Сергей Рахманин: политику нового президента Украины просчитать невозможно

630
Фото Радио Свобода

Почему профессиональный политик проиграл выборы президента Украины известному актеру, какие изменения могут произойти во внешней политике Украины, настроения избирателей и ошибки прошлых властей — об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com политический обозреватель, первый заместитель редактора газеты «Зеркало недели» Сергей Рахманин (Украина).

— В Укране прошли выборы президента. Каковы были основные настроения избирателей?

— Если проследить настроения избирателей, как они менялись с 2014 года со времен выборов, на которых одержал победу предыдущий президент Петр Порошенко, то можно было бы выделить среди населения три неравные группы. Одна группа, достаточно большая, действительно поверила в то, что возможны серьезные и качественные изменения. Поверили, что у страны появился еще один шанс после 1991 и 2005 годов.

По большому счету, радикальных перемен с 1991 года не происходило. Поэтому 2014 год стал точкой отсчета новейшей истории Украины.

Другая часть населения — это те, кто не испытывал доверия к этой власти, так как страна, в их понимании, не претерпевала существенных изменений и даже разрушалась на глазах. Неуверенность в завтрашнем дне позволила им проголосовать за совершенно новое лицо на политическом Олимпе и людей, его окружающих, для того, чтобы впоследствии определиться, является ли этот человек достойным их поддержки и лояльности.

И последняя, самая малая часть населения, которую можно измерить 5-7 процентами, враждебно настроена к нынешней власти. Это категория активных граждан, находящихся постоянно в психологическом состоянии Майдана. Они продавливали власть и требовали у нее определенных вещей. Никто не умаляет тех заслуг, которые были при Петре Порошенко. Но всем было очевидно, что делал он это нехотя, под давлением общественного мнения и Запада.

Это первый момент. Второе, не касающееся конкретно Петра Порошенко, заключается в том, что и оппозиционные политики, и значительная часть СМИ и, естественно, Россия, очень долго убеждали общество, что все политики одинаковы, все политики воруют, и ничем не отличаются от друг друга.

Относительная свобода слова, достаточно большое количество коррупционных скандалов приводили к тому, что население убеждалось в том, что нет порядочных людей во власти. И, таким образом, появился запрос на человека не из системы.

По большому счету, высокий процент Владимира Зеленского — не его личная заслуга, а голосование за человека, который ни одного дня не был в политике. То есть, получилось так, что для того, чтобы стать президентом в сегодняшней Украине, надо было в первую очередь быть узнаваемым персонажем.

Узнаваемость же у вновь избранного президента была почти 100%-ая, благодаря «Кварталу-95» и известному сериалу «Слуга народа», где Владимир Зеленский исполнил главную роль президента Украины Василия Петровича Голобородько.

С другой стороны, сыграла роль его внесистемность. Поэтому можно предположить, что на его месте мог оказаться кто угодно, соответствующий этим двум критериям.

Третий фактор заключался в том, что Петр Порошенко ничем не отличался от своих предшественников. Он создал вокруг себя окружение, максимально лояльное к нему, которое создало ему эффект «теплой ванны». Следствием этого стало недовольство, которое носило самый разный характер. Некоторые были недовольны тем, что идет война либо тем, что она идет медленно и нет наступательных действий.

Другие считали, что мы зря поcсорились с Россией. В результате этого недовольства значительная часть населения проголосовала за Владимира Зеленского. Часть людей, проголосовавших за Владимира Зеленского, хотят государственного регулирования (например, на медицинские услуги и цены на лекарства), другая — за свободный рынок, некоторые — за сближение с Россией или, наоборот, за ускорение процессов евроинтеграции. То есть, накопилась критическая масса протестного электората.

— Какой будет политика нового президента Украины, будет ли она ориентирована на евроинтеграцию или это могут быть более лояльные отношения с Россией?

— Стоит начать с того, что избиратель у Зеленского очень разный. У него довольно большой личный фан-клуб. И они считают, что у него все получится. Это люди, которым импонирует человек не из системы, который сделал себя сам.

Часто избиратели, когда их спрашивали, за кого они собираются голосовать, отвечали: «Нынешняя власть крадет, а он, возможно, не будет». Хотя он из той же среды, как и другие политики, у него такие же костюмы и такие же доходы. Владимир Зеленский — это олицетворение ненависти к политической элите, а не к конкретному человеку Петру Порошенко.

Нельзя отождествлять электорат Зеленского с людьми недалекими, голосующих за персонаж, которого они видели по телевизору. Это совершенно разная публика и довольно продвинутая, которая считает, что в Украине не прижилась система вертикали власти. И надо строить другое государство, опирающееся на горизонтальные связи. Именно поэтому к нему тянется часть прогрессивных молодых избирателей от 25-30 лет. Уход от бумажки в пользу больших цифр, уход от больших офисов в пользу компактных. Они искренне считают, что он может это сделать. Потому что он человек другой формации и другого возраста.

Это определенный вызов, который таит в себе определенные риски. Можно быть кандидатом без ядра, но без ядра президентом быть нельзя. Есть такое мнение, что на него будет оказывать влияние олигарх Игорь Коломойский, но и здесь возможны разные варианты.

Непонятно, кто будет иметь максимальное влияние на избранного президента. Соответственно, даже примерно просчитать его политику невозможно. Это первый случай в истории Украины, когда даже приблизительный сценарий я вам предложить не могу.

Насколько он будет продвигать европейскую политику Петра Порошенко, будет зависеть от различных факторов. Одни считают, что он будет пророссийским политиком, и они будут очень разочарованы, если он им не окажется. Другие имеют кардинально противоположное мнение.

В результате здесь не будет скучно, если он станет политиком, ориентированным на Россию. Однако сделать разворот в эту сторону очень сложно, так как есть множество процессов, которые сложно остановить или переориентировать. Начиная с законодательной системы и завершая экономикой за последние пять лет, страна провела существенные реформы в направлении интеграции в ЕС.

Украина — это удивительная страна и удивительный народ. И если народ не доволен сложившейся ситуацией, он готов выйти на улицу и выразить публично свое мнение. Человек, который видел два Майдана, прекрасно понимает, что может быть с ним, если он сделает какое-либо движение, которое не будет воспринято активной частью общества как правильное. А активная часть общества ориентирована на Европу. И она выйдет и при всех специфических отношениях, которые существуют между Украиной и Германией, Украиной и США, Украиной и ЕС, не позволит спокойно смотреть на разворот, который теоретически может произойти.

Я приведу сравнение, возможно, не очень корректное. Руководитель ЦРУ говорит о том, что как минимум три американских президента поднимали вопрос объединения Германии, но не решали его, потому что такая позиция могла влиять и на позицию СССР и на позицию США. Ситуация, которая происходит в Украине, устраивает США, потому что она позволяет влиять и на позицию Украины и на позицию России. Резкий разворот в сторону России, как и ускорение в сторону Европы, нынешнюю администрацию не устраивают вообще.

— Как вы думаете, какую политику государства большинство украинцев считает правильной

— На этот вопрос отвечать можно очень долго. Во-первых, никто не знает, какой будет политика Зеленского в отношении РФ. Одно известно, что он политик более лояльный в отношении России. Поэтому определенное потепление не обязательно, но, как минимум, ожидается частью его избирателей. Петр Порошенко считал себя главным врагом России и всячески культивировал это образ, считая, что это позволит ему мобилизовать электорат. Но, на самом деле, он сослужил себе плохую службу, потому что именно таким делением — кто не со мной, тот за Путина, он отторг от себя часть избирателей. Порошенко при его пафосной антироссийской политике действительно многое сделал, чтобы мы отдалились от России. Однако его антироссийские настроения я бы не преувеличивал. Он прекрасно уживался, торговал и договаривался с Россией, когда это ему было выгодно. Его отношения с Владимиром Путиным осложнились не потому, что он был таким антироссийским политиком, а потому что с точки зрения российского президента он был недоговороспособным. Это совершенно разные вещи.

Что касается настроений. Невозможно оперировать точным цифрами, но ситуация выглядит следующим образом. Приблизительно 25-35% населения страны считают, что полная интеграция с ЕС безальтернативна и чем дальше, чем быстрее мы будем уходить от России, тем лучше будет для страны.

Примерно 7-10% — это люди, которые либо идентифицируют себя с Россией, считают себя русскими либо выступают за откровенное и открытое сближение с ней. Остальные – это люди, позиция которых колеблется в зависимости от ситуации. Это люди, которые хотят не дружить с Россией и не воевать с Россией. Они хотят комфорта и спокойствия. Это основная масса и они есть избиратели Зеленского. Единственный нюанс: раньше эта прослойка была скорее всего пророссийской, а сегодня ярко выражено прозападная, на что повлияли три вещи – Крым, война и безвизовый режим.

— Самопровозглашенная Южная Осетия стала фактически оффшорной зоной для компаний, которые ведут деятельность в ЛНР и ДНР. Как проходят эти процессы?

— Это просто прокладка, которую создали, чтобы легализовать определенные бизнес–схемы, с одной стороны, в интересах Кремля, с другой стороны, политиков типа Сергея Курченко, которые наживаются на этом. Россия полностью контролирует эти регионы. Кадровая политика, военная политика, экономическая политика, рублевая зона, цены на продукты — все контролируется Россией. Но все это достаточно накладно. России тяжело тянуть два региона и при этом формально туда не заходить. Но местные начальники, зарабатывая и не отчитываясь перед Москвой, провели на месте зачистку элит. Кого отправили «в ссылку» в Подмосковье, кого — на тот свет, поставили более лояльных персонажей и финансовые потоки зациклили на один канал. То есть местные бандиты, будем называть вещи своими именами, не имеют возможности зарабатывать так, как они хотели. А для того, чтобы этот процесс был контролируем, придумали прокладку, контролируемую, в свою очередь, людьми из Кремля. Поэтому для того, чтобы эта прокладка не вела напрямую в Россию, придумали схему на территории Южной Осетии. Просто одну дыру использовали для другой дыры. Так же, как в качестве контрабандной дыры, использовали Приднестровье и Косово.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com

Комментарии