Конституционный суд Грузии признал законным введение комендантского часа

873

Конституционный суд (КС) Грузии постановил, что правительство страны вправе вводить комендантский час и другие ограничения в период пандемии коронавируса.

Об этом говорится в опубликованном постановлении инстанции, сообщает Новости-Грузия.

КС завершил рассмотрение исков Пааты Диасамидзе, Георгия Читидзе, Эдуарда Марикашвили и Лики Саджая против парламента и правительства Грузии. Они пытались обжаловать поправки, внесенные в закон «Об общественном здравоохранении» в июне 2020 года, вскоре после окончания действия в Грузии чрезвычайного положения. Тогда парламент делегировал правительству ряд своих полномочий, позволив во время пандемии ограничивать ряд конституционных прав граждан Грузии без объявления ЧП.

Истцы утверждали, что статье 13 конституции Грузии (свобода человека) противоречат самоизоляция и карантин, поскольку гражданину не разрешается покидать замкнутое пространство и вступать в физический контакт с другими людьми.

КС не согласился с этими доводами. Было отмечено, что свободу передвижения лиц, контактировавших с инфицированными, ограничивают для снижения риска распространения коронавируса, однако на них не возлагается правовая ответственность.

Кроме того, в постановлении указано, что находящиеся в карантине или самоизоляции граждане могут использовать любые коммуникационные средства и интернет, а также заниматься любой деятельностью, и их поведение не подлежит контролю со стороны соответствующей службы, в отличие от лиц, содержащихся под стражей или в психиатрических учреждениях.

КС также счел, что ограничительные меры не противоречат статьям 19 и 21 конституции Грузии – право собственности и свобода собраний.

Как поясняется, правительство было наделено компетенцией устанавливать определенные, временные ограничения для достижения конкретных целей, однако делегирование не предусматривает того, что исполнительная власть получает полномочия на ограничение или же толкование сути права собственности и свободы собраний.

С учетом всего вышесказанного законным признано и введение комендантского часа – запрета на передвижение в ночное время.

КС удовлетворил иски только по одному положению. Неконституционной призвали норму, позволяющую правительству ограничивать трудовые права, защищенные в части 1 Статьи 26 конституции Грузии.

Истец указывал, что по конституции Грузии регулирование трудовых прав происходит на основе органического закона и, следовательно, таким же образом парламент должен был осуществить делегирование ограничения этого права другому органу. Заявители добавили, что правительство Грузии наделили полномочиями принимать решения, касающиеся трудовых прав, приняв обычный закон, а не органический.

КС счел, что делегирование соответствующих прав исполнительной власти произошло ненадлежащим образом и в нарушение пункта 1 статьи 26 конституции Грузии.