Китай, Кавказ и каспийский газ

1437
Фото: Википедия

Новость о возможном начале работ по строительству Транскаспийского газопровода, призванного обеспечить доставку туркменского газа в Европу в обход России стала этаким информационным раздражителем. Особую остроту новости придала информация о том, что одним из возможных финансовых спонсоров проекта станут китайские государственные компании. Если этим слухам суждено подтвердиться и Китай действительно профинансирует строительство газопровода, то очевидно, что еще одним глобальным игроком на карте Кавказа и большой Европы станет больше. Удастся ли Китаю благодаря Транскаспийскому газопроводу завоевать Кавказ и Европу…

Европа. Газовая безопасность

С 90-х годов Европа, будучи одним из крупнейших в мире потребителей, и крупнейшим импортером российского газа, озабочена стабильностью и диверсификацией поставок минерального топлива на свои рынки. Одним из главных диверсифицированных видов топлива в 2000-е стал СПГ (сжиженный природный газ), поставки которого в Европу к 2018 году достигли 71,8 млрд. куб.м. Однако СПГ не способен в одиночку закрыть европейские потребности газа. К слову сказать, объем потребления минерального топлива в прошлом году в Европе составил 549 млрд. куб.м. То есть СПГ едва закрыл 13% потребления всего европейского газа.

В этих условиях европейцы всегда интересовались среднеазиатским газом. В рамках этого интереса возник небезызвестный проект газопровода Набукко, в случае успешного строительства которого туркменский и азербайджанский газ, через Грузию Турцию, Болгарию и Румынию пошел бы в Австрию и Германию. Переговоры между интересантами по Набукко велись с 2002 года, однако в 2013 году проект за бесперспективностью фактически был закрыт. Для транспортировки газа с азербайджанского газового месторождения Шах Дениз был построен газопровод TANAP, прошедший по территории Азербайджана, Грузии и Турции. Проектная мощность газопровода к 2026 году должна составить 60 млрд. кубометров газа. Планируется, что трубу заполнит и туркменский газ, который пойдет по дну каспийского моря, по так называемому Транскаспийскому газопроводу. Разговоры о его строительстве ведутся с 1996 года.

Туркменистан и статус Каспия

Планы, проекты и решения по обходу России при транспортировке туркменского газа имеют давнюю историю, которые в 2015 году в частности реализовались в строительство и запуск газопровода внутри Туркменистана — «Восток–Запад». Он связал крупнейшие месторождения востока Туркменистана с побережьем Каспийского моря. В перспективе этот газопровод позволит транспортировать туркменский газ в Европу по дну Каспийского моря.

Долгое время реализации этих планов мешало отсутствие финансирования и урегулированности статуса Каспийского моря. В августе прошлого года была принята Каспийская конвенция, которая позволяет в двустороннем порядке принимать решение о строительстве промышленных сооружений на Каспии. Перед самым ее принятием даже бытовало мнение, что согласие России подписать ее на таких условиях является компромисс с ЕС: европейцы отказываются противодействовать Северному потоку–2, а Россия принимает Каспийскую конвенцию.

Тем не менее, российская сторона, в лице первого зама аппарата правительства Сергея Приходько выразила обеспокоенность проектом Транскаспийского газопровода. Приходько отметил, что протокол закрепляет право каждого из прикаспийских государств участвовать в экологической экспертизе морской деятельности, имеющей трансграничный характер, которая потенциально может затронуть природу Каспийского моря. А редактор портала «Каспийский вестник» Владислав Кондратьев в интервью обозревателю NewCaucasus обратил внимание на тот факт, что Каспийское море отличается от Балтийского и Черного морей, является уникальным водоемом, берега которого неоднократно сильно меняли конфигурацию.

«Уровень Каспийского моря неоднократно повышался и падал, вследствие чего под водой оказывались как населенные пункты, так и нефтедобывающие скважины. Наиболее яркий пример – побережье Казахстана, где затопленные скважины сегодня являются одной из главных угроз экологии моря», — отметил Кондратьев.

«Поэтому экологические аспекты строительства Транскаспийского газопровода – это не разменная карта в «геополитической игре», а реально действующий фактор, который может оказать самое непосредственное влияние на жизнь миллионов людей, проживающих на берегах Каспийского моря», — заключил эксперт.

Глобальный Китай

Итак, после принятия конвенции снова актуализировались планы по строительству газопровода по дну Каспийского моря. В августе этого года туркменские чиновники встречались с представителями китайской энергетической компании Sinopec. В результате встречи стало известно, что китайцы проявили интерес к туркменским планам проложить газопровод по дну Каспия к берегу Азербайджана.

Американский историк и политолог Томас Барфилд из Бостонского университета считает, что Китай заинтересован в расширении своего влияния в Европе. Транскаспийский газопровод, по его мнению, усилит влияние Китая в Туркменистана, а также в Черноморском регионе, в частности, обеспечит связь с Азербайджаном.

А доктор политических наук, заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов Игорь Панкратенко (Россия) в интервью обозревателю NewCaucasus сообщил, что для Китая это — прежде всего, выгодный бизнес-проект.

Он считает, что «перенаправление части туркменского газа в Европу — при активном участии КНР — никаких проблем с этой точки зрения для китайской экономики не представляет. Более того, дает Пекину возможность «зайти в Европу», к чему он давно стремится, с несколько неожиданной стороны — как одному из акционеров перспективного «Южного газового коридора».

Однако с ним не согласен доктор экономических наук, заместитель директора ИДВ РАН, ученый-китаевед Андрей Островский. В беседе с обозревателем NewCaucasus ученый особо отметил, что Китай заинтересован в том, чтобы туркменская нефть шла в обратном от Кавказа направлении — в сторону Китая.

«Китай не допустит того, чтобы туркменская нефть пошла в другую от него сторону», — уверен Андрей Островский. А появившиеся публикации о китайских инвестициях в Транскаспийский газопровод, считает «пробным шаром, который запущен в интересах третьих стран, для того, чтобы посмотреть, как отреагирует Китай».

Эксперт по Каспийскому морю Владислав Кондратьев в интервью NewCaucasus также отметил, что Туркменистан в ближайшей перспективе Транскаспийский газопровод строить не собирается. И говорить о китайском или европейском финансировании преждевременно. Кондратьев считает, что Ашхабаду проще «решить спорные вопросы с Ираном и поставлять газ туда в рамках свопа, плюс, в обозримом будущем начнется строительство ТАПИ, газопровода, рассчитанного на транспортировку десятков миллиардов кубометров газа в Пакистан и Индию. Так что Транскаспий – как минимум третий на очереди среди перспективных транспортных проектов…».

В свою очередь, Андрей Островский на предположение о том, что Китаю, возможно, выгодно получить контроль над Транскаспийским газопроводом в геополитических целях ответил, что Китай с 18% мирового ВВП уже является глобальным игроком. И для того чтобы сохранить 6% ежегодного роста собственной экономики ему требуется дополнительные энергоресурсы. Китай инвестировал в строительство газопровода с гигантского туркменского месторождения Южный Елотань (Галкыныш) до китайского Хоргоса, намерен и в дальнейшем добиваться того, чтобы туркменский газ шел на Восток.

С Островским солидарен и Владислав Кондратьев, который отметил, что Пекин уже давно «получил свою долю каспийского энергетического пирога». И имеет интересы строительства четвертой ветки газопровода Центральная Азия – Китай, до Хоргоса.

«К тому же в настоящее время Китай расширяет присутствие в сфере каспийского транспорта за счёт реализации своей инициативы «Один Пояс – Один Путь». Поэтому говорить о состоявшемся «вторжении Китая» в Каспийский регион, мягко говоря, неправильно. Он уже давно там», — особо отметил Кондратьев.

Сергей Жарков, специально для newcaucasus.com

Комментарии