Филипп Арзуманян: Выборы в Карабахе – это «Игра престолов», только сюжет остроумнее

1800

В непризнанной республике Нагорный Карабах избран новый президент. Им по итогам второго тура стал бывший премьер-министр и госминистр Араик Арутюнян. Однако часть общества – как члены оппозиционных Арутюняну партий, политики и активисты, так и представители общественности, ставит вопрос о легитимности нового руководителя – ведь выборы прошли в условиях режима Чрезвычайной ситуации и опасности распространения коронавируса, а также со значительным количеством нарушений. Об этом и влиянии на результат процедуры избрания президента Карабаха рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com руководитель Штаба краткосрочной наблюдательской миссии «Союза информированных граждан» Филипп Арзуманян.

«Выборы в Арцахе прошли без вазелина» – эти слова ходят по фейсбуку… Филипп, согласны ли вы с данным… тезисом?

Я в этом не большой специалист, на выборах в Арцахе были люди, которые гораздо лучше разбираются в вазелиновых вопросах, особенно если речь идёт об установлении доверительных отношений с Ереваном. Если я правильно понимаю приведённый вами тезис, то нарушения были действительно наглые, оба армянских государства не видели такого больше десяти лет. Однако эти нарушения можно разделить на две части: осознанные и нет. Осознанные – это те, которые дают повод рассуждать о том, что они были спланированы и тщательно подготовлены. Остальные же – просто от незнания своих полномочий председателями и членами комиссий, а также от условий на некоторых участках, где проводились выборы.

Насколько определяющими были зафиксированные вами нарушения? Действительно ли они принципиально повлияли на результаты?

Могу с уверенностью сказать, что на результаты первого тура повлияла сама наблюдательская миссия, я это много раз повторял, и продолжу повторять. Мы стояли буквально над головой у всех комиссий, вплоть до Центральной, и несколько сотен голосов, скорее всего, были бы проглочены с потрохами, если бы не жёсткий контроль наблюдателей. И тогда не было бы никакого второго тура, не было бы признания за Арцахом элементов демократии, как это выглядит для мирового сообщества сейчас. Что касается влияния самих нарушений – нами было охвачено огромное для Арцаха количество участков, и если экстраполировать увиденное на всю республику, то можно сделать вывод о том, что нарушения могли серьёзно поменять картину. Речь идёт, скорее, о заранее спланированной стратегии контролируемого голосования, которую крайне сложно проследить на самих выборах. Мои полномочия распространялись только на день голосования, мне предложили возглавить Штаб именно в этот период, но результат могла изменить именно общая система воздействия на результаты выборов, выходящая за рамки самого процесса голосования. И мы будем комплексно подходить ко всей системе государственных институтов Арцаха, чтобы избежать подобных прецедентов и построить нормальное общество.

Какие нарушения в большей степени удивили и возмутили вас и вашу команду?

Конечно, те, которые делались осознанно, и которые отказывались фиксировать. То есть если наблюдатель делает справедливое замечание председателю комиссии, а тот отказывается исправлять ситуацию, а, тем более, если он в агрессивной форме мешает деятельности наблюдателя, тем самым срывая электоральный процесс – это преступление. И наблюдателей мы готовили так, чтобы они отвечали на подобное поведение жёстко, по закону, не давая спуску тем, кто намерен играть с будущим Арцаха. Кроме того, конечно, вызывают обеспокоенность действия полиции, сотрудники которой не опубликовали списки и допустили повторную регистрацию избирателей.

– Как вы оцениваете поступок Масиса Маиляна, отказавшегося от участия во втором туре?

– У него не было другого выбора. Я достаточно много знаю о том, что творилось между кандидатами, что было с властью в Арцахе в этот период, все их интриги и рокировки. Это «Игра престолов», только сюжет гораздо остроумнее и неожиданнее. Но мой статус не позволяет мне комментировать это и вдаваться в подробности. Поговорим как-нибудь потом.

– Какова роль арцахских властей в том, что происходило на избирательных участках?

– Роль лишь в их бездействии и попустительстве. Им было выгодно то, что происходило, равно как и Еревану. Тут была чёткая позиция: не вмешиваться, будущий президент нам на руку. Я считаю это стратегической ошибкой, но у Никола Пашиняна иная позиция и свои аргументы. Время нас рассудит и всё поставит на свои места.

– Ваша команда отказалась от наблюдения во втором туре президентских выборов в Арцахе по причине уже вполне явной опасности заражения коронавирусом? Были ли другие наблюдатели?

– Мы не отказывались от наблюдения. Были и мобильные группы оперативного реагирования, были наблюдатели из Арцаха, были те, кто следил за процессом через онлайн-трансляции. Было принято оптимальное решение – не подвергать опасности население, но и не дать безнаказанно совершать преступления. Мы справились с этой миссией, даже несмотря на фиктивный характер второго тура.

– Легитимен ли, на ваш взгляд, президент, избранный таким образом?

– Арцах – относительно свободная и относительно демократичная страна. Не потому что власти такие хорошие, а потому, что наш народ не даёт себя в обиду, если его, конечно, не обмануть. Поэтому подобные явления здесь – нечто из ряда вон выходящее. Тем не менее, если в Северной Корее или Азербайджане провести честные, открытые выборы, то, скорее всего, народ приведёт к власти всё тех же Великих вождей и Мудрых руководителей, что и сейчас. Нужно менять ментальность, нужно готовить общество к демократии. В Арцахе с политической грамотностью населения всё намного лучше, но всё равно она сильно хромает. Я не могу с уверенностью говорить, что прошедшие выборы отражают реальный голос народа, поэтому говорить о легитимности, или её отсутствии, тоже непросто. Думаю, гражданская активность народа Арцаха прольёт свет на этот вопрос, и мы сможем сказать, легитимен ли президент или нет.

Антон Евстратов, специально для newcaucasus.com

Фото из архива Ф.Арзуманяна