроены таким образом, что они не противоречат друг другу.

Развитие транзитного коридора Персидский залив – Черное море имеет большое значение. Его активное задействование в интересах не только отдельных стран, но и важно для всего региона. Легко представить, насколько хороших результатов можно достичь с помощью этого проекта. Кроме того, что это экономически доходный проект и сокращает расходы по перевозкам приблизительно на 30-40%, в то же время снижаются и сроки транспортировки. С  иранской стороны было сделано много шагов, чтобы проект получил полный и завершенный вид. Наглядный пример тому, что он вошел в активную фазу — строительство железнодорожной ветки Решти-Астары.

После того, как участок Решти-Астары присоединится к общей сети, наши железнодорожные ветки соединятся друг с другом. В результате чего, мы сможем осуществлять и мультимодальные перевозки. Этот путь будет самым удобным для перевозки грузов из стран Азии в Европу.

Надо отметить, что эти коридоры дополняют друг друга. Коридоры Юг-Север и Восток-Запад не входят в противоречие к друг другу, а дополняют друг друга. Задействование этих коридоров полностью удовлетворит интересы стран, через которые они проходят.

Транзитный потенциал Грузии позволяет достичь доходов от транзита объема всего госбюджета Грузии. Мы понимаем, что власти Грузии активно работают в этом направлении для того, чтобы этот коридор был задействован и введен в эксплуатацию. И с нашей стороны, Министерство транспорта, другие ведомства активно работают с тем, чтобы наладить соответствующую инфраструктуру транспортного коридора.

Естественно, интерес со стороны иранских бизнесменов существует и причина в  том, что в историческом и культурном плане мы очень близки друг к другу, отношения между нашими странами очень дружеские. Привлекательный инвестиционный климат Грузии также является одной из причин растущего интереса со стороны Ирана.

— Как вы оцените экономические отношения между Грузией и Ираном? Какова заинтересованость иранских бизнесменов в инвестициях в Грузию?

— Одна из основных проблем, которая мешает развитию иранского бизнеса в Грузии — отсутствие банковских отношений. Согласитесь, что без банковских транзакций очень сложно осуществлять торговые и экономические отношения. Иранским бизнесменам для осуществления торгово-экономических операций в Грузии, приходится искать различные пути, что повышает расходы и отражается на стоимости продукции. В то же время, мы видим, как старается грузинское правительство, чтобы с Ираном существовали банковские отношения и укреплялись экономические связи.

Происходящие сегодня процессы можно назвать иранофобией. В результате, эта волна распространяется и на коммерческие банки. Именно из-за этой тенденции, некоторые грузинские банки меньше стараются демонстрировать свою независимость и легко соглашаются с ограничениями, вызванными иранофобией. То есть, их реально втянули в этот процесс. Я думаю, что если грузинские банки станут больше думать об укреплении грузино-иранских отношений, это будет очень полезно для обеих стран. Тем не менее, я думаю, что после определенного периода ограничения будут сняты.

Несмотря на проблемы в банковском обслуживании, торговый оборот между нашими странами вырос и достиг хорошего показателя. За прошлый год двухсторонний торговый оборот между Ираном и Грузией составил 181 млн. долларов.

Нужно учитывать тот факт, что многие иранские бизнесмены инвестируют в грузинскую экономику из европейских стран, но это, конечно же, иранские инвестиции, но они учитывается как европейские инвестиции. Кроме того, число иранских туристов выросло и доход от них в бюджет Грузии не отражается в общем показателе оборота. Если мы все это подытожим, то получим довольно большие суммы.

— Как вы оцените работу шестой межправительственной ирано-грузинской комиссии? Какие результаты ожидаются?

— Межправительственная экономическая комиссия Грузии и Ирана — это хороший формат, который позволяет рассмотривать все направления сотрудничества и обсуждать все приоритетные темы.

Комиссия оформила протокол, согласно которому предусматривается сотрудничество в сферах торговли, спорта, энергетики, других направлениях. Совместные комиссии позволяют двум странам проводить мониторинг выполнения взятых на себя обязательств. В этот процесс включены все ведомства.

— Между Грузией и Евросоюзом оформлено соглашение о свободной торговле, также с Китаем ратифицировано соглашение о свободной торговле. Может ли это стать дополнительным фактором для привлечения иранского бизнеса в Грузию?

— Грузия обладает уникальными возможностями. Конечно, грузинский рынок небольшой, но связи Грузии с европейскими и другими рынками интересны иранскому бизнесу. И иранские бизнесмены, конечно же, используют эти возможности. На данный момент крупных проектов не осуществляется, но уже есть реальные идеи и предложения по возможным проектам. Речь идет о будущих мегапроектах. Грузия не имеет общей границы с Ираном, но для нас является одной из дружественных стран и мы ее рассматриваем как страну-соседа.

Иран является главным участником проекта Запад-Восток и мы готовы оказать техническую помощь Грузии в налаживании инфраструктуры. Также мы готовы поделиться нашими знаниями. Иран известен своими человеческими ресурсами, наши специалисты работают во всем мире. У нас очень много хороших специалистов в области нанотехнологий, биологии и мы можем предложить это и Грузии.

— Существуют ли какие-либо проблемы с въездом в Грузию иранских граждан?

— Естественно, когда поток туристов большой и их количество растет, то определенно увеличиваются и проблемы. Проблемы могут возникать при въезде или выезде туристов, но они не чрезвычайны. Однако мы должны осуществлять превенцию подобных ситауций. Были случаи, когда гражданам Ирана при выезде из Грузии предъявляли определенные ограничения. Мы донесли этот вопрос различным ведомствам, поставили его перед главами государств. Я думаю, что чем меньше будет таких ограничений, тем меньше будет и проблем, лучше будет осуществляться передвижение граждан между двумя странами.

Когда мы говорим о проверках в целях безопасности, мы не увиливаем от них и всегда уважаем правила безопасности других стран. Были случаи, когда граждан Ирана не пропускали на границе, часто объясняя это вопросами безопасности. Наша просьба — более открыто и прозрачно объяснять, и если данное лицо неприемлемо для страны, то этот гражданин не приедет в Грузию. Я думаю, что чем более прозрачно будут протекать эти процессы, тем меньше будет проблем, которые припятствуют развитию туризма между нашими странами.

Грузия очень привлектельна для иранских туристов, наибольшим спросом пользуются Тбилиси и Батуми, также и Кутаиси.

— Как вы оцениваете культурные связи между Ираном и Грузией?

— Между Ираном и Грузией культурные связи очень развиты. У нас очень много совместных проектов. В ведущих грузинских университетах изучается персидский язык. Все больше грузинских граждан интересуются персидской литературой. Я думаю, что учитывая близость наших культур, мы можем осуществлять все больше проектов, можем охватить более широкий спектр — это будет кино, театр, изобразительное исскуство, поэзия или другое. Можно сказать, что мы можем неограниченно использовать наши возможности, еще более развивать их для движения вперед.

— В Западной Грузии, на территории порта Супса запланировано строительство нефтеперабатывающего комплекса. Инвестор — грузино- иранская компания Geopars. Что вы могли бы сказать об этом проекте?

— К сожалению, ожидания, что этот проект быстро продвинется вперед, не оправдались. На это существуют объективные причины — проект довольно масштабен, необходимо провести много иследований. Это очень трудоемкий процесс, когда над одним проектом работают несколько компаний. На все может понадобиться более года. Мы заинтесованы, чтобы проект был осуществлен как можно быстрее. Я все время интересуюсь, на каком этапе он находится.

Я думаю, что американские санкции против Ирана еще более разовьют и ускорят отношения между нашими странами, так как ресурсы, которые предполагалось использовать для сотруднчества с Америкой, мы перенесем на Грузию.

— Иран признает территориальную целостность Грузии. По вашему мнению, как должен быть улажен конфликт в Абхазии и Южной Осетии?

— Исламская Республика Иран всегда поддеррживает территориальную целостность Грузии и ясно высказывает свою позицию, что любой конфликт должен решаться мирными путями и всегда должны быть защищены принципы неприкосновенности границ.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com

Комментарии