Нино Накашидзе: Европа положительно оценила поправки в Избирательный кодекс Грузии

1241

Председатель Комитета по Евроинтеграции Парламента Грузии, депутат от «Единого национального движения» Нино Накашидзе в интервью заявила, что Евросовет и ОБСЕ положительно оценили те поправки, которые внес Парламент Грузии в Избирательный Кодекс перед майскими выборами.

– Все принятые поправки были отправлены на оценку в Евросовет и ОБСЕ. Единственное замечание, которое мы получили, касалось того, что регионы – избирательные округа – сильно различаются по количеству населения. Это произошло потому, что, малонаселенные регионы, например, такие как Сванетия, где живут от 10 до 15 тысяч избирателей, трудно объединить с другим регионом из-за географических условий. Я не думаю, что какой-то малочисленный регион в низине можно объединить со Сванетией.

– Но ведь в Тбилиси есть и избирательный округ Ваке-Сабуртало, в котором проживает до 400 тысяч населения, и тем не менее…

– Мы можем увеличить число депутатов в Парламенте и за счет этого поделить избирательные регионы на более мелкие. Но 4 года назад уже проводился референдум, на котором люди проголосовали за уменьшение мест в парламенте. Второй выход – идти по тому пути, который уже есть: историческое и географическое разделение регионов Грузии по избирательным округам.

– Были ли высказаны на Саммите НАТО какие-либо претензии по отношению к демократическим процессам в Грузии?

– Нет, такие претензии не высказывались. В коммюнике никаких претензий в отношении Грузии объявлено или высказано не было. То, что Грузия не получила MAP, это скорее политическое решение, которое объясняется политической ситуацией больше, чем претензиями к Грузии. Я скажу больше: последняя оценка, которую провели эксперты НАТО, оказалась положительной. Отмечается, что за 4 года достигнут очень большой прогресс. Сегодня в Грузии есть армия, которая состоит из 32 тысяч профессиональных военнослужащих, прошедших тренинги и оснащенных по стандартам НАТО. И вообще, Грузия переходит на профессиональную армию. Я думаю, это произойдет до 2010 года. До этого времени резервисты будут проходить периодические сборы, но армия будет контрактной, профессиональной. Призывников пока призывают, но этот процесс немного приостановлен, больше акцент делается на резервистах. Постепенно число призывников будет уменьшаться, и мы перейдем на профессиональную армию.

– Как граждане Грузии отстаивают свои конституционные права?

– Начнем с того, что уровень политической культуры низок, как среди населения, так и среди политических партий. Мы уже провели некоторую работу для того, чтобы повысить политическую культуру. Чтобы те же депутаты знали, что входит в их обязанности, как они должны работать с населением, как общаться с избирателями. С другой стороны, население должно знать, как может защищать свои права. Притом, что каждый регион будет представлен в парламенте, население должно знать, как отстаивать свои права с помощью своего депутата. Это вопрос общей культуры, политической культуры, и поскольку в школах нет общего политического образования, то вопрос гражданского образования очень важен. Конечно, менталитет так сразу не меняется, но я думаю, что определенная просветительская деятельность в отношении того, как защищать свои права, должна быть проведена. Люди должны знать не только права, но и обязанности. Потому что многие знают о правах, но при этом забывают, что являются гражданами Грузии и должны следовать Конституции и законодательству Грузии.

– Как вы прокомментируете те поправки в избирательном законодательстве, которые были приняты в промежутке между президентскими и парламентскими выборами Грузии?

– Начнем с изменения, которое коснулось соотношения депутатов-мажоритариев и представителей партий. Мы ввели новое соотношение – 75 на 75. Когда 4 года назад был проведен референдум по сокращению мест в парламенте, было принято решение сократить количество мест в Парламенте до 150. Из них 50 отводилось депутатам от регионов и 100 – представителям партий. Детали, как будут распределены места по регионам, не были уточнены. То есть, получалось, что некоторые регионы оставались без своих представителей в парламенте. Естественно те, кто сегодня являются мажоритариями, не были довольны тем, что 25 регионов должны потерять своего представителя в Парламенте. У нас были дискуссии с оппозицией по поводу того, чтобы обеспечить регионально-пропорциональное представительство в парламенте. В этом случае по многомандатной системе можно было бы покрыть регионы. Для того чтобы провести это конституционное изменение, нам необходимо было конституционное большинство в парламенте. Однако оппозиция не пришла и не приняла участия в тот день в голосовании. Нам пришлось перенести голосование на неделю. До этого с оппозицией шли консультации и мы объяснили, что без их участия не сможем выполнить их же просьбу. Однако и на следующий раз они не пришли. Каждый раз спикер парламента Нино Бурджанадзе на три часа откладывала голосование по этому вопросу, устраивала технические перерывы, обзванивала оппозиционных депутатов и просила их придти. Она предупредила, что мажоритарии выдвигают инициативу нового законопроекта. Однако они и на этот раз не пришли. После этого парламентское большинство стало перед необходимостью войти в альянс с мажоритариями – нам было необходимо определенное количество голосов. Мы не могли дальше тянуть, потому что конституционные изменения до выборов необходимо проводить так, чтобы была возможность у комиссии, у членов ЦИК пройти тренинги, а партиям подготовиться к выборам. Это должно произойти за 2 месяца до выборов. Поэтому нам, для того, чтобы объявить день выборов, было необходимо закончить с этими конституционными изменениями. В принципе, ничего не изменилось в системе, только сократились партийные места.
Что касается остальных изменений, сделанных на основе рекомендаций Евросовета и ОБСЕ, то и здесь были произведены существенные изменения. До этого мы снизили проходной барьер для политических партий с 7% до 5%. Это было сделано по просьбе оппозиции. Однако, когда мы снизили барьер, представители оппозиции заявили, что их это не интересует. Тем не менее, изменение было оценено как положительное. В предыдущих выборах в ЦИК были предусмотрены места для оппозиционных партий, т.е. 7 членов комиссии представляются президентом и утверждаются парламентом и 6 назначают партии, которые получают бюджетные субсидии (партии, представленные в законодательных органах власти). Все кардинальные решения принимались двумя третями голосов. Такой же состав будет теперь применен и по отношению к районным комиссиям. Кроме того, мы расширили мандат местных наблюдательных организаций и они теперь имеют те же полномочия, что и у иностранных наблюдателей. То есть, они имеют право присутствовать на всех избирательных участках и во время голосования и во время подсчета голосов. Районные ИК будут сразу же вывешивать результаты выборов, во всех ИК установлены факсы. Сама форма заполнения протокола стала намного легче. Мы сняли вопрос о дополнительных списках, так как списки сами по себе были улучшены. Система обжалования упростилась, сегодня четко определено, что изначально следует подать жалобу в вышестоящий избирательный орган. То есть, на решение участковой комиссии жалоба поступает в районную комиссию и после этого уже может быть направлена в суд. На решение районной комиссии жалоба направляется в Центральную комиссию и после этого – в суд. Сам процесс приема, рассмотрения и сроки рассмотрения жалоб были установлены с учетом рекомендаций. У нас была идея, чтобы все секретари на всех участках были бы представлены оппозицией. Об этом мы собирались договориться с оппозицией, но они на переговоры не пришли. Вполне возможно, что мы не сможем ввести такого рода изменения.

– Как вы считаете, разрядится ли политическая ситуация, если оппозиционные партии будут шире представлены в парламенте?

– Надеюсь, что да. Чтобы разрядить политическую обстановку, мы должны повысить уровень доверия населения к результатам выборов и заняться делом, а не митингами и болтовней. Потому что это только затормаживает развитие государства в целом. Политические процессы с улицы надо переводить в парламент и дебаты устраивать у микрофона. Политические демонстрации и митинги тоже должны иметь форму как это происходит во всем цивилизованном мире. Для этого подается заявление о намерении провести митинг, и обычно демонстрации проводятся не тем, что перекрываются улицы, а тем, что проходят демонстранты, и тем самым выражают свой протест. Этому тоже следует учиться.

Беслан Кмузов

Материал подготовлен в партнерстве с фондом имени Конрада Аденауэра в рамках проекта «Прозрачность парламентских выборов в Грузии».

ПОДЕЛИТЬСЯ