Грузинские риски азербайджанской журналистики

358
фото Newsgeorgia.ge

Пора ли заносить азербайджанских журналистов в Красную книгу? Вопрос вовсе не риторический – совсем недавно неправительственная правозащитная организация Freedom House опубликовала отчет, в котором отвела Азербайджану 189 место среди 211 стран и территорий по рейтингу свободы граждан – рядом с Туркменистаном, Сирией и Западной Сахарой.

Сам Азербайджан этим, кажется, не обеспокоен, уже долгие годы страна занимает последний строчки подобных рейтингов. По подсчетам неправительственной организации «Рабочая группа гражданского общества», в стране сейчас отбывают наказание 119 узников совести, такие данные приведены в ноябрьском отчете организации. Среди них политические активисты, журналисты, блоггеры и даже поэты.

Среди тех кто на свободе, все меньше желающих оставаться в стране. Те, кто не хочет оставлять профессию журналиста, ищут возможность выехать из страны. Самым популярным направлением для бегства уже давно стала соседняя Грузия.

Сама Грузия в рейтингах свобод стабильно держится в середине ближе к его началу, страна имеет статус «частичной свободной», журналисты в тюрьмах не сидят, блоггеры снимают свои видео, а поэты пишут стихи. Проблем у грузинских журналистов, конечно, хватает, но до Азербайджана очень далеко, именно поэтому, особенно в последние пару лет, когда азербайджанское правительство уж очень, даже по своим меркам, стало закручивать гайки, границу пересекли десятки и сотни азербайджанских журналистов и блоггеров.

Так долго продолжаться не могло и официальный Баку применил новое высокоточное оружие – запреты на выезд из страны, причем о запретах, в большинстве случаев, заранее не объявляют – это небольшой и неожиданный сюрприз, который обнаруживает себя прямо на границе. Более того, те, кто смогли уехать до всего этого, могли получить запрет на выезд во время кратковременного визита домой.

В Грузии оставались многие, даже заходя в некоторые бары можно увидеть новых завсегдатаев — молодых азербайджанских журналистов, обсуждающих последние новости своей страны. Создались целые общины журналистов в изгнании, ряд издательств, уже совсем в духе Французского сопротивления перенесли свои неофициальные редакции в Тбилиси, подальше от арестов и обысков, от того, что случилось с офисом азербайджанского Радио Свобода в конце 2014 года. Тут же работает куча неправительственных организаций, поддерживающих остатки правозащитного сообщества в Азербайджане.

И если грузины к этому пополнению довольно быстро привыкли, в Азербайджане с этим смиряться не собирались. Тем более, что многие из тех, кто выехал в Грузии, долго оставаться тут не намеревались, а использовали страну как трамплин для переезда в Европу, а критика с европейских площадок для Баку совсем не в радость. Сам город Тбилиси вдруг стал похож, по меткому сравнению одной азербайджанской журналистки, на Касабланку. В этом марокканском городе во время Второй мировой войны были активны агенты всех противостоящих сторон, скрывались диссиденты.

Грузия и Азербайджан — стратегические партнеры, без азербайджанских углеводородов страна рискует замерзнуть зимой или полностью подсесть на российский газ, добровольно отдав в руки Москвы новый рычаг давления на страну. Государственная нефтегазовая корпорация Азербайджана «Сокар» очень влиятельна в стране, особенно в южной её части, населенной этническими азербайджанцами.

Осенью этого года прошли выборы в парламент страны, на которых правящей партии «Грузинская мечта» позарез нужны были все голоса, которые можно было собрать. Голоса этнических азербайджанцев в регионе Квемо Картли, где традиционно сильны позиции оппозиционного «Национального движения», стали настоящим сокровищем.

Именно в предвыборный период начали появляться тревожные сигналы из самой Грузии – последнее убежище исчезающих азербайджанских журналистов вдруг стало не таким спокойным и приветливым.

Известно по меньшей мире три случая, когда оппозиционно настроенным к властям Азербайджана людям не продлили разрешение на пребывание в стране. Многие азербайджанские журналисты и активисты сообщали о слежке в городе. Некоторые из тех, кто побывал на допросах в силовых структурах в Азербайджане и смогли выехать из страны, сообщали о том, что им те же самые люди предлагали встретиться в Тбилиси. Возникали проблемы и с покиданием страны у активистов, чьи прошения на убежище в Грузии рассматривались искусственно долго – они не могли обратиться за убежищем в третьи страны.

Возникло предположение, что в обмен на влияние властей Азербайджана в грузинском регионе Квемо Картли на политическое волеизъявление местных жителей, власти Грузии  потакают или, по крайней мере, никак не препятствуют прессингу азербайджанских властей на эту волну беженцев. По бумагам выходило все чисто – отказ в праве на временное проживание легко объяснялся «вопросами национальной безопасности». Впрочем, чем может угрожать национальной безопасности пребывание в стране азербайджанской семейной пары, которая выбрала «не ту» профессию объяснить трудно. В ряде случаев на отказы были поданы апелляции, которые были удовлетворены – суд признавал отказы в разрешение на временное пребывание необоснованными.

Выборы в парламент прошли, регион Квемо Картли слегка потрясло – на избирательных участках в Марнеули были массовые драки, на местах пришлось даже применять спецназ. Но, в общем зачете проголосовали так, как было выгодно правящей партии. В том же Марнеули, например, кандидат от «Грузинской мечты» взял 72% голосов.

Что может это значить для самой Грузии? Стоит ли победа на выборах потери репутации Грузии как «маяка демократии» на Южном Кавказе? Страна выбрала проевропейский путь развития, об этом напоминают флаги Евросоюза по всей стране, заявления грузинских политиков с трибун и настроения самого населения. Успехи на пути евроинтеграции страны не остаются незамеченными и неоцененными. В феврале, после долгого ожидания, Грузия наконец-то получила окончательное «добро» на отмену виз со странами-участниками Шенгенского соглашения, но, как известно по голливудским фильмам – с большими возможностями приходит и большая ответственность. Ответственность перед теми, кто летит на свет того самого маяка и кто разделяет эти ценности. Страна, которая громогласно заявляет о намерениях вступить в Европейское сообщество, просто не может уподобляться России, которая выдает Северной Корее беженцев с риском для жизни выбравшимися из тоталитарного государства. Да, Азербайджан не Северная Корея и никто не расстреливает депортированных диссидентов, но они, почти со стопроцентной вероятностью оказываются в списках тех, кому запрещен выезд из страны. У них есть один шанс и Тбилиси все чаще забирает этот шанс…

Если отбросить в сторону моральные вопросы этих отказов и посмотреть на то, к чему такая линия поведения может привести, нужно понять, что европейская интеграция подразумевает под собой и некую репутацию, которой должна обладать страна. Репутацию демократического общества трудно получить и еще сложней удержать – выдворение азербайджанских диссидентов репутационные потери гарантируют.

Особенно сейчас, когда Азербайджан возвращается в объективы мирового медиа-сообщества.

Удивляет и то, что эта политика мягкого выталкивания остается незамеченной грузинскими коллегами азербайджанских журналистов, неправительственными организациями. Солидарность, которая способна поднять шум вокруг этой темы, может кардинально изменить ситуацию и заставить государство оценить возможные риски от политики молчаливого потакания репрессиям.

Рамаз Кикнадзе, специально для newcaucasus.com

Комментарии