РАЗВОД ПО-СУДАНСКИ, ИЛИ АФРИКАНСКИЙ СЦЕНАРИЙ ПЛЕБИСЦИТНОГО ГЕНЕРИРОВАНИЯ

1104

Южный Судан – самое молодое государство планеты. Непризнанное, но подающее большие надежды.

Много лет назад, когда в Варшаве родился Варшавский договор, в Калифорнии открылся Диснейленд, а в Каире Индия и Египет договорились «о вечном мире, дружбе и братских отношениях», на юго-востоке Северной Африки разразился скандал. Вооруженный. Спустя 17 лет участники гражданского противостояния подписали мирное соглашение. Арабский Север Судана предоставил негроидному Югу кое-какие автономные права. С новой силой конфликт разразился в 1983 году, когда в Хартуме решили: пора бы уж начать исламизацию. Законы шариата – отсечение руки, побивание камнями и публичные порки, южанам не понравились. Гражданское противостояние: дубль-2. Арабы и неарабы воевали еще 22 года.

До этих событий, после них и в промежутке в самом Хартуме с завидным постоянством менялись правители. Правда, перевороты приходили не очень пунктуально: 1958, 1964, 1965, 1969, 1971, 1985, 1989. В итоге, суданцы допереворачивались до Омара Башира, а если уважительней – Омара Хасана Ахмеда аль-Башира. Эта персона получила всемирную известность благодаря пиару, проплаченному Международным уголовным судом. Гаага выдала международный ордер на арест президента Судана – по обвинению в геноциде. Сам аль-Башир отреагировал щедро-расточительно: «Они могут взять свой ордер – и съесть его!»

Но это совсем другая история. Она рассказывает о том, как военные и не только выжигали и без того выжженную пустыню в провинции Дарфур. Там под горячую аль-баширскую руку попали западно-суданские негроиды, и, кстати, по совместительству – мусульмане. Южно-суданским негроидам – умело совмещающим расовую неприемлемость с этно-религиозной – куча племен языческо-христианского вероисповедания, как ни парадоксально – повезло больше. Вернее, досталось меньше.

Аль-Башир не без удовольствия продолжил гражданскую войну с Югом. И политику исламизации, начатую его предшественником – Джафаром Мухаммедом Нимейри. Которого Омар Хасан Ахмед не без того же удовольствия сверг.

Уже при нем правительственные войска Судана сжигали деревни, минировали сады-огороды, отравляли колодцы. Одних пытали, с другими поступали гуманнее – расстреливали. Бомбили не только и не столько позиции повстанцев, сколько населенные пункты – вместе с жилыми домами и школами. Похищали детей – как в старые добрые времена. Продавали на невольничьих рынках – как в те же старые и добрые…

В общем, за период войны от пуль, мин, голода и засухи погибли около двух миллионов человек. Еще четыре миллиона – бежали. В 1999 году аль-Башир, отчаявшись, сделал жест доброй воли: предложил южанам культурную автономию. Всего-то… От культуры отказались. Мясорубка закончилась в 2002 году. Дальше шли переговоры и гибли люди, но уже не массово. В 2005-м Север и Юг подписали мирное соглашение. 9 июля лидер повстанцев Джон Гаранг стал вице-президентом Судана и главой Южносуданской автономии. А уже 30 июля по трагической случайности вертолет, на котором Гаранг возвращался из Уганды, разбился. По официальной версии – из-за плохой видимости.

Но к тому времени Аль-Башир уже совершил роковую оплошность – утвердил временную конституцию. Согласно документу через шесть лет должен был состояться референдум – о независимости Южного Судана. И о чудо! Так оно и случилось!

В январе 2011 года в течение одной недели почти четыре миллиона южносуданцев и выходцев из мятежного региона голосовали. К урнам рванули 83% лиц, имеющих право и основание волеизъявиться. За суверенитет высказались 98,83%.

Любопытно, что на некоторых участках проголосовавших было больше, чем бюллетеней, более шести тысяч бланков были испорчены, а 8 366 – и вовсе оказались пустыми. То есть более восьми тысяч человек пришли на избирательные участки и, никак не надругавшись над бюллетенями, бросили их в урны. А ведь, шобы уж наверняка бланки были осквернены, их оснастили не только соответствующими двум ожидаемым ответам надписями, но и вполне доходчивыми рисунками: поднятой рукой инспектора ДПС и рукопожатием, то ли слямзенным из клипов современной западной попсы, то ли стыбренным с советского плаката «Мир-труд-май»…

Тем не менее, тысячи людей так «опустошительно» обошлись со своим светлым будущим. Может по безнадежной неграмотности, может, не определившись с выбором, а может – в знак протеста, или из солидарности с десятками пылающих и тлеющих конфликтов на коре планеты Земля, лишенных возможности вот так – во всеуслышанье – повторить слова небезызвестной русской народной песни: я свободен!

Удивительно, что еще накануне референдума злой разбойник Бармалей посетил столицу Южного Судана – Джубу. В логове ополченцев Омар аль-Башир сделал невероятное: пообещал признать любые итоги плебисцита. Военный преступник даже выразил готовность принять участие в празднованиях – по случаю образования нового государства.

А произойти это может уже в июле. Девятого числа. Тогда, возможно, в Джубу пригласят и аль-Башира – в его новой (как минимум) показной благой ипостаси. А Судан лишится одной пятой себя – территории и населения. Лишится богатых залежей нефти, которые когда-то позволяли лихорадочно закупать оружие – для устрашения и подчинения мятежной одной пятой…

Но, судя по всему, закон Архимеда – он и в Африке закон. Так что, друзья-самодержцы, либо не учите физическую науку, либо – подстраивайтесь под нее. А я буду ждать июля. Ясное дело – с фломастером в правой руке. Чтобы одним из первых окрасить на карте Земли 194-е новое государство в новый цвет.

ПОДЕЛИТЬСЯ