Теона Акубардия: России выгоден постоянный хаос в Грузии

2097

Протесты оппозиции в Грузии и грядущие парламентские выборы, гибридная война России против Грузии и российско-грузинские отношения, национальная безопасность и управляемый хаос — об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com соучредитель «Центра стратегического анализа Грузии» (Georgian Strategic Analysis Center) Теона Акубардия.

– Как вы оцениваете нынешние протесты грузинской оппозиции? Как будет развиваться ситуация в ближайшем будущем?

– Протест оппозиции был вызван невыполнением обещания Бидзины Иванишвили перейти на пропорциональную систему выборов с 2020 года после т.н. «ночи Гаврилова». Что было связано со страхом потери власти в 2020 году. Несмотря на неоднократные попытки диалога, всех тех, кто требует выполнения обещаний, «Грузинская мечта» старается окрестить «националами» (сторонниками М.Саакашвили – ред), использует фабрики тролей и ботов, мобилизует людей и применяет против мирных митингующих полицейскую силу или угрожает политическим преследованием. Соответственно, исходя из создавшейся ситуации очень сложно прогнозировать развитие событий и это зависит, с одной стороны, от активности оппозиции и, с другой стороны — от населения. Факт, что правительство «Грузинской мечты» допустило уйму ошибок. И насколько сможет оппозиция использовать эти ошибки для достижения результатов на парламентских выборах, покажет время.

Так называемая «ночь Гаврилова» стала очень интересным явлением, очень неожиданным как для правительства Грузии, так и для России, которая считала, что чувствует себя в Грузии довольно комфортно.

Россия активно использовала все свои пропагандистские ресурсы, активизировала политические группы, деятельность которых направлена против национальных интересов Грузии, применяла гибридную тактику. По мнению Москвы, это все давало хороший результат, но то что случилось 20 июня, стало для нее полным шоком.

Большое количество людей, в том числе и молодежь, 20 июня выразило свой протест против того, чтобы Гаврилов занял кресло главы председателя парламента Грузии.

Это был естественый протест, который не смогло просчитать ни грузинское правительство, пригласившее Гаврилова, ни Россия, абсолютно не ожидавшая такой ответной реакции. Это был протест как против России, так и против правительства Грузии, которое в принципе ничего не делает, чтобы противостоять российской гибридной войне.

– Какие методы гибридной войны Россия использует для борьбы с Грузией?

– Россия использует множество компонентов для достижения собственных интересов. Гибридная тактика размывает границу между войной и миром. Сегодня у нас нет мира с Россией, но и активных военных действий тоже нет.

Россия применила военную силу в августе 2008 года. Кроме военных инструментов, она также продолжает использовать экономические, политические и информационные методы для того, чтобы помешать и приостановить движение Грузии в НАТО и ЕС, поставить под удар ценности, которые соединяют Грузию с Западом, использует все ресурсы для того, чтобы остановить демократическое развитие Грузии.

То, что сейчас происходит в Грузии, не отвечает российским интересам. Грузия желает стать членом западного сообщества, хочет развивать свою страну демократическим путем. Наша страна хочет самостоятельно управлять своей внутренней и внешней политикой. И это должно быть решением ее народа, а не диктатом со стороны Кремля.

России выгодно, чтобы Грузия была слабой страной, чтобы в Грузии не развивалась демократия и был постоянный хаос, которым она управляла бы для проведения своих интересов.

Посмотрите на отношение России к тем странам, с которыми она объединена стратегическим партнерством – Евразийский экономический союз или СНГ. Россия не предлагает ничего хорошего этим странам. Уровень развития стран ЕС невозможно сравнивать с теми альтернативными блоками, создаваемыми Россией для противостояния с ЕС.

«Ночь Гаврилова» стала переломной, но противостояние продолжается, и это борьба не только между партиями, а борьба России с Грузией.

Владимир Путин после «ночи Гаврилова» обвинил протестующих в русофобии. А правительство Грузии окрестило их «националами», что является попыткой создания внутреннего «образа врага».

Россия пытается настроить друг против друга разные части нашего общества, чтобы мы смирились с оккупацией, перестали отстаивать национальные интересы страны и сегодня, к сожалению, наше правительство содействует этому, не сопротивляясь гибридной войне. Внутренняя поляризация и раскол общества ослабляет способность нации противостоять противнику.

С 2012 года, если проследить тактику гибридных войн, экономическая зависимость Грузии от российского рынка выросла. Выросла зависимость и от туризма. Так, Россия сразу же отменила авиасообщение, ударив по частному сектору, занятому в туристическом бизнесе.

Использование экономических рычагов для достижения политических целей не ново для Кремля, ярким примером чего стало торговое эмбарго в 2006 году. После этого Грузия смогла диверсифицировать поставки своей продукции на рынки ЕС и в Китай. В сфере энергобезопасности произошла определенная замена российского газа азербайджанскими энергоресурсами, что стало важной победой Грузии.

Сегодня же наблюдается ухудшение по всем направлениям, будь это вопросы энергобезопасности или защита национальных интересов. С одной стороны, это результат неправильной политики правительства, а с другой, к сожалению, не учитывается фактор ведения гибридной войны Россией.

Несмотря на то, что власти частично признают эту опасность в стратегических документах, правительство не делает ничего, чтобы противостоять гибридной войне Кремля. Наоборот, углубляется экономическая зависимость от российского рынка. К сожалению, власти никак не противостоят и массированной пропаганде Кремля против Грузии. Доказательством этому служит и удаление сотен фальшивых аккаунтов тролей и ботов в Facebook, подтверждение их связи с правительством «Грузинской мечты», распространение ими антизападного нарратива.

– Как вы думаете, почему Россия не отменила визовый режим с Грузией?

– Безвизовый режим всегда использовался в качестве «пряника» для грузинских граждан. Об отмене визового режима очень давно говорят чиновники РФ для того, чтобы показать «доброго царя» Путина. Эту роль он хорошо сыграл при обсуждении в Госдуме экономических санкций против Грузии. Москва хочет оставить эту тему для торга в будущем. Но учитывая, что Грузия входит в предвыборный цикл, мне не кажется, что Россия восстановит безвизовый режим с Грузией.

– Получат ли пророссийские силы места в парламенте следующего созыва?

– Число пророссийских организаций в Грузии увеличивается. Если до 2012 года активность этих сил не была особо заметна, то сегодня резко усилилась активность неправительственного сектора, напрямую финансируемого Россией. Их число официально выросло до 14. Очень многие из них активно работают в регионах. И к сожалению, в Грузии не существует законодательства в этом направлении. Например, такие организации, как «Спутник», «Russia Today» – важные инструменты российского влияния – и во многих странах их деятельность запрещена.

Очень сложно противостоять пророссийским силам со стороны гражданского сектора, так как часто правительство само использует пророссийский нарратив. Яркой иллюстрацией такого подхода является утверждение, что войну в 2008 году начал Михаил Саакашвили, что утверждали Владимир Путин и российское политическое руководство. Повтор российского нарратива мы наблюдаем и тогда, когда активисты партии «Грузинская мечта» обвиняют Важу Гаприндашивли (похищенный в Цхинвали врач — ред.) в том, что он сам спровоцировал ситуацию.

Есть множество пророссийских сайтов, напрямую финансируемых Россией, и они в точности повторяют то, что озвучивается многими членами «Грузинской мечты».

Я могу быть сторонником или противников какой-либо партии по политическим и экономическим вопросам, но в сфере защиты национальных интересов мы должны быть едины и это не должно вызывать никаких вопросов.

Члены «Грузинской мечты» уже 7 лет находятся у власти и продолжают во всех проблемах винить Саакашвили. «Мечта» собирает акции протеста против Саакашвили, который уже 7 лет в оппозиции. Это трагикомичная ситуация. Но это и достаточно рискованный шаг, ведущий к поляризации общества и создающий угрозы внутреннего противостояния, тяжелый опыт чего мы имели в 1990-х годах. Поэтому если мы допустим откат назад, то рискуем попрощаться с перспективой вступления в НАТО или ЕС.

В то время, когда многие западные страны, даже такие, как Британия, США заявляют, что Россия вмешивается в их внутреннюю политику, пытается повлиять на результаты выборов, правительство Грузии не предпринимает никаких шагов для защиты от внешнего вмешательства во внутренние дела страны.

Если исходить из того, что целью России является создание хаоса в нашей стране, то очень осторожно должны действовать как правительство, так и оппозиция, чтобы эти процессы не перешли в режим управляемого хаоса.

Увы, но признаки хаоса сегодня наблюдаются и, соответственно, резко увеличено число политических пророссийских групп, которые напрямую противостоят западному вектору Грузии.

Очень опасно и то, что в Грузии появились ультраправые националистические силы, будь то «Грузинский марш» или нацистские организации. На Западе такие группы также есть и они также поддерживаются Кремлем, и это часть гибридной войны, которую Россия ведет, в том числе и в странах Западной Европы.

Грузия всегда была полигоном для испытания тактики российской гибридной войны, начиная с 1990-х годов. У нас есть опыт и возможность противостоять этой войне, однако это должно делаться на государственном уровне.

У Грузии нет сейчас ни обновленной национальный концепции по безопасности, ни национальной стратегии по обороне. Система национальной безопасности на политическом уровне из-за «экспериментов» «Грузинской мечты» была аннулирована на один год.

Когда мы говорим о том, как нужно отвечать на угрозы гибридной войны, то это компетенция правительства. Но когда правительство не очень спешит, то возникает много вопросов. Уже говорится о пророссийских настроениях правительства, появляется все больше ясных сигналов, что очень тревожно.

Если до последнего периода Бидзина Иванишвили напрямую не противостоял неправительственому сектору, то сегодня мы наблюдаем массированую атаку на сектор НПО, который финансируется западными организациями, правительством США. К сожалению, это способствует антизападной пропаганде.

В России НПО сейчас стали называть «иностранными агентами» и подобный нарратив создает опасную тенденцию для Грузии.

– Какое будущее ожидает грузино-российские отношения? Возможно ли обострение?

– У меня нет больших ожиданий по улучшению российско-грузинских отношений. Да, была встреча министров иностранных дел Давидом Залканиани и Сергеем Лавровым, но ничего позитивного она не дала. Наоборот, Москва усилила свои действия против Грузии. Выросло количество похищений в оккупированных регионах, закрылись пропускные пункты, два человека скончались, так как оккупанты не пропустили к ним автомобили скорой помощи. Россия продолжает давление с помощью оккупированного региона как на правительство, так и на население Грузии.

Мы говорим о геройском поступке Важи Гаприндашвили. Он выполнил свой долг врача, поехав помочь больному, которого не выпустили на лечение из оккупированной зоны. Гаприндашвили один противостоял этой системе. И его тюремное заключение стало первым случаем, так как до этого всех, кого задерживали, отпускали после выплаты определенной суммы. Гаприндашвили первым не признал т.н. «границу», за что ему и отомстили оккупанты. Должна быть найдена возможность вернуть этого человека его семье. Вместе с этим нужно пересмотреть нашу систему безопасности, так как участились случаи похищения людей, продолжается ползучая оккупация, активно задействована российская тактика гибридной войны.

В предвыборный период ожидается усиление российского давления на Грузию. Соответственно, Грузию ожидает сложный 2020 год — как внутриполитический, так и на внешнеполитическом поле. Проведением свободных и справедливых выборов правительство должно защитить демократические стандарты, которые соблюдались в стране начиная с 2012 года и до последних президентских выборов. И наряду с этим обеспечить защиту национальных интересов страны.

– Возможны ли досрочные выборы или потеря власти правительством Бидзины Иванишвили?

– Нас ожидает очень тяжелый год, так как «Грузинская мечта» использует все возможности для того, чтобы продлить свое нахождение у власти. Ее цель не только остаться во власти в 2020-ом, но и в 2024 году. Проблема в том, что, исходя из последнего интервью лидера «Грузинской мечты» Бидзины Иванишвили, хорошо видно, что он абсолютно не признает тех рисков и угроз, к которым ведет его политика.

Сегодня нет достаточного количества людей, которые выходят на улицу. Но когда протесты примут другие формы, как они трансформируются — этого никто не знает. К сожалению, правительство повторяет те же ошибки, которые допускали предыдущие власти – не обращает внимания на протесты и не старается улучшить положение населения.

Если перед вторым туром президентских выборов в прошлом году власти предлагали подождать, обещая улучшить жизнь людей, то теперь обещают легальное трудоустройство в ЕС, мол, будете там работать и присылать деньги оттуда.

Сейчас главное – чтобы парламентские выборы прошли в справедливой и демократической атмосфере, чтобы народ получил возможность свободного выбора. Необходимо, чтобы у страны появилась перспектива. И основный риск в том, чтобы властями не была применена сила. Со своей стороны, оппозиция не планирует использовать силовые методы и прибегает лишь к мирному протесту.

Также очень важно, чтобы и объединенная оппозиция, которая противостоит Бидзине Иванишвили, адекватно оценивала ситуацию и максимально осуществляла мобилизацию того протестного электората, который будет содействовать проведению справедливых выборов.

– Насколько сильна оппозиция?

Несмотря на различные политические предпочтения, оппозиционные партии смогли объединиться, требуя проведение выборов по пропорциональной системе. Начали работать в регионах страны. Очень важно и то, что протесты протекают в рамках закона. Хотя, существует достаточно большая пассивная часть электората, которая не поддерживает ни одну из партий, что работает в пользу властей. Соответственно, оппозиция должна добиться доверия этой части электората, привести этих людей в день выборов к избирательным урнам. Насколько это удастся сделать оппозиции, покажет время.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com