Абхазия — испытание коронавирусом

880

Сегодняшний мир пестрит возможностями. Глобализация стирает границы. В то, что все это уже ставшее привычным может вмиг остановиться, мало кто мог поверить. Но 2020 год заставил людей пересмотреть свою жизнь, глобальная угроза теперь оказалась реальной. Если в Абхазии новейшая история делилась на «до» и «после» войны, то теперь в головах людей пандемия коронавируса стала еще одним рубежом.

Допустить потери среди населения для малочисленного абхазского народа было бы чревато непоправимыми последствиями. Человеческий ресурс – главный в республике, трудящегося населения особенно не хватает.

Принятые в марте 2020 года меры по закрытию границ по рекам Ингур и Псоу оправдали себя. В Абхазии хоть и зафиксировано 38 случаев коронавирусной инфекции, внутри самой республики не было ни одной вспышки. Все случаи были завозными. Помимо вовремя принятых мер, на руку Абхазии сыграла политическая изоляция страны. Международное авиасообщение в республике заморожено с 1992 года, поэтому не так много людей приезжают в страну из дальнего зарубежья.

По темпераменту и образу жизни абхазы уж больно напоминают итальянцев. Эти народы отличаются тактильным общением. Информационный поток об эпидемии в Италии сыграл свою роль, граждане республики почуяли реальную угрозу. Здравый смысл возобладал. Именно простые люди, пользователи социальных сетей начали объединяться и требовать от правительства закрытия границ не только с Грузией, но и с Россией.

Выборы вне пандемии

Политическая обстановка на тот момент была нестабильной. После очередной смены власти республика готовилась к выборам президента, которые были запланированы на 22 марта. Многие страны к середине марта уже приняли беспрецедентные меры по введению карантинных мер. К тому времени в Абхазии было зафиксировано несколько завозных случаев коронавирусной инфекции, уже был организован штаб, куда собиралась информация о заболевших. Предстоящие выборы своей массовостью и неподготовленностью в условиях пандемии, казалось, было необходимо отложить. Но, несмотря на то, что количество заболевших коронавирусом в мире увеличивалось, выборы в Абхазии состоялись, причем с хорошей явкой в 71 %. Это значит, что на участки пришли около 95 тысяч человек. Многие осторожные граждане писали в соцсетях, что это вызовет всплеск заболевания, но абхазское общество в очередной раз доказало свою политизированность. Сторонники кандидатов активно вели агитацию, кандидаты встречались с общественностью в тесных залах с объятиями и рукопожатиями. Все профилактические меры, принятые во время голосования выглядели неубедительно: дистанцию никто не соблюдал, перчатки и маски были у единиц. Здоровье ушло на второй план, на кону был главный пост страны. Но не прошло и нескольких дней после выборов, 27 марта в Абхазии уже вводят чрезвычайное положение.

«За» и «против» карантина

Конечно, общество разделилось в вопросе, стоит ли вводить жесткие ограничения в связи с пандемией. Тем более, что некоторые постсоветские страны от самоизоляции отказались. Скептиков, убежденных, что пандемия есть не что иное, как всемирный заговор фармкомпаний или т.д., было много. Среди них были даже журналисты. Несмотря на запрет выходить на улицу без надобности, некоторые люди продолжали это делать. А в деревнях и вовсе игнорировали эти требования. Но ученые и специалисты пытались объяснить угрозу, твердо уверяли людей, что опасения и меры не напрасны. Регулярно по телевидению выступали врачи и эпидемиологи с обращением к гражданам.

О том, что угроза пандемий реальна, ученые предупреждали и раньше. В регионе в 2000-х были зарегистрированы случаи атипичной пневмонии и различных штаммов опасного гриппа. Тогда распространение инфекции было остановлено, и республика отделалась легким испугом. Но ученые уверены, что пандемии с увеличением населения земли и глобализацией, будут повторяться. Человечество должно быть к этому готово. И, конечно, главный вопрос – готова ли абхазская медицина к таким катаклизмам.

Выдержит ли медицина удар?

Стало ясно, что к вспышке надо готовиться, все силы штаба были брошены на подготовку персонала и закупку необходимого оборудования. Денег у страны на такие расходы не было. Подключилась диаспора и местные бизнесмены. Последние создали благотворительное движение. Собранные средства пошли на закупку аппаратов ИВЛ и спецсредства для медицинского персонала. Но было понятно, в случае начала эпидемии в республике, этого будет недостаточно. В какой-то момент с прилавков резко исчезли антисептики и маски. Спрос был небывалый. Люди скупили практически все, оставшееся владельцы аптек начали продавать втридорога. Недобросовестные предприниматели также начали повышать цены на жизненно важные товары. Жалоб от простых людей с указанием случаев много в сети Фейсбук.

Конечно, на фоне развернувшегося волонтерского движения это выглядело крайне контрастно и вызывало оправданный гнев граждан. Процесс взяли под контроль правоохранительные органы, начались проверки аптек и ситуацию удалось нормализовать. В столичном доме мод занялись изготовлением медицинских масок. Активно работало волонтерское движение. В какой-то момент, несмотря на то, что были смельчаки, нарушавшие режим, страна встала Но пауза была недолгой.

Цены и продукты

Рост цен на фоне увеличения курса доллара и евро к рублю естественным образом привел и к подорожанию продуктов питания, сдержать это даже при желании власти Абхазии, находящийся в рублевой зоне, не могут. Цены продолжают ползти вверх и сегодня. Примерно на 30%, по наблюдениям граждан, повысилась стоимость продуктов питания, которая увеличивается несмотря на падение покупательской способности населения. А вот сезонные фрукты из-за отсутствия туристов, как отмечают местные, подешевели. Малина и клубника, которые в этом году в больших объемах выращивались для экспорта, стоили дешево. Временно в период карантина продукцию не могли вывозить за рубеж. Компании несли убытки, недополучили прибыль и крестьяне. Если компаниям с большими объемами позже дали возможность вывезти товар в Россию, то крестьянам оставалось рассчитывать на финансовые возможности местного населения.

Экономика и туризм

Про негативный эффект для Абхазии можно было сразу догадаться, ведь республика полностью завязана на туристической отрасли, и закрытие границ столкнет страну с серьезными проблемами. Если весну страна пережила, то уже в июне бюджетники, которые, казалось бы, в отличие от самозанятых, должны себя чувствовать максимально защищенными, получили заработную плату с почти двухнедельной задержкой. Смена власти и экономический кризис вкупе сыграли свою роль. Антикризисный план, который так ждут граждане, до сих пор не представлен.

5 июля, выступая на пресс-конференции, президент Аслан Бжания сообщил о предстоящих задержках по выплатам заработной платы и социальных пособий. По словам президента, это будет происходить в течение 2 месяцев. Но как за это время будет компенсироваться дыра в казне не понятно.

Бюджет страны формируется за счет собственных средств (это около 9 млрд. рублей) и финансовой помощи от Российской Федерации. 9 миллиардов страна зарабатывает во время курортного сезона, то есть, в основном, с мая по октябрь. Малый и средний бизнес не функционировал около 4 месяцев, а это поставило под угрозу и банковскую сферу. Национальный банк Абхазии заявил о приостановке выдачи кредитов, так как средства будут направлены на обязательные выплаты. Половина туристического сезона прошла впустую, самозанятые граждане, которых в Абхазии много, надеются на открытие границы с Россией, ведь турпоток движется именно оттуда. И голос этих людей, оставшихся без заработка, все сильнее. Так, группа из нескольких человек, которые зарабатывали на границе на перевозке грузов, в июне даже попыталась устроить акцию протеста на реке Псоу. К ним приехал лично глава Гагрского района. Власти успокоили их, пообещав оказать помощь. Если эту группу успокоить удалось, то пользователи абхазского сегмента Фейсбук все активнее требуют открыть границу. Власти может быть и готовы пойти им на встречу, да только в одностороннем порядке сделать это невозможно. Россия также должна снять ограничения.

Возродить сельское хозяйство можно, но не сразу!

Кризис показал и проблемы в абхазской экономике, которая в настоящее время зависит, в основном, от туристической отрасли. Сельское хозяйство, которым славилась Абхазия в советские годы, наравне с туризмом, оказалось заброшено. Когда-то Абхазия была экспортером не только мандарин, вина, но и табака, чая.

Уже в первые дни карантина, об этом потенциале вспомнили жители республики. Многие начали возвращаться в деревни, закладывать огороды. Такой пример демонстрируют даже абхазские церковнослужители. В Ново-Афонском монастыре архимандрит Дорофей Дбар лично занялся огородом, фотографии которого он публикует на своей страничке в Фейсбуке. Монастырь когда-то был не только культурным, религиозным, но и сельскохозяйственным центром. Потенциал есть, лишь бы было желание. Опустевшие села, заброшенные владения – вот ресурс, который республика может использовать.

Мягкий климат и плодородные почвы – идеальные условия для сельского хозяйства. В Абхазию неоднократно привозили заморские саженцы, и они приживались и плодоносили. Вокруг Ново-Афонского монастыря до сих пор растут оливковые деревья, некогда завезенные греческими монахами, но эти труды иноков были заброшены и сады зачахли. В настоящее время другая культура — киви стала популярной в Абхазии. Еще 20 лет назад фрукт рос только в садах у профессиональных ботаников, теперь же его выращивают и крестьяне на продажу. Так что безденежье может Абхазии и грозит, но не голод. Даже во время блокады в 90-е годы страна существовала за счет внутренних ресурсов, жителей кормила их земля: огороды и сады.

Претензий к бывшему президенту Абхазии Раулю Хаджимба было много, но, судя по всему, еще больше будет к нынешнему. Компенсировать потери бюджета и найти резервы – задача сложнейшая в нынешних условиях. Новое правительство уже приняло решение о корректировке бюджета, деньги будут тратиться только на самое необходимое – выплаты по социальным обязательствам. Но и на это без налоговых поступлений сложно найти финансы. Именно поэтому, наверное, президент активно взялся за борьбу с коррупцией. Под стражу по обвинению в хищении бюджетных средств был взят глава РУП «Абхазсавтодор» Борис Ачба. Ему вменяется присвоение 20 млн. рублей и грозит до 12 лет лишения свободы. Конечно, 20 млн. капля в море, но кто знает, если всех мошенников вывести на чистую воду, может общая сумма возвращенных средств хватит Абхазии пережить еще несколько пандемий без головной боли. Не секрет, что в стране высокий уровень коррупции. Контрольная палата, подотчетная парламенту, неоднократно докладывала о нарушениях в различных госструктурах. Тут у президента Бжания есть, где развернуться и найти источник пополнения бюджета.

Постепенно информация от оперативного штаба по борьбе с коронавирусной инфекцией начинает улучшаться, уже больше двух недель в республике нет ни одного заболевшего инфекцией. Но карантин постепенно оттягивается, а вместе с его отсрочкой настроение людей становится все мрачнее. 15 июля ограничения должны были снять, и будет ли продлен карантин или все же курортный сезон начнется, зависит не только от Абхазии, но и от Российской Федерации. Вообще, ситуация с коронавирусом для Абхазии не просто испытание, это можно рассматривать, как толчок для саморазвития и создание новой абхазской экономики. Сегодня уже стало понятно, что полагаться только на туризм и внешнюю помощь не просто не надежно, но и опасно.

Александра И., специально для newcaucasus.com

P.S. Материал содержит терминологию, используемую в самопровозглашенной республике Абхазия