Об одном ноу-хау относительно терроризма

691
Ниязи Мехти

Конспирологические предубеждения

Начиная с Америки, и кончая Кавказом в наши дни конспирологические предубеждения заразили немало людей. К примеру, некоторые носители конспирологического мышления среди исламских интеллектуалов предполагают, что фундаменталисты и джихадисты порождены некими скрытыми врагами Ислама с тем, чтобы разочаровать людей в этой вере. А другой конспиролог утверждал, что ИГИЛ создан для того, чтобы все молодые пассионарные мусульмане собрались в Ираке и Сирии, так как выбрать их из общей массы верующих было бы также трудно, как найти иголку в стоге сена. А собрав в одном пространстве, их легко было бы уничтожить. Сейчас как раз идет вторая фаза: истребляются все опасные фанатики.

Другое конспирологическое мнение имеет место относительно Путина (хотя его утверждение, что цветные революции спровоцированы ЦРУ, показывает, что и его сознание не свободно от конспирологии). Некоторые, даже серьезные политологи считают, что Путин сам провоцировал волну беженцев в Европу с тем, чтобы породить там хаос и поддержать крайних правых — таких как мадам Ле Пен.

По моему убеждению, в мире невозможен долгосрочный конспирологический сценарий, возможны лишь фрагментарные, «двух-трех дневные» сценарии. Возможно, у кого-то с российской стороны был тайный план в провоцировании Карабахского конфликта. Но в последующем этот конфликт привел к таким последствиям, которые очень трудно считать совместимыми с этими планами. Отсюда мой вывод: каждый стремится воспользоваться теми случаями, которые представляются ему ходом событий. И наиболее удачливые кажутся остальным людьми, конспирологически заранее задумавшими данные стечения обстоятельств.

В мире невозможно запускать сценарии больших событий, возможно лишь провоцировать тенденции и манипулировать ими, и то не как со сценарием, где строго просчитываются персонажи-функции, и линия витков событий. В этом смысле история ваххабизма не есть конспирологический сценарий британской разведки, как об этом любят говорить религиозные противники этого течения. Другое дело, что Европа в свое время не прочь была внести свою долю в расслоение Ислама.

Размножение, приводившее к вырождению и возрождению

По моему глубокому убеждению, все, что возникает, подлежит размножению по принципу раздвоения клеток. Так происходит с искусством с его размножением на течения, с религией, с ее размножением на секты, с философией, с ее размножением на школы. И это приводит к двоякому результату: к вырождению или к возрождению. Другая моя формулировка гласит, что ценное можно сохранить двумя способами: или консервируя его, или же изменяя. Модернизация Ислама представляет прекрасные примеры процессам размножения по принципу раздвоения клеток и сохранения ценного путем изменения.

Главная задача нашего времени, стоявшая перед поборниками Ислама – доказать новому поколению, что террористические группы, организации суннитско-шиитских сект являются вырождением, возникшим из принципа раздвоения клеток. Впрочем, рак ведь тоже есть результат бешеного размножения клеток. Поэтому важнейшей задачей является убедить молодых мусульман, симпатизирующих террору в том, что эти группировки подобны метастазам. Это особенно важно ввиду того, что среди молодых, особенно, среди тех, кто живет на Западе, есть юноши и девушки, симпатизирующие джихадистам как романтическим героям. В наш век серьезной проблемой мусульманской совести является не способность возмущаться существованием и распространением исламофобии, а способность воспринимать исламский терроризм как собственный грех, собственное зло и способность нахождения средств излечения от этого недуга. А вообще-то способность раскаиваться за собственные грехи показывает развитость культуры. Японское государство до сих пор не попросило прощения у корейцев за совершенные над ними бесчинства накануне Второй Мировой войны, и это отнюдь не воспринимается как показатель национальной гордости. А вот раскаяние немцев за Холокост свидетельствует о высокой христианской духовности нации. Безусловно, за исламский терроризм на Западе несут ответственность разные силы и политики. Но это не исключает ответственности людей, призванных отстаивать безупречность Ислама в современном мире. Конечно же, в исламофобии присутствуют ложные предубеждения Западного человека. Но это не исключает наших собственных грехов перед Исламом и современным миром. Если бы мы сами, или наши родные пострадали от взрывов бомбистов, джихадистов, появившихся среди беженцев — мы проклинали бы всех беженцев. А что делать бедным европейцам?!

Некоторые анти-террористические выводы

В действительности, потоки беженцев из исламских стран должны вызывать чувство стыда у мусульманской совести. Ты не имеешь права с презрением смотреть на Запад, считать, что «Христианство менее совершенно, чем Ислам». Как бы ты не обвинял Западный мир в разврате, безбожье и материализме, направление потока беженцев показывает, что твое собственное положение настолько плохо, что тебе не подобает презрительно относиться к Европе и США. Запад подвержен различным кризисам, но он всегда находит из них выход. Этого же нельзя сказать об Исламском мире. Он, в умении распознавать собственные проблемы и находить их решения, существенно отстает от Запада.

Мусульмане должны возмущаться неблагодарностью бомбистов и других исламских радикалов. Как это неприлично пользоваться плодами Запада и носить в себе смертельную злобу против него (это должно стать особой темой в проповедях имамов). Все мы должны внести свою лепту в снижение напряженности между цивилизациями. Таким образом, неблагодарные беженцы являются проблемой как для Запада, так и для Востока. В этой ситуации я предлагаю следующее ноу-хау.

В Европейских странах должна быть запущена специальная программа по идентификации потенциальных террористов и религиозных радикалов. Она может опираться на технические средства детектора лжи (полиграфа). В рамках этой программы молодые эмигранты, беженцы и те, кто ждет получения гражданства, могут тестироваться на детекторе лжи на предмет их отношения к террору и религиозному радикализму. Подобная программа наряду с операциями секретных служб может создать мощную атмосферу безопасности. Само существование подобной атмосферы сильно влияло бы на потенциальных террористов, ибо страх разоблачения отбивает охоту у определенного процента радикалов взрывать, расстреливать мирных людей…

Если обязательное тестирование молодых беженцев и претендентов на получение гражданства нарушает права человека, то можно проверять их на основе добровольного согласия. Даже в этом случае программа сохранит свое воздействие, ибо репутация людей, не захотевших добровольно пройти через проверку на детекторе лжи, будет отличаться от репутации остальных.

Конечно, реализация такой программы сопряжена с определенными трудностями. В некоторых странах Европы применение детектора лжи запрещено, в некоторых его результаты проверки не имеют доказательной силы в судах.

Для реализации этой программы нужны многочисленные специалисты, владеющие языками беженцев и мигрантов. Но если наше ноу-хау заслуживает внимания, то это должно обсуждаться, и я уверен, что в ходе обсуждений будет найдено все необходимое для максимального совершенствования этой программы. В конце добавлю, что предложенная нами идея была бы полезна также для Турции и Израиля, где бушует террор.

Ниязи Мехти

*Автор выражает благодарность Stephan Ruhla за помощь в подготовке статьи

Комментарии