От войны к миру

1227

Восток Украины остается местом, к которому приковано внимание политиков, общества, журналистов. Значительная часть Донецкой области остается в режиме АТО, тысячи людей остались без домов, больниц, школ, институтов.

Что происходит там сегодня, какова ситуация в регионе — все это мы постарались узнать во время поездок в регионы, прилегающие к конфликтной зоне. Представители СМИ стран постсоветского пространства и Восточной Европы побывали в регионе в ходе пресс-тура, организованного Академией украинской прессы.

Славянск

Несмотря на события пятилетней давности, в Славянске до сих пор не смолкает эхо войны… Но город развивается, отстраивается. Следов войны уже почти не видно, самым ярким напоминанием о которой остается полностью разрушенная во время боев больница. Она так и стоит не восстановленная…

Пять лет назад учебно-воспитательный комплекс №1 в селе Семеновка, неподалеку от Славянска был занят боевиками. Из 92 окон здания осталось четыре, крыша пробита снарядом, двор перерыт окопами, почти вся мебель растащена, библиотека почти полностью сожжена. Учителя ходили по домам, чтобы не сорвать учебный процесс. Они делали все, чтобы дети смогли завершить учебный год.

Сейчас школа полностью восстановлена.

Рассказывает директор комплекса Сергей Борисенко: « Как только я попал сюда 7 июля, сразу же обратился к ЦБ Украины за помощью. Все люди просили материальную компенсацию, а я просил восстановить школу. Сейчас школа полностью отремонтирована. Деньги были выделены «Ощадбанком» и Международным образовательным Фондом имени Ярослава Мудрого.

Ежедневно 60-70 человек работало от зари до зари, и школа была восстановлена за семь недель. В сентябре мы уже начали учебный процесс. Также был разрушен детский садик, поэтому мы сократили площадь комнат, и нам удалось разместить тут еще и его. Детки в возрасте 3-4 лет теперь могут заниматься в группе дошкольного учебного заведения. Сегодня в школе — 113 учеников и 27 детей дошкольного возраста».

Директор школы показывает кадры разрушенной школы, говорит, что хочет сделать фильм о тех событиях.

«Во время оккупации я приезжал ежедневно и смотрел, как уничтожается школа. Я работаю директором уже в течение 20 лет и мне было страшно видеть, что тут происходит. В то время страх притупился. Но война повлияла на поведение детей, они были испуганы и боялись всего. Нам помогли психологи, которые в течение нескольких месяцев работали с детками. Через месяц были уже хорошие результаты, дети начали играть. К новому году они уже шалили. Дети после военных действий стали другими, они любят школу и не портят мебель, не рисуют на стенах. Понимают, какого труда стоило ее восстановление…», — рассказывает Сергей Борисенко.

Мариуполь

Добираться до Мариуполя нам пришлось в обход контролируемого пророссийскими сепаратистами Донецка. Это более 300 километров не очень хорошей дороги.

Мариуполь — крупнейший промышленный город на юге Донецкой области с численностью населения, по официальным данным на 1 января 2017 года, немногим менее полумиллиона человек.

Международный морской торговый порт — самый большой и наиболее оснащенный порт Азовского моря, один из четырех крупнейших в Украине. С началом вооруженного конфликта на территории Донецкой и Луганской областей Мариуполь стал важнейшей стратегической точкой, объектом столкновения противоборствующих сторон.

В течение марта-апреля 2014 года сепаратисты попытались захватить административные здания города — прокуратуру, часть пограничного отряда, воинскую часть, Главное городское управление МВД. Однако уже 13 июня 2014 года, после почти 3 месяцев контроля НВФ, в ходе совместной операции бойцов добровольческого батальона «Азов» и украинских вооруженных сил Мариуполь был освобожден.

После этого в Мариуполь из Донецка были перенесены основные госучреждения и Управление Национальной полиции области, что де-факто сделало город временным областным центром. В октябре того же года областная государственная администрация переехала в Краматорск, в Мариуполе же остались областные силовые ведомства. С ухудшением ситуации в Донецкой и Луганской областях и началом горячей фазы вооруженного конфликта в Мариуполь начали переселяться жители временно оккупированных территорий.

Заместитель мэра Мариуполя Михайло Когут рассказывает об инфраструктурных проектах, которые осуществляются в городе. Совсем недавно было подписано соглашение о финансировании реабилитационных работ системы водоснабжения города. К проекту подключены и иностранные доноры.

«Пять лет назад в нашей стране произошли события, которые в той или иной степени повлияли на развитие города Мариуполь. Сегодня он является самым большим городом на территории Донбасса и насчитывает около 500 тысяч населения. ВПЛ составиляют 60 тысяч человек. Но мы их называем не вынужденными переселенцами, а новыми мариупольцами. Стараемся создать все условия для проживания, в частности, уже построили три новых жилых корпуса. Это была наша инициатива, и мы благодарны, что правительство услышало нас. Конечно, эти корпуса не покрывают всех потребностей, но на первом этапе мы выделили жилье особо нуждающимся.

В 2015-2016 годах воздух был пропитан войной. Все только и говорили о ней, наше утро начиналось со сводок обстрелов. Но сейчас жизнь меняется. Конечно, обстрелы бывают. Но мы должны, хотя бы мысленно, сдвинуть за границу города все то, что происходит в зоне разграничения. Мы не знаем, когда закончится этот конфликт, и жить в постоянном напряжении невозможно (Мариуполь находится в 25 км. от зоны разграничения — авт.).

По социологическим опросам, население на первое место ставит вопросы безопасности. В результате мы смогли обеспечить безопасность от пунктов въезда до всей территории города и, тем самым сократили количество преступлений в городе.

Сегодня Мариуполь нацелен на экономическое и культурное развитие. Мы разработали трехлетнюю стратегию развития на 2019-2021 годы. Сейчас работаем над тем, чтобы перенести в Мариуполь учебные заведения. Планируется перенести Донецкий медицинский институт, так как мы можем обеспечить его соответствующей базой, можем также открыть юридический институт», — рассказывает мэр.

Михайло Когут надеется, что новый президент Украины Владимир Зеленский оправдает доверие людей: «А первое, чего они хотят — это мир, который волнует одинаково всех, в какой бы части Украины они не жили. И второе — нужен экономический рост, потому что без этого все остальное не будет иметь смысла. И если не будут сделаны конкретные шаги, народ уже не будет этого воспринимать и так долго ждать».

После начала войны государству пришлось срочно решать возникшие проблемы и в сфере здравоохранения. В ноябре 2018 года в Мариуполе был открыт новый современный Центр кардиохирургии.

«Мы боремся за каждое мариупольское сердце. Сегодня, когда случается инфаркт, у нас есть два часа, чтобы спасти жизнь. Мы создали в нашем городе все условия, чтобы эффективно бороться за здоровье каждого мариупольца и за всех жителей региона. В отделении кардиохирургии пациентам в случае необходимости проводят бесплатную операцию, которая в среднем по Украине обходится в 50-70 тысяч гривен. В отделении планируют проводить и плановые операции, которые будут стоить гораздо дешевле, чем в частных клиниках. У нас сконцентрирован мощный кадровый потенциал и внедрено современное оборудование», — говорит главный врач кардиоцентра Сергей Орлеанский.

В Центр кардиохирургии уже вложили средства как сам город, так и предприятие «Метинвест», Европейский инвестиционный банк, Государственный фонд регионального развития Украины.

Государство выделяет финансы и для развития сферы образования. В Мариуполе есть такая показательная школа № 66 — украинская школа с углубленным изучением английского языка. Государство профинансировало ремонт здания, школа обустроена по европейским стандартам и снабжена современным оборудованием. А ведь до 2014 года это была единственная украинская школа в Мариуполе. На украинский язык обучения все школы полностью перешли с осени 2018 года.

Директор школы Наталья Ровицка рассказывает, что после того, как власть вернула контроль над городом в 2014 году, выросло число желающих учиться в этой школе.

«Некоторым ученикам изначально бывает трудно, так как дома основным языком общения является русский, но дети быстро привыкают», — рассказала она.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com

Комментарии