Игорь Долгов: Россия боится близости Украины и Грузии

1464
Игорь Долгов
Игорь Долгов, посол Украины в Грузии

Риски военной агрессии России в Украину и фактор НАТО, Грузия и Украина как стратегические партнеры и союзники, энергетика как политический «рычаг», турецко-украинские отношения — об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com посол Украины в Грузии Игорь Долгов.

– Пожалуй, вопрос возможного вторжения России в Украину сейчас волнует очень многие страны… Насколько, по вашему мнению, это реально?

– Мы знаем, к сожалению, на опыте Грузии и Украины, что вторжение реально. Насколько оно реально — зависит от солидарности, от позиции наших друзей во всем мире: в США, Европе, НАТО. Насколько мы сможем противостоять амбициям и неразумным гибридным планам России влиять и доминировать на каких-то территориях. Поэтому исключать ничего нельзя.

Мы видели в 2008-ом, в 2014 годах, когда никто не верил, не хотел верить, но случилось то, что случилось… Сейчас мы понимаем и делаем все возможное, чтобы остановить агрессора, чтобы агрессор понимал, что последствия будут настолько тяжелыми, что стоит остановиться.

Вы знаете, что последнее впемя насыщено переговорами на самых разных уровнях. Недавно состоялась очередная телефонная беседа между президентом США Джо Байденом и президентом Украины Владимиром Зеленским.

В частности, президент Украины подблагодарил за солидарность США, за то, что позиции Украины и вопросы, связанные с Украиной, не решаются без Украины. Для нас – это главное. Что наши вопросы решаются только с учетом нашего мнения, с учетом позиции руководства Украины, с учетом того будущего, которое видит для себя украинский народ.

Конечно, для нас очень важно и президент Украины сказал об этом президенту Джо Байдену, что мы получили и будем получать военную помощь от США. Чем сильнее наша армия, чем больше мы готовы защищаться, тем сильнее будут задумываться с той стороны.

Важное место в переговорах США-Украина занимает и вопрос оказания Украине дополнительной помощи для обеспечения финансовой стабильности в условиях прямой угрозы со стороны Российской Федерации и в связи с энергетической политикой России.

Свою роль должны сыграть и западные санкции. Очень жаль, что санкции пока не введены, готовятся на тот случай, если Россия начнет агрессивные действия…

– Как вы оцениваете позицию Великобритании по отношению к Украине?

– США и НАТО абсолютно однозначно ответили на предложения Российской Федерации, не приемлемые ни для НАТО, ни для Вашигтона, ни для Украины, ни для всех свободных стран, в том числе и Грузии.

Россия заявляет, что должна получить гарантии нерасширения НАТО, что не будет выполняться решение НАТО о принятии Грузии и Украины в альянс. Но это не обсуждается. Это не дело Кремля — решать, кто и когда будет в НАТО. Это решает НАТО, решает Украина, решает Грузия. Точка поставлена и нет больше дискуссий на эту тему.

Великобритания абсолютно разделяет эти вопросы и даже в чем-то идет дальше, чем союзники по НАТО. Мы очень ценим, что начиная с самого начала агрессии против Украины, правительство Великобритании приняло решение об учебно-тренировочной операции «Орбитал» по подготовке украинских военных на основе стандартов НАТО. Британские инструкторы уже годы работают в Украине и помогают нашим вооруженным силам. Мы очень высоко ценим вклад Великобритании.

– Как энергетическая политика России влияет на отношения между РФ и Украиной?

– Энергетика, к сожалению, давно стала оружием в руках Кремля. Мы это знаем очень хорошо. Как Грузия и Европа.

Так, проект «Северный поток-2» никак экономически не обоснован. Это чисто политический проект для того, чтобы обойти Украину, не использовать транзитный потенциал Украины и магистральный трубопровод, который проходит через территорию Украины, чтобы оказывать давление на Украину, увеличить зависимость Западной Европы от России. Мы видели, к чему это приводит.

«Северный поток-2» никак не соответствует критериям энергетической хартии ЕС. Как показали события осени прошлого года, цены на газ в Европе достигали 2 тысяч долларов за тысячу кубометров. Такого не было никогда, и иначе расценивать это как рычаг давления России на ЕС, наших союзников, нельзя. Да, мы еще раз убедились, что трубы, газ, энергетика – это очень мощное оружие и часть гибридных действий, которая предпринимается со стороны Российской Федерации, чтобы добиваться своей абсолютно неприемлемой политики.

– Насколько реальна перспектива вступления в НАТО Грузии и Украины, и почему именно сейчас Россия так остро ставит условия по невступлению наших стран?

– Ответ в вашем вопросе, – потому что, видимо, и Грузия, и Украина близки, и Россия этого боится. Неоправдано боится. Они заявляют на каждом углу, что НАТО движется к их границам, что от НАТО угрожает. Но НАТО это оборонительный союз. Угрозы идут от России. Сейчас идут эшелоны с российской военной техникой в Беларусь, к границе с Украиной. Именно Россия реально угрожает системе коллективной безопасности и свободе выбора, которая сложилась в Европе.

– Но вопрос членства Грузии и Украины в НАТО решает сам Североатлантический альянс…

Грузия и Украина очень плотно и активно взаимодействуют с НАТО. Во многих проектах и во многих направлениях Украина и Грузия более заметны, чем некоторые члены НАТО. Например, участие Грузии в операции в Афганистане.

С точки зрения готовности, мне трудно оценивать все аспекты, но я считаю, что это вопрос политический. Если бы была политическая воля, то Украина и Грузия уже были в НАТО.

Нам нужно готовиться, проводить реформы в наших государствах, которые увеличат уровень соответствия наших стандартов к стандартам НАТО. Я имею в виду не только военные аспекты, но и стандарты правосудия, правовой системы, стандарты защиты окружающей среды и многое другое, что подразумевает единство подходов, принципов и целей.

– В начале февраля планируется визит президента Турции Реджепа Эрдогана в Киев. Как вы оцениваете позицию Турции в сложившейся ситуации?

– У нас с Турцией сложились особые отношения, президенты Зеленский и Эрдоган много раз встечались, был создан особый формат переговоров с Турцей и Украиной, в котором регулярно встречаются министры обороны и иностранных дел наших стран.

Для Украины – Турция важный партнер в реформировании и усилении украинской армии. Украина и Турция договорились о том, что беспилотные летательные аппараты типа «Байрактар» будут производиться в Украине и они уже стоят на вооружении в украинской армии.

Еще один аспект, на который обязательно хотел бы обратить внимание — что уже на протяжении нескольких лет президент Владимир Зеленский начал огромный проект большого строительства. Проект открыт для всех и турецкие компании очень активно участвуют в этом.

Визит президента Реджепа Эрдогана, безусловно, важное событие, и, хочу напомнить, что он приурочен к 30-летию установления дипломатических отношений между Украиной и Турцией.

Турция занимает последовательную позицию по отношению к Крыму. Крым для нас с Турцией очень важный элемент двусторонних отношений, поскольку связан с правами и жизнью крымско-татарского народа.

Турция всегда поддерживала все проекты, направленные на улучшение условий жизни крымских татар. Последнее, что было решено сделать и делается – строительство за счет турецкой стороны городка на территории Херсонской области для крымских татар.

Сейчас Крым окупирован, там происходят очень печальные и страшные события. Лидеров крымских татар сажают в тюрьмы не предьявляя никаких объявлений, пропадают люди, просто исчезают. Это все реалии сегодняшнего Крыма и мы, конечно, об этом говорим везде, где только можно.

Потому визит президента Турции в Украину очень важное событие для двухсторонних отношений. Турция – наш друг, Турция – наш союзник, Турция нам помогает и мы уверены, что эти отношения будут только укрепляться.

– На каком уровне сейчас находятся грузино-украинские отношения? Например, в Грузии некоторые жалуются, что официальный Тбилиси, несмотря на эскалацию ситуации в Украине, все еще не выразил внятной позиции…

– Украина и Грузия — стратегические партнеры. Грузины воюют и сейчас на фронте в Украине. Несколько дней назад я почтил память грузинского героя, погибшего при защите Донецкого аэропорта. Украинцы защищали независимость Грузии в 1991-1992 годах, погибали в Сухуми… Прошлым летом тело одного из них, благодаря Красному Кресту, было из Сухуми доставлено на родину нашего героя во Львов… Это не требует никаких подтверждений, это в крови у украинского и грузинского народа.

У посольства Украины в Тбилиси постоянно проходят акции солидарности и поддержки Украины. Собирается молодежь, представители разных общественных организаций. Мы это очень ценим.

Генсек НАТО абсолютно однозначно говорит, что это вопрос вступления в НАТО — это дело Украины и Грузии. Для всей Европы и наших партнеров за океаном – безопасность, это, в первую очередь, безопасность Украины и Грузии. Мы и дальше будет рядом и будем бороться за нашу независимость, потому что угроза у нас возможна только с одной стороны – из Кремля.

Мы видим российские войска в оккупированной Абхазии, в окупированном Цхинвали. Мы видим, что больше и больше российских войск базируется в Крыму. Мы видим, что происходит на территориях Донецкой и Луганской области, окупированной Россией с их пособниками-сепаратистами. Это тот русский мир, то будущее, которое хотел бы видеть для Украины и Грузии Владимир Путин. Но этого не будет.

Во-первых, мы сильны и знаем, чего хотим. Во-вторых, у нас есть сильные друзья. И, в-третьих, угрожают не только Украине и Грузии, угрожают всей Европе. Россия – ядерная держава. А ядерное оружие — угроза всему миру.

И хотя российские войска сосредоточены вокруг Украины, Грузия не может чувствовать себя в полной безопасности, когда в Кремле заявляют, что Грузия не должна быть в НАТО. Быть или не быть в НАТО — наше дело, решать Украине и Грузии, народам Украины и Грузии.

– Как по вашему, реакция Запада правильна и своевремена? Или Западу необходимо реагировать более жестко на ультиматумы Москвы?

– С ноября прошлого года происходит концетрация войск российских на границах Украины. Если до сих пор не агрессия не началась, то, значит, коллективные действия можно оценивать как своевременные и положительные. Пока страшного, необратимого не произошло. Можно сказать, что на этом этапе задача решена.

Решена ли она окончательно? Нет, конечно. Пока Кремль изучает ответы на свои предложения США.

Угроза есть и она продолжает быть, насколько эффективными будут действия демократического мира, мы посмотрим.

Я уверен, что Россия получила все необходимые сигналы, все предупреждения, что как только если она позволит себя агрессивные действия – реакция будет жесткой и жестокой.

Наверное неправильно, что это государство является членом Совета Безопасности ООН. Парадокс, но с этим мы живем…

– Пресс-секретарь Путина Песков заявил, что угрозы лишить российские банки возможности совершать операции с долларами могут спровоцировать «начало гражданской войны в Украине». Как вы можете прокомментировать это высказывание?

– Трудно комментировать явные глупости прогандиста Кремля, который считает себя политиком, делает подобные безответственные заявления. Это бред, извините, я не могу найти иных слов.

Это значит, что они боятся, если говорят такое, если реакция настолько неадекватна. Они боятся и воспринимают возможность таких мер очень серьезно. Я надеюсь, что серьезно.

Я бы хотел поблагодарить народ грузинский народ за ту поддержку, которую мы чувствуем в Грузии, в посольстве Украины в Тбилиси. Я верю в украинский народ и украинскую армию, верю, что мы защитим нашу независимость.

У нас есть надежные друзья, понимание во всем мире того, что позиции Украины и Грузии объективно и абсолютно правовы и непоколебимы. Если мы будем едины — мы победим.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com

Фото: Л.Жоржолиани