Бизнес в Грузии. История успешного стартапа

5802
Мария Эксер
Мария Эксер

От автора

Бизнес в Грузии диковат и хаотичен. Такое мнение создается у многих, кто затевает в нашей стране свое дело.

Ментальные и культурологические различия мешают не только личностным отношениям, но и деловым. А между тем, за последнюю декаду лет в Грузии обосновались люди со всего мира. Их привлекли необычные реформы, до смешного упростившие делопроизводство и стартап, их привлекла инвестиционная свобода и в целом, благоприятные климатические условия.

Грузия сумела сломать набивший оскомину и крайне вредоносный стереотип о генетической лени грузин, о молочных реках и кисельных берегах, о том, что работать здесь не нужно — палку воткни в землю – сама растет и плодоносит. Но лучшим доказательством реального положения дел оказалось именно дело, а не слово. И вот уже возникли новые пословицы вроде: «Грузия опасна тем, что приезжаешь на пару дней, а остаешься на всю жизнь». Эта и многие другие тенденции радуют, однако есть и негативные стороны. Малая осведомленность 80% населения о реформах, почти повсеместное невежество в области экономики, ведения бизнеса, банковских сервисах, оформления идей и придание им легальных форм. Как правило, стартапом считают некую технологическую инновацию, скорый темп роста компании и определенные виды финансирования. Да, разумеется, технологии обеспечивают устойчивый рост любой компании, и именно развитие технологий становится приоритетом многих проектов, поддерживаемых государствами. Но технологический характер необязателен для стартапа. Обязательны, как показала практика, общие ценности каждого участника. Несомненная заслуга информационных технологий в том, что они покрывают большую интернет-аудиторию при малых затратах, чем и привлекают инвесторов. Однако, я буду рассказывать вам обо всех видах стартапов и реализованных бизнес-идеях, которые сочту интересными, будет то история доставки фермерских продуктов, видеогида, создание технопарка или киноведа, ставшего успешным коучером в области консалтинга и бизнес-услуг. Я расскажу, как развивались эти идеи, как они реализовывались step-by-step, что им мешало и что помогало. Эти истории вдохновили меня и вдохновят вас. На старте, как правило, сложнее всего. Пусть вам повезет! А я сочту за честь рассказать в будущем вдохновляющую историю уже о вашем успехе!

Ваша Мария Эксер

Дружба бизнесу не помеха

«Если в тебе заложено стремление ко лжи и непорядочности, слабая воля, то это проявится в деле и в любых других отношениях.  И надо помнить, что любой твой продукт связан с рисками, которые влияют на каждодневную жизнь твоей компании»

Гиорги Ахвледиани, директор туристической и ивент-компании GeoTourist

Несколько месяцев назад судьба свела меня с Кристиной, Гиорги и Сабой. Медик, финансист и энергетик. Казалось бы, что у них общего. А общего у них ими же созданная с нуля туристическая компания. «Нам повезло», — так сформулировал в разговоре Гиорги. Но успех компании не может основываться лишь на везении. Трое друзей с абсолютно диаметральными интересами и профессиями «вдруг» становятся бизнес-партнерами и создают свою компанию. Через 4 года их компания «оказывается» в группе лидеров туристического рынка. Те из вас, кто владеет хотя бы минимальными познаниями в бизнесе, понимает, что слова «вдруг» и «оказались» неприменимы к бизнесу и экономике в целом. За успехом этой небольшой компании стоят четыре года труда, ошибок, неудач, преодоления барьеров и нерадивости чиновников. Все трое, к слову, одним из барьеров, препятствующих развитию туризма в Грузии, называют ментальные проблемы местного населения. Именно эти проблемы необходимо искоренять, а для этого нужна информационная поддержка и образовательные программы.

Мы сидим в офисе компании GeoTourist. Это не первое интервью ребят, они абсолютно спокойны, собраны, Кристина негромко дает указания помощнику в преддверие какого-то важного мероприятия, Гиорги листает журнал. Ждем Сабу. Иракли Сиордия, по его определению, друг компании. Эдакий талисманчик, под два метра ростом, наговаривает на мой диктофон: «Это мои люди. Им нравится свое дело, и мне нравится их отношение к делу, некоторый пофигизм. Все решается, все можно сделать. Можно сказать, что для них нет нерешаемых дел. Все можно сделать, главное, захотеть. И я полностью разделяю их подход. Потому я и здесь, с ними»

Вот и  Саба появился. Садится. Итак, начнем… Вопрос ко всем.

Мария Эксер: — Почему туризм? Что привлекло вас в эту сферу?

Ребята переглядываются.

Гиорги Ахвледиани: — Потому что это интересно.

М.Э. – Что именно интересного в туризме?

Г.А: — Эта сфера подходит тем, кто не любит рутины, скуки, монотонности, кто активен по жизни.

М.Э: — А прежняя профессия была рутинной и скучной?

Г.А: — Можно и так сказать. Я работал в банке, занимался финансами.

М.Э. – Какая жизнь была у вас до туризма?

Саба Кобахидзе: —  Я энергетик по образованию, но по профессии не работал и дня. Мне 32 года, четыре года работаю в сфере туризма. До того работал в дистрибьюции замороженных продуктов питания. Сфера бизнеса не является для меня незнакомой, начиная от логистики до переговоров. Здесь я занимаюсь техническими вопросами. Я лично решаю транспортные вопросы и курирую работу сайта. Остальные обязанности мы распределяем между собой. Все знают, что и как делать. И если возникает какая-то проблема или кто-то занят, мы друг друга дополняем, корректируем. Решения принимаем втроем. Мы совместно принимаем корректное, адекватное решение, которое потом предлагаем нашим клиентам. Наш рынок по рейтингу идет вверх, хотя до сих пор наибольшее количество пользователей в мире было у турецких и египетских курортов, особенно популярны эти страны были у туристов из России. В свете  последних политических событий, из-за которых российским гражданам нет больше доступа в Турцию, а также из-за откровенной опасности посещения Египта, Грузия перетянула часть российских туристов на себя.

С.К. —  Я думаю, что туристы из СНГ близки к грузинским традициям, ментально, культурно. Наши родители и наши дедушки с бабушками – эти поколения помнят Грузию, для них грузины гостеприимные, щедрые.  Младшие поколения практически не знают нашу страну. К тому же у нас были с Россией войны в Абхазии, Самачабло в начале 90х, потом была война в августе 2008. И на каком-то этапе отношения были замороженные.

М.Э. — Когда приезжают российские туристы, вам приходится разговаривать на эту тему с ними?

С.К. —  Наши туристы в большинстве своем аполитичны. Я задавал конкретные вопросы: какое отношение у вас к грузинам, нет ли конфликтов? Везде есть хорошие и плохие люди, и есть политические проблемы между государствами. Это то, что мы слышим в новостях. В народе нет агрессии к российским туристам, равно как и туристы весьма благожелательны к местным.  Мы же не создаем гостям проблем. И когда они возвращаются домой, мы получаем от них только положительные и восхищенные отклики.

М.Э. — То есть, это вопрос чести, вопрос репутации страны и поднятия рейтинга? Туризм как способ продемонстрировать благожелательность?

С.К. —  Да, разумеется. Туризм  — это отношения.

М.Э. —  Туризм в Грузии перспективен и популярен. Но что необходимо сделать еще для достижения большего успеха в области туризма?

С.К. — Сервис. Обслуживание. Уровень гостиниц. Отношение людей.

М.Э. — Должны открыться специальные школы, центры для получения образования в сфере туризма или что-то другое?

С.К. — Персонал, который обслуживает туриста, должен заботиться о своем клиенте максимально, он должен буквально вертеться вокруг клиента. Я не знаю деталей, но думаю, что, по сравнению с Турцией, где я бываю часто, и где уровень сервиса находится на весьма высоком уровне,  нам еще учиться и учиться.

М.Э. —  Мы сможем подняться до уровня Турции или других европейских стран?

С.К. — Конечно, сможем, но через много-много лет. Понимаете, в характере грузина нет этого…

М.Э. — Чего? Сервиса?

С.К. —  Ну да, грузин часто робеет, ему бывает стыдно услужить туристу, понимаете? Если увидит девушку, которая ему понравится, он постесняется перед ней поменять туристу пепельницу. Понимаете? Характер такой. Разве не так? Грузины не умеют… Если обучить с нуля, сломать это качество в характере, вырастить человека профессионально, как обслуживающий персонал..

М.Э. —  Как странно… Ведь гость в грузинской семье это святое. Вокруг и вертятся, и тарелки с пепельницами меняют, и провожают до дверей когда надо и не надо.

Реплика Иракли Сиордия: «Это комплекс маленького народа. «Чем ты больше меня, чем ты лучше, чтобы я тебе прислуживал? — на лице написано. Пока этот комплекс не изживем, ситуацию не исправить».

С.К. — Да, согласен. В массе своей так дела и обстоят. В ресторанах и гостиницах международного уровня там по-другому все.

М.Э. — Случалось ли вам учить ваших сотрудников, проводить им тренинги по разным вопросам? Советовать, как именно вести себя с туристами?

С.К. —  У нас есть внутренние законы в компании, они касаются поведения с туристами. То есть, наш девиз таков: турист должен остаться довольным. Мы должны решать все его проблемы (в рамках тура или за его пределами). К примеру, как-то большая группа туристов поехала в регион Рача. В программе прописано: завтрак. На завтрак подали чай, кофе, тосты, масло, джем, еще что-то. Но турист один проснулся, и ему захотелось мацони, да не обычного, из коровьего молока, а буйволинного. Нереально… Мы могли ему сказать, что завтрак не предусматривает мацони, что мы так не договаривались. Но мы поступили иначе. Мы позвонили друзьям, обошли местных, и нашли буйволинное мацони. Я вам не передам, как этому человеку понравилось такое обращение. Ведь по возвращении домой он обязательно расскажет дома, близким и друзьям, как было дело. Что не было агрессии, а наоборот, исполнялись все его нереальные просьбы.

С.К. — Что касается развития туризма. По данным Министерства туризма ежегодно количество туристов в Грузии растет. Были времена, когда посещать Грузию можно было в определенные сезоны. Обычно осенью, во время ртвели – сбора винограда в Кахети, зимой на Новый год либо покататься на горнолыжных курорта и  летом у  моря провести август-сентябрь. Теперь туризм в Грузии круглогодичный. В любое время, в центре Тбилиси, в регионах (Кахети, Аджара, Сванети, Рача и т.д.) наблюдается поток туристов. Без привязки к сезону. Это хороший признак. Это связано с ростом экономики.

М.Э. — Я помню, когда на Черном море с сентября по июнь был мертвый сезон.

С.К. — Да, теперь круглые сутки и круглый год там все работает…

М.Э. — А ты какой регион любишь и какой отдых предпочитаешь?

С.К. — Я люблю горы. После Рачи (я рачинец и там вырос, и провожу там любое свободное время с друзбями) предпочитаю Сванети. Там люди, отношения, близки мне по духу. От нашего друга я узнал Сванети, полюбил этих людей.  Ну и море люблю, но только на пять дней максимум.

М.Э. —  Ты активно отдыхаешь?

С.К. —  Экстрим в горах, сплав по рекам, рафтинг, офф-роуд, парашюты, полеты, трекинг – это и многое другое, что можно сделать в горах. Лыжи, разумеется. Я лет 18 уже катаюсь. Каждую зиму объезжаю наши горнолыжные курорты – Бакуриани, Гудаури, Годердзи (перевал в Ачаре (Аджария), Сванети. Там так красиво…это надо увидеть хотя бы раз в жизни.

Кристина Кобахидзе (они с Сабой однофамильцы)

М.Э  — Почему ты изменила медицине?

К.К.  — Медицина не была моим призванием. Это была дань семейным традициям, вернее, желание моей бабушки, которая меня вырастила, которую я очень любила. И я не смогла ей отказать. Потратила много лет на медицинское образование, с успехом окончила университет, но в профессии не осталась. В туризм попала очень банально. Моя семья в Раче построила гостиницу. Я почувствовала, что им нужна моя помощь. С нуля, без знаний и навыков, начала создавать туры. Изучила все интересное в регионе. Так начались первые шаги мои в профессии. И попутно появились в моей жизни Саба и Георгий.

М.Э. — С ними трудно работать?

К.К.  — Ааааа…нет!

М.Э. — Сколько раз в день вы боретесь за принятие решения?

К.К.  — Это процесс. Это нормально, когда споришь, когда обсуждаешь и приходишь к здравой мысли и адекватному или оригинальному решению. И если мы идем вперед, и есть результат, значит все верно. А результат это годы совместной работы. Мы вместе 4 года.

М.Э. —  У вас много интересных туров, мероприятия проводили в прошлом и планов в будущем. А для друзей и близких вы делали интересные туры? Не стихийный пикник, а именно тур для своих.

К.К.  —  Нет, времени на себя нет. В семье нет любителей путешествовать, потому, наверное, и не сподобились ни разу.

М.Э. — Эта сфера полностью отнимает все твое время.

К.К.  — Я нашла себя в этой сфере. Организовать, сделать, увидеть результат своих трудов – это бесценно, и это то, что важно для меня. Я много работала и в других областях, но именно туризм стал моей темой. Наша компания не только туристическая. Я лично иду к тому, чтобы делегировать менеджмент другому человеку, а сама останусь как бы наверху, чтобы контролировать туристическое направление, мы с него начинали, и оно будет жить. Но я лично планирую развить ивент-направление нашей компании, открыть сеть гостиниц и многое другое.

М.Э. —  Холдинг будешь создавать?

К.К.  — Не знаю, посмотрим. Там, где я лично обрету себя… главное, чтобы мне было комфортно. Во всяком случае, я должна себя обрести в деятельности. Тогда и деятельность принесет результат. Я не смогу заниматься делом, которое мне не нравится. В остальном, я иду до конца.

М.Э. — За 4 года как вы повлияли друг на друга?

К.К.  — Очень. Я изменилась.

М.Э. — Что ты обрела, что ребята обрели?

К.К.  — Весь мой мир перевернулся… Все мое внимание теперь нацелено на компанию, и у ребят так же….

Реплика Иракли Сиордия:  «Я сперва на телефон смотрю, не пришел ли смс по работе, а потом уже девушку свою целую. Так и живем»

К.К.  — Для меня многое изменилось.

М.Э. – Работала ли ты с другими бизнес-партнерами, не думала ли найти новых партнеров?

К.К.  — Много партнеров мы сменили, кстати. Не остается времени на друзей иногда. Но изменились мои стремления, цели, задачи.

М.Э. — А ребята как изменились?

К.К.  — Не знаю, базовое в них осталось. Хорошее, честное, верность, сплоченность, дружба наша. 4 года — немалый срок. Всякое бывало. Я весьма радикальна, и рву отношения сразу и навсегда. Но мы все еще вместе.

М.Э. — Ты более радикальна, чем мужчины?

К.К.  — Я очень радикальна, я человек настроения. Могу принять плохое решение, оборвать отношения с человеком и не обернуться. А они меня нейтрализуют,  Георгий особенно. Если бы он не был таким… Мы с ним постоянно спорим, больше, чем с Сабой. Но уважение неизменно.

М.Э. — А в условиях дед-лайна, в стрессовой ситуации как вы ведете себя? Что выходит на первый план?

К.К.  — М.Э. — Я без Георгия не могу делом заниматься. И знаю, что он без меня не может работать. Даже если захочу, пойду одна что-то делать – не получится. Так сложилось. Не знаю, плохо это или хорошо, но так сложилось. Мы друг друга дополняем, уравновешиваем.

М.Э. — А что же мешает работать? Люди, барьеры, законы?

К.К.  — Я ни одного барьера не испугалась. Все преодолеваю. Барьеров для меня не существует. Надо было – и к премьеру заходила, и к президенту. Если мне нужно — иду до конца к намеченной цели. Со всей ответственностью заявляю —  если мне нужно достичь цели, я трачу все свои силы и делаю дело.

М.Э. — А если закон не позволяет?

К.К.  — Законы мы не игнорируем и не обходим. Все в рамках закона. Но блокировки на низком уровне, непробиваемость чиновников — это все не проблема.

М.Э. — Туризм в Грузии изменился за 4 года? Сервис и ментальность людей в стране улучшились?

К.К.  — Очень. Но делу мешают определенные сковывающие сферу взгляды чиновников.  Мы сотрудничаем с министерствами и другими государственными ведомствами. Идет разговор о том, что надо делать. Мы подаем инициативы, входим в кабинеты, разговариваем.

М.Э. — Расскажи о какой-нибудь инициативе

К.К.  — Одна инициатива это проект развития туризма в регионе Рача. Я зашла к Чоговадзе, попросила подготовить гидов и персонал гостиниц, создать курс по переподготовке. Мне это было обещано. И курс был создан. Мы обучили множество людей. Проект провели и довели до конца. Сделали большое дело.

М.Э. — Рача была, по сути, безжизненным регионом.

К.К.  — Да. Теперь моя гостиница в Раче загружена на 95 процентов. Это необыкновенный показатель для частного сектора.

И снова Гиорги Ахвледиани

Г.А. – Туризм — сфера перспективная, развивающаяся, растущая. Дошли мы до определенного уровня. В Грузии много областей деятельности, нужных туризму. Не все еще развито. И когда тебе принадлежит определенный вклад в развитии туризма, это мотивация. Это интересно.

М.Э.  — На рынке Грузии представлено множество туркомпаний. Чем надо отличаться от других, чтобы быть успешным?

Г.А. — Вокруг Грузии страны с крупным рынком потребления – Россия, Турция, Азербайджан и Армения. Это такой громадный рынок, что конкуренции особо и не ощущаешь. Тут важно создать правильный продукт, правильно себя подать. Каждый наш продукт, осуществленный нашей компанией, интересен и для жителя Грузии, и для гостя страны. Тур, который делается для туриста, предлагается и местному потребителю. Но местный не заплатит за дегустацию вина или за создание чурчхелы. Это знакомо ему с детства, это лежит в основе его культуры и кругозора. Скорее всего он в жизни не делали ничего подобного, но на своей земле за традиционные моменты деньги он не заплатит. Лично я в жизни не делал хинкали и умудрился сделать его в Москве. Зато фестивали и концерты очень популярны у грузин.

М.Э.  — А цены местным доступны?

Г.А. — Разумеется.

М.Э.  — Кто принимает решение в компании?

Г.А. — Командно решаем.

М.Э.  — У каждого свои обязанности?

Г.А. — Не только создатели компании, но и каждый человек может подать  нам свою идею, любой из наших друзей. Мы все это обсуждаем. В офисе работаем мы, но на наших проектах работают сотни человек. С исполнителями у нас отношения на контрактной основе.

М.Э.  — Дружба бизнесу не помеха?

Г.А. — Есть и плюсы, и минусы. Плюсы в том, что какую проблему бы мы не решали, как бы ни спорили, дружеский фактор подразумевает уважение. Не сталкиваемся лбами, не идем до крайностей, даже стоя на противоположных позициях. Дружба помогает придти к единому решению. На этом основывается наше партнерство.

М.Э.  — Но есть множество примеров, когда дружба приносилась в жертву бизнесу, когда многолетние отношения рвались из-за денежных вопросов, коммерческого интереса.

Г.А. — Это от человека зависит. Если в тебе заложено стремление ко лжи и непорядочности, слабая воля, то это проявится в деле и в любых других отношениях.  И надо помнить, что любой твой продукт связан с рисками, которые влияют на каждодневную жизнь твоей компании.

М.Э.  — Никто из нас не имел отношения ранее к бизнесу и тем более к туризму.

Г.А. — Главный приоритет – туризм. Наша цель – стать лидером рынка,  и не только завозить туристов, но и вывозить их за рубеж. Кроме того, направление ивентов очень важно для нас. Компания планирует развивать гостиничные сети, и многое другое.

М.Э.  — Что вы скажете человеку, первый раз попавшему в Грузию?

Г.А. — В глазах наших гостей столько всего можно увидеть… А мы почти всех встречаем лично, и становится заметно, кто как осведомлен о нашей стране. И когда они сталкиваются с нашей открытостью, на их лицах проступает улыбка, уходит напряжение, негатив. Это бесценно. И мы могли бы сказать…

Реплика Иракли Сиордия: «Мы позаботимся о вашем отдыхе»

Г.А. — Я бы хотел добавить — безопасность. Доверься нам, ты в безопасности, можешь выключить мобильный телефон и расслабиться. Остальное наше дело. Да, именно так.

Комментарии