Ираклий Менагаришвили: мир воспринимает Россию в качестве потенциального агрессора

1124

По мнению бывшего министра иностранных дел Грузии, директора Центра стратегических исследований, политолога Ираклия Менагаришвили, оккупация Россией части Грузии и признание ею независимости Абхазии и Южной Осетии будут иметь в будущем негативные последствия для самой России.

– Как вы оцениваете факт признания Россией независимости Абхазии и Южной Осетии?

– Это крайне безответственный шаг со стороны России, который вскоре проявит свои негативные последствия. Было весьма опрометчиво с их стороны поддаться на такое искушение. По реакции мирового сообщества ясно, как этот шаг оценивается. Что касается самой России, это будет иметь для нее весьма негативные последствия в будущем.

– Вы имеете в виду Северный Кавказ?

– Не только. Россия – федеративное государство, многоэтническое, многоконфессиональное. Тут игра такими вещами, как сепаратизм, одностороннее признание, территории и т.д. является весьма опасным занятием.

– Какие страны, по-вашему, могут последовать примеру России и признать в дальнейшем независимость Абхазии и Южной Осетии?

– Наверно, те страны, которые Россиия сможет уговорить или заставить пойти на такой шаг. Как, например, старый друг Советского Союза господин Даниэль Ортега. Все хорошо знают, каковы были отношения Советского Союза с Сандинистским режимом. Поэтому Никарагуа и заявила о признании Абхазии и Южной Осетии. Кроме нее, пока из государств-членов ООН на это никто не решился. Хотя, известно, что со стороны российской дипломатии осуществляется давление на те страны, у которых “особые” отношения с Россией или же их зависмость от благосклонности российского руководства в ряде сфер весьма сильна. Так что, безусловно, Россия постарается еще найти сообщников в этой авантюре, но, надеюсь, список таких стран будет говорить сам за себя.

– А как вы оцениваете итоги саммита Евросоюза?

– Я думаю, что принятые на нем решения были на данном этапе одним из возможных компромиссов между двумя группировками Евросоюза, которые предлагали немного разные подходы к решению существующей проблемы. Известно, что одна группа стран предлагала более резкие формулировки, более жесткую позицию. Но были страны, которые придерживались более сдержанной позиции. Поэтому, можно сказать, что руководству Евросоюза в лице Николя Саркози, удалось найти золотую середину. По вопросу территориальной целостности и суверенитета Грузии, неприемлимости признания Россией независимости сепаратистских режимов, Евросоюз был абсолютно единодушен. Что касается выполнения Россией существующих договоренностей о прекращении огня и деэскалации напряженности, то и тут Евросоюз проявил достаточную принципиальность. Организация потребовала немедленного выполнения всех пунктов соглашения и наметила ряд мер по наблюдению за ходом выполнения Россией своих обязательств, поставив в зависимсоть от этого весьма важный вопрос – переговоры о стратегическом партнерстве между Евросоюзом и Россией. Так что все эти шаги безусловно являются важными и если не удастся направить ситуацию в положительное русло, я надеюсь, что у Евросоюза хватит принципиальности и мудрости пойти и на более решительные шаги.

– Насколько на данном этапе реально присутствие в Абхазии и Южной Осетии международных миротворческих сил?

– Это не легкий вопрос, но исключать такой возможности нельзя. Более того, после того как Россия абсолютно дискредитировала себя как миротворец, необходимость размещения на этой сцене нейтральной, конструктивно настроенной силы очевидна для всех. К сожалению, понимание этого еще не означает принятие конкретных решений, потому что такие решения принимаются в основном на основе консенсуса, а это предполагает достаточно длинный и сложный процесс согласования дальнейших действий. Но я надеюсь, что решение будет найдено.

– Россия и Грузия прервали дипломатические отношения друг с другом. Насколько это правильный шаг в данной ситуации?

– Я никогда не был и не могу быть сторонником разрыва отношений с кем бы то ни было, особенно с Россией, которая при всех перипитиях остается нашим соседом. Добрым, злым, воюющей с нами страной или дружественной, но все равно это сосед и рано или поздно нам придется налаживать отношения с ней, после того как эта волна тяжелых событий схлынет. Но с другой сторны, при том, что против Грузии был совершен открытый акт агрессии, решение по разрыву таких отношений нельзя считать чем-то неприемлемым. Хотя, еще раз повторяю, делая этот шаг, который в политическом плане вполне корректен, нужно думать о будущем. Нам нужно искать пути установления корректных отношений. Мы соседи по весьма сложному региону и это не только в интересах Грузии и России.

– Кто был инициатором вооруженного конфликта в Южной Осетии?

– Инициировала рост напряженности конечно же Россия. Как развивались события потом – это вопрос, ответ на который ищут все. Пока он не найден. Тут нужна скурпулезная оценка ситуации. Но со стороны Грузии, безусловно, были просчеты в оценке перспектив и так далее. Кто допустил эти просчеты, сегодня я сказать не могу, но это должно быть выяснено. Это вопросы, на которые грузинская общественность должна получить ответы после того как ситуация успокоится. Абсолютно неприемлимыми являются действия России, когда ее войска после “принуждения Грузии к миру” стали разбойничать на территории страны. Это элементарно не поддается никакому объяснению и оправданию.

– После вооруженного конфликта между Грузей и Россией канцлер Германии Ангела Меркель часто повторяет, что Грузия обязательно станет членом НАТО. Как вы думаете, приблизило ли это противостояние нас к членству в альянсе?

– Дело в том, что в мире сложилась новая реальность. Сейчас все воспринимают Россию, как потенциального агрессора. Как страну, которая может, если посчитает нужным, пойти на применение оружия в абсолютно непропорциальных масштабах. Поэтому, беспокойство испытывает не только Грузия, ставшая жертвой этой агрессии, но и другие государства. Сегодняшние средства ведения войны не требуют в обязательном порядке непосредственного соприкосновения сторон. Можно нанести удар и по отдаленным территориям и Россия обладает такими возможностями. Если она ввела войска в Грузию и учинила те безобразия, которые все мы наблюдаем, где гарантии, что в Кремле не решат ударить по какой-то другой стране? Именно понимание того, что мир изменился в одночасье и побудило страны НАТО сделать подобные заявления.

– Каковы ваши прогнозы? Каково будет развитие ситуации в будущем?

– Конечно, будет сложно, потому что ситуация зашла слишком далеко. После признания независимости Абхазии и Южной Осетии вернуть все обратно быстрыми темпами очень сложно. Но я надеюсь на очень активную позицию международного сообщества. И я надеюсть на здравый смысл, который рано или поздно должен восторжествовать. Потому что тот кошмар, безобразие, которое творится сейчас, не может длиться долго.

Анна Харазова, специально для newcaucasus.com

ПОДЕЛИТЬСЯ