ПАНКИСИ: ЧУЖИЕ СРЕДИ СВОИХ

1094

Повздорили, подрались и всего-то… Разберутся!

Так отреагировали многие комментаторы недавнего инцидента в Ахмета, где подрались этнические кистинцы и этнические грузины. Да, может быть, именно так все и было. Ссора произошла между братьями Алханашвили и Нодаром Чичиашвили, а впоследствии к конфликту подключился еще один участник — Вано Давиташвили… Вся эта история по сути — история незаконной вырубки леса, а все вышеперечисленные лица — люди, которые занимались этой самой незаконной вырубкой под негласным покровительством местных чиновников. В том числе и мажоритарного депутата от «Грузинской мечты», бывшего олимпийца Звиада Звиадаури. Одним словом, не поделили дрова. Бытовая ссора и никакой  этнической, религиозной, политической или еще какой-нибудь подоплеки. Но так вышло, что в результате первого и второго столкновений были задержаны лишь кистинцы. Правозащитнику Джоколе Ачишвили, который приехал к отделению полиции в Ахмета, чтобы разобраться в ситуации, и вовсе попало без причины. Он уже собирался возвращаться обратно, но группа неизвестных напала на него и избила так, что тот угодил в больницу с рассеченной головой. Многочисленные свидетели подтвердили, что он не был участником конфликта и уж тем более не пытался им стать. К этому времени полиция перекрыла выезды из сел Панкисского ущелья. Затем стало известно, что несколько человек, которые проведали Джоколу Ачишвили и возвращались в ущелье задержали у села Матани. Опять кистинцев.  Ну, конечно, в этом нет никакой этнической подоплеки! Попробуйте теперь рассказать это жителям Панкисского ущелья. 12 ноября они провели акцию протеста у здания полиции, которое первым встречает нас при въезде в село Дуиси. Многим кистинцам и чеченцам это «полупрозрачное» здание вселяет уже не столько безопасность, сколько раздражение.  И на то есть причины…

Можете со мной поспорить, но по моим сугубо субъектинвным наблюдениям и ощущениям, у въезда в село Дуиси Панкисского ущелья Грузия заканчивается.  Хоть там не стоят пограничники и нет шлагбаума… Но есть нечто большее: люди, которых остальная Грузия не может или не хочет понимать. Да, это нелегко. Ведь они исповедуют другую религию, другие ценности, другие идеалы, а зачастую, и другие, как нам кажется, пороки. И главный из них, по мнению большинства, это стремление определенных жителей ущелья, преимущественно из числа т.н. салафитов, вершить предсказанный священописанием джихад. Это отнюдь не вселяющее надежду слово звучит в Грузии теперь все чаще. И оно особенно актуально в Панкисском ущелье. Хоть, мало у кого повернется язык громко называть то, что происходит сейчас на Ближнем Востоке — «джихадом». Куда более благородно звучит «священная война». Но от этого она не становится менее разрушительной. Панкиси в этой войне потерял уже семерых… Это в основном молодые чеченцы и кистинцы. И вера в то, что они отправились на передовую в Сирию исключительно во имя идеи со временем во мне лишь укрепляется.

Да, многие уезжают потому, что в ущелье нет работы. Но те, кто хотят заработать, держат путь на безопасный Запад или отправляются в соседнюю Турцию, но не в Сирию, где смерть им практически гарантирована. В последнюю попадают в основном те, кто не нашел своего пути в, казалось бы, уже родной Грузии. Возможно, потому что они, попавшие под влияние процветающего в ущелье «ваххабизма», и не искали его, и все это время ждали: чего-то более «значимого», «высокого». И вот оно случилось… Исламское государство, одним из вдохновителей которого стал выходец того же Панкисского ущелья, грузин Тархан Батирашвили, называющий себя чеченцем, но не забывающий о родине…

«Если Россия произведет хоть один выстрел в сторону Грузии, я буду там со своей армией», — цитирует слова своего сына,  одного из полевых командирова ИГ, известного в мире под именем Умар Аш-Шишани, Теймураз Батирашвили. Отец «рыжего генерала». Я наведалась к нему в гости вместе с оператором сразу же после того, как мировые СМИ расспространили информацию о том, что якобы Тархан разговаривал со своим отцом и сообщил ему, что следующей целью ИГ станет Россия. Мы сразу же отнеслись к этой информации скептически. Поскольку знали со слов самого отца рыжего генерала, что он не общается с сыном. Умар Аш-Шишани не звонит с тех пор, как узнал, что его отец по-прежнему исповедует христианство.

Должна отметить, что работать в Панкисском ущелье и даже общаться с его жителями на тему ИГ, джихада и прочих взрывоопасных  тем становится все сложнее. На этот раз нам не сразу удалось попасть в дом Батирашвили. Родные запрещают Теймуразу  общаться с журналистами. «Старик слишком много болтает» — объясняют местные. И это проблема. Стоит ему произнести хоть слово, и весь грузинский журналисткий корпус толпой стоит у дома рыжего генерала. А чуть позже, в вечерних новостях, охотники за эксклюзивом наперебой рассказывают, какие страшные люди эти «бородатые  чеченцы». Да, безусловно, есть и такие. Но лично я таких в Панкисском ущелье не встречала. Они не более опасны тех грузин, которые по ночам зарезают своих жен на почве ревности. Вера запрещает им грабить, насиловать и т.д. Да и нам, православным христианам, это делать запрещено. Но мы ведь, когда нам удобно, забываем о Боге и его заповедях. Это я к тому, что бояться нам следует лишь самих себя. И того, как мы относимся к нашим соседям. Вы можете со мной поспорить, но по моим сугубо субъективным наблюдениям и ощущениями, Грузия относится к чеченцам и кистинцам Панкисского ущелья плохо. Не как к своим. И они это чувствтуют. Интеграции Панкисского ущелья с остальной Грузией не произошло потому, что его или не могут или не хотят интегрировать…

Комментарии

ПОДЕЛИТЬСЯ