Российский исход

1778

24 февраля 2022 года стало своеобразным Рубиконом, отделившим Россию от остального цивилизованного мира. Добро от зла, справедливости от неоправданной жестокости и насилия. Проведшей красную черту между войной и мирной жизнью миллионов людей и напрямую ставших жертвами этой войны, и людьми, не желающими мириться с тем, что творит их государство. Это время стало причиной самого массового «исхода» россиян, многих из них – в Грузию.

Сколько их, что они делают в этой стране, как адаптируются к новым для себя условиям жизни? Попробуем разобраться.

Директор отделения Free Russia Foundation на Южном Кавказе Егор Куроптев знает все, что касается новой российской эмиграции. Free Russia Foundation – самая авторитетная в Грузии организация, занимающая поддержкой политических и гражданских активистов из России с офисами в Тбилиси, Киеве, Берлине и Праге и штаб-квартирой в Вашингтоне.

Особенное значение она приобрела именно сейчас, когда война привела многих несогласных с ней россиян на землю, где, по их мнению, можно свободно и спокойно жить, работать и выражать свое мнение. В первую очередь, Free Russia помогает оппозиционным журналистам и гражданским активистам, напрямую борющимся с российским авторитарным режимом и подвергающимся преследованию на родине. Их в Грузии около двух тысяч человек, констатирует Куроптев. Могло быть и больше, если бы грузинские власти время от времени не препятствовали их въезду. Так, в свое время не смогли въехать в Грузию журналист «Дождя» Михаил Фишман, юрист ФБК Любовь Соболь, оппозиционер Дмитрий Гудков, журналист Митя Алешковский и другие. Но люди, не поддерживающие эту войну и активно выражающие свою позицию, тоже могут обратиться в Free Russia. Остальным туда дорога закрыта. Это принципиальная позиция организации.

***

Практически ничем не выделяющийся от остальных таких же уютных домиков в старом районе Тбилиси. Улица Бетлеми, 23. Здесь расположена организация Emigration for Action, одна из немногих открывшихся в Грузии после начала жестокой и кровавой войны, ведущейся Путиным в Украине. Меня встречает интеллигентный и вежливый молодой человек. Его зовут Даниил.  Ему 29 лет, и он из Санкт-Петербурга. Приехал в Грузию в мае 2022 года – не захотел ассоциировать себя со страной, ведущей захватническую войну. Он охотно отвечает на вопросы. Видно, что он рад каждому посетителю, вошедшему в этот дом. Офис напоминает больше кафе – есть барная стойка, за которой ловко орудует бокалами-бутылками молодой человек с дредами. Есть столики. Можно выпить кофе и спокойно поговорить.

Даниил рассказывает, что организация в основном помогает украинским беженцам: предоставляет возможность получить бесплатные лекарства, предметы гигиены, одежду и т.д. С апреля в Emigration for Action помогли примерно 3 тысячам украинцев, закупив лекарств на 150 тысяч лари (более 50 тысяч долларов). Количество украинцев, которые приехали в Грузию после начала войны, было примерно 150 тысяч. Сейчас, по словам Даниила, осталось около 26 тысяч человек. Это украинцы преимущественно из южных регионов Украины, оккупированных российскими войсками в первые месяцы войны. Попадали они в основном через Крым, потом маршрут их лежал через Краснодар, Ростов-на-Дону и, наконец, в Грузию. Грузия беспрепятственно принимала всех украинских беженцев, но субсидии, которые дало государство на жилье и проживание, закончились в августе.

Многие из украинских беженцев воспользовались европейской программой помощи и уехали дальше в Европу. Канада, в которой одна из самых многочисленных украинских диаспор в мире, также приняла большое количество украинцев. В Грузии остались только те, кому нужна медицинская помощь, либо те, у кого уже здесь есть родственники или знакомые. В помощи украинцам Emigration for Action сотрудничает с волонтерскими движениями, также организованными эмигрантами из России: Choose to Help, Волонтери Тбiлiсi, Твоя Украiна. Что касается беженцев из России, которые попали в Грузию после объявления Путиным частичной мобилизации, то они тоже обращаются в Emigration for Action за помощью. Первую неделю их было очень много, теперь поток потихоньку спал. Организация предоставляет в первую очередь информационную помощь: рассказывает об особенностях и традициях страны, в которую они попали, помогает с поиском жилья, медицинской страховки. На столе лежит большой лист бумаги, на которой есть напоминание всем русским, посещающим офис на Бетлеми, что 20% Грузии оккупировано российскими войсками. Это принципиальная позиция тех людей, которые работают в Emigration for Action.

Шелтеры в Тбилиси есть, их немного, но мест в них категорически не хватает. В них в преимущество предоставляется людям с активной гражданской позицией, выражающих свое негативное отношение к войне. Было больше, но сейчас они закрыты и переоборудованы в хостелы. Месяц в таком хостеле стоит примерно 150 долларов. Это недорого, учитывая, что арендное жилье в Тбилиси очень подорожало с наплывом огромного количества россиян. Стоимость жилья в зависимости от района и качества варьируется от 400 долларов и выше. Не для всех даже эта цена становится подъемной. Многие бежали из России, бросая на границе на Верхнем Ларсе даже свои автомобили и переходя границу с одним рюкзаком пешком, на велосипеде или электрическом самокате. Поэтому многие приехавшие снимают квартиры вскладчину.

Шелтер AntiZona в Тбилиси принимает людей с марта 2022 года и помогает политическим активистам из России и беженцам из Украины найти свой дом и обустроиться в Грузии. Есть, например, шелтер, в Аджарии. Его открыла российская экоактивистка и журналистка Наталья Зубкова. В России она писала о проблемах Кузбасса и уехала из страны весной 2022 года после нападения и угроз со стороны властей. Шелтер «Тихое место» расположен недалеко от Батуми. В нем несколько комнат, в которых можно размещаться с детьми и с животными. Но он рассчитан всего на 12-15 человек, поэтому, чтобы забронировать проживание, нужно оставлять предварительную заявку. Но и в этой заявке есть вопросы об оккупации Грузии и согласии с этим утверждением потенциальных посетителей «Тихого места». Конечно, этот шелтер не решает вопросов ночлега десятков тысяч въехавших россиян.

В Тбилиси, к сожалению, нет коливингов (совместного жилья) фонда «Ковчег», которые открылись еще весной в Ереване и в Стамбуле, а также временно осенью в казахстанских Алматы и Актобе. Поэтому многие устраивают подобные коливинги себе сами, снимая одну квартиру на несколько человек, тогда и жилье оплачивать гораздо дешевле, учитывая взлетевшие в разы цены на аренду.

Работы в Тбилиси для приезжих нет. Ее трудно найти и местным. И дело не только в знании языка, без которого, конечно, в чужой стране сложно. Поэтому те, у кого есть работа на удаленке, чувствуют себя в Грузии значительно уверенней. Кто-то открывает свой бизнес, тогда появляется возможность устроиться туда и соотечественникам. Остальным приходится туго. Многие устраиваются на стройки, подрабатывают ремонтом квартир. Во время сбора винограда – «ртвели», в Грузии тоже подрабатывали россияне, но это сезонная работа. Курьеры, специалисты call-центров для русскоязычных. Теперь здесь гастарбайтеры они…

Точных данных, сколько въехало россиян в Грузию, найти сложно. По мнению Егора Куроптева, в Грузии осталось около 120 тысяч россиян. Многие из них – россияне грузинского происхождения, пожелавшие вернуться на историческую родину. Многие используют Грузию как хаб, транзитную страну, и едут дальше: в Европу, США, Канаду, Турцию, страны Азии – ведь рейсов из России уже почти никуда нет…

Так, например, посольство Германии в Грузии в октябре заявило о начале выдачи национальных виз (типа D) россиянам в Грузии без ВНЖ и требований к сроку проживания в стране. Это решение касается рабочих виз (в том числе, для IT-специалистов) и виз для воссоединения семьи. Новые правила коснутся только тех граждан РФ, которые постоянно проживали на территории России до 24 февраля, после чего выехали в Грузию.

Есть те, кто возвращается обратно – в Россию, но их совсем немного. На мой вопрос о «качестве» приезжающих, Даниил соглашается со мной, что есть разные люди. В первую волну весной приезжали в основном оппозиционеры, фрилансеры, IT-специалисты, то есть люди, которые знали, что будут делать в чужой стране. У них была работа, заработок и накопления. Сейчас приезжают разные люди, разных специальностей и, порой, разных взглядов. Например, 27-летняя девушка Катя из подмосковного Подольска живет на помощь друзей. Ее молодого человека не выпустили из России, но в Грузии ей очень нравится, хотя она понятия не имеет, чем будет здесь заниматься. Даниил убежден, что люди, убежавшие от мобилизации, уже относятся к этой войне отрицательно. Они не хотят стрелять и убивать других людей.

Очень многие, обращающиеся в Emigration for Action, первым делом спрашивают, чем они могут помочь украинцам. И это очень важно для идентификации каждого, кто приходит сюда. Многие остаются работать волонтерами, чтобы хоть что-то сделать для людей, потерявших на родине все. Волонтеры не только помогают украинцам, но и занимаются уборкой мусора в тбилисских парках и скверах. Им хочется хоть как-то помочь городу, который дал им приют в сложное для них время. После начала мобилизации во время огромной пробки на Верхнем Ларсе волонтеры помогали вновь прибывшим добраться до города, оказывали первую психологическую помощь.

«Кажется, что не всё еще потеряно и человечность в конечном итоге победит», – считает Катерина Кильтау, бывший координатор движения «Голос» в Алтайском крае и сооснователь проекта Emigration for Action.

Негатива со стороны местного населения приезжие не чувствуют. Но и они сами стараются вести себя корректно, понимая, что люди могут испытывать раздражение от такого наплыва людей из страны, ведущей войну. Поначалу многие граждане Грузии очень резко высказывались против такого российского «исхода»: предлагали закрыть границу и ввести въездные визы. Но грузинское правительство, придерживающееся с самого начала войны политики невмешательства и соглашательства, пока поставило на паузу принятие подобных законов. Огромные финансовые вливания в грузинскую экономику только за счет денежных трансферов закрывает многим несогласным рты. Потихоньку страсти улеглись. Пока…

Конечно, многие россияне понимают, что в ближайшее время не вернутся на родину, и начинают учить грузинский, чтобы адаптироваться в новой для себя языковой среде. Обманчивые ожидания, что Грузия, как бывшая часть СССР, должна говорить на русском, вначале сменяются недоумением и быстро разбиваются о непонимание при постоянном бытовом контакте. Молодежь в большинстве либо вообще не говорит по-русски, либо говорит очень плохо. Грузины уже давно переориентировались на изучение английского языка, хотя, например, старшее поколение тбилисцев неплохо владеет русским языком. Конечно, изучают язык далеко не все. Например, владелец бара «41 градус» Роман Милостивый считает, что для комфортной жизни в Тбилиси достаточно знать русский и английский. Роман открыл бар в Тбилиси в его историческом центре, районе Сололаки, несколько лет назад. Теперь это место собирает тех, кто приехал сюда добровольно или вынужденно, но хочет пообщаться со своими единомышленниками в привычной для себя языковой среде. Вообще это стало тенденцией. С начала войны многие россияне стали собираться в тех местах, ресторанах и барах, где владельцами являются этнические русские. В основном они находятся в центре, в туристических местах.

Есть атмосферные заведения, например, гастрономическое кафе «Уцхо», там подают полезный фастфуд, в основе которого лежат принципы кето-питания. Хозяйка кафе, Лара Исаева, известна не только своим аутентичным меню, но и культурной программой. Здесь проходят квартирники, арт-вечеринки, встречи с интересными людьми. Сама Лара устраивает читки различных пьес, или «читакли», как их называют в кафе. Все донаты идут в помощь Украине.

Тбилиси изменился. На улицах города часто слышится русская речь. Хорошо это или не очень, покажет время. А оно сейчас очень сложное и непредсказуемое. Люди не так оптимистично и уверенно смотрят в будущее, которое кажется им очень туманным.

Но война рано или поздно закончится. Захотят ли переселенцы вернуться домой? Сколько из них адаптируется, обживется на новом месте? Мы не знаем ответы на эти вопросы. Так, например, Даниил уверен, что как только в России поменяется режим, он обязательно вернется домой, в родной Санкт-Петербург…

Ксения Сазонова, специально для newcaucasus.com