Георгий Панайотов: Восточное партнерство — приоритет для Евросоюза

1740

Грузино-болгарские связи и торгово-экономические отношения между двумя странами, «Восточное партнерство плюс» и Соглашение об Ассоциации с ЕС, транспортный коридор между Европой и Азией – об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com специальный координатор по Восточному партнерству, глава департамента по Кавказу, Центральной Азии и Восточной Европе и Директората по Центральной Азии министерства иностранных дел Республики Болгария, экс-посол Болгарии в Молдове Георгий Панайотов.

— Как вы можете оценить отношения между Болгарией и Грузией?

— Между Грузией и Болгарией существуют глубокие исторические связи, которые представляют серьезную основу для сегодняшнего, очень хорошего двустороннего сотрудничества во всех областях, в том числе экономической, политической и культурной. Очень позитивно на отношения между нашими странами действует проевропейская и проатлантическая ориентация грузинской внешней политики.

Очень интенсивно развивается и политическое сотрудничество. В в июне этого года наш вице-премьер и министр иностранных дел Екатерина Захариева участвовала во встрече группы друзей Грузии, в рамках встречи министров иностранных дел стран Евросоюза и стран партнеров ЕС. В Люксембурге г-жа Захариева встретилась с министром М.Джанелидзе. Затем мы провели двусторонние политические консультации на уровне заместителей министров иностранных дел. Хочу отметить хорошие отношения в сфере парламентского сотрудничества, спикер парламента Грузии пригласил спикера нашего парламента посетить вашу страну. Председатель парламентского комитета Болгарии по внешней политике также получил приглашение от председателя комитета по внешней политики Грузии.

В сентябре этого года госминистр Грузии по вопросам интеграции в европейские и евроатлантические структуры Виктор Долидзе посетил Софию, где провел очень плодотворные встречи. Отмечу, что в этом году наши страны отметили 25-летие установления дипломатических отношений.

Что касается замороженных конфликтов в Грузии, то наша официальная позиция не меняется, мы поддерживаем территориальную целостность Грузии в рамках международно признанных границ. Мы также поддерживаем Женевский формат переговоров, Болгария вносит свою лепту в рамках Европейского мониторинга миссии EUMM, где у нас 8 представителей.

— Каким торгово-экономическим потенциалом обладают Грузия и Болгария?

— Грузия среди первых 10 торговых партнеров Болгарии. Двусторонние отношения в сфере экономики развиваются хорошо, хотя они пока не достигли должного уровня. Товарооборот между Грузией и Болгарией составляет 340 млн. долларов. Конечно, эта цифра не отражает всего нашего потенциала, который может достичь одного миллиарда.

Товарооборот снизился, — если в 2015 году цифра составляла около 440 млн. долларов, то в 2016 году — 340 млн. долларов. Из них 200 млн. — импорт из Болгарии, 140 млн. — экспорт. Но если сравнить, к примеру, с Казахстаном, то торговый обмен между Болгарией и Казахстаном составляет 12 млн. долларов. То есть, разница очень существенна.

Я надеюсь, что после расширения транспортных связей увеличится и товарооборот. Конечно, в этом плане очень положительное влияние оказывает соглашение между Грузией и Европейским Союзом по свободной торговле.

— Реально ли использовать возможности Болгарии и Грузии как транспортного коридора между Европой и Азией?

— Хочу подчеркнуть значимость инфраструктурных связей между Европой и Азией. Мы надеемся на дифференцированные поставки газа через Азербайджан и Грузию. Важно отметить инициативу Ирана по новому транспортному коридору Персидский залив — Черное море, в которую включена Болгария и Грузия. 26-27 ноября этого года в Тбилиси прошла встреча с участием представителей Ирана, Грузии, Болгарии и Греции.

Мы поддерживаем и китайскую инициативу «16+1». КНР в рамках стратегических проектов «Экономического пояса Шелкового пути» и «Морского Шелкового пути» реализует формат «16+1» со странами Центрально-Восточной Европы. Проект коридора Персидский Залив – Черное море является частью Шелкового пути.

Мы хотим принимать участие в проектах расширения портов Батуми, Поти, Анаклия и Кулевского терминала. Болгарская сторона готова учавствовать в строительстве объектов инфраструтктуры, в частности, в строительстве газовых терминалов, нефтетерминалов и линий электропередач.

Есть также намерения включить Грузию в Транс-Европейскую транспортную сеть (TEN-T), которая является основой транспортной политики ЕС, расширяя ее к Восточному партнерству. Цель TEN-Т — улучшение транспортных связей внутри ЕС для облегчения передвижения людей и товаров, и включает в себя создание транспортных коридоров и другие приоритетные проекты.

Для Болгарии очень важно, что Грузия стала членом Энергетического европейского сообщества и мы готовы помочь Грузии в имплементации европейского законодательства в области энергетики. Становясь членом Энергетического сообщества, Грузия получает возможность создания энергетического сектора, соответствующего стандартам Евросоюза. Европейское энергетическое сообщество было создано в 2006 году с целью снижения зависимости новых стран–членов ЕС от российских энергоресурсов и выработки единой энергетической политики. Соглашение подписано Евросоюзом и 9 странами-союзницами, в том числе Украиной и Молдовой.

— Между нашими странами до сих пор нет прямого авиасообщения…

— В 2016 году малобюджетная авиакомпания Wizz Air начала выполнять рейсы между Кутаиси и Софией. Но затем Wizz Air решила закрыть эту линию и перенесла полеты на Салоники (Греция).

Могу сказать, что из Софии было очень много туристов, многие болгарские граждане интересовались посещением Грузии. Мы должны работать с национальными болгарскими компаниями для назначения прямого рейса в Грузию. Так, с 1 января 2018 года малобюджетная авиакомпания Buta Airways (Бута Эйрвэйз) открывает прямой рейс из Софии в Баку.

— Какие совместные проекты осуществляют Грузия и Болгария?

— Хочу сказать о проекте по внедрению норм безопасности продуктов. Департамент сельского хозяйства США (USDA) и Болгарское Агентство по безопасности продуктов (BFSA) оказывают техническую и экспертную помощь по оценке и управлению рисками в сфере животноводства в рамках проекта «Partnership with Bulgaria on Risk Assessment and Risk Management during Food Animal Slaughter Processing». Стоимость проекта составляет 280 тысяч долларов, из них 140 000 выделены Республикой Болгария. Мы подписали меморандум по участию в этом проекте в 2016 году и продолжаем его и сегодня.

Также мы осуществляем проект с международным фондом UNICEF, помогая центру для детей с ограниченными возможностями.

Могу сказать, что Болгария успешно поддерживала кандидатуру Зураба Пололикашвили на должность генерального секретаря Всемирной туристской организации ООН (UNWTO) на 2018-2021 годы. Мы также поддерживали кандидатуру Грузии в Совет Европы по правам человека ООН на 2016-2018 годы, вице-президентом был избран Шалва Цискаришвили. Сейчас мы хотим, чтобы Грузия поддержала болгарскую кандидатуру в Совет Европы по правам человека ООН на период 2019-2021 годы.

— Что такое «Восточное партнерство плюс» для Грузии, Украины и Молдовы? Насколько необходима эта инициатива?

— Грузия очень важный партнер для Болгарии, в том числе рамках Восточного партнерства. 24 ноября в Брюсселе состоялся 5-й саммит Восточного партнерства, на котором быи отмечены достижения в отношениях ЕС с его шестью восточными партнерами за последние два года, мы обсудили реализацию «20 конкретных задач на период до 2020 года».

Из декларации саммита видно, что Восточное партнерство — это равноправное участие не только Европейского союза, но и наших партнеров.

Саммит дал импульс для развития Восточного партнерства в четырех областях: экономическое развитие и возможности рынка; укрепление государственных институтов и эффективное управление; связь, энергетическая эффективность, экология, изменение климата; мобильность, прямые человеческие контакты.

Грузия, Молдова и Украина подписали соглашение об Ассоциации с Евросоюзом и безвизовом режиме. Однако, наиболее видимые результаты после подписания соглашения об Ассоциации с ЕС и безвизовом режиме показала Грузия. Это конкретные результаты, которые отражаются прямо на населении и обществе.

Шесть наших партнеров (Армения, Азербайджан, Беларусь, Грузия, Молдова, Украина) разные и находятся на разном уровне отношений с Европейским Союзом и этот принцип надо как-то применять на практике. Каждая страна имеет свои отношения с ЕС на этом этапе, учитывая и амбиции, которые имеет каждая из стран. Но в то же время, инициатива должна быть единой. На саммите был утвержден еще один очень важный для нас принцип – принцип дифференциации.

— Возможны ли дифференциация и единство вместе?

— Это возможно, так как такие страны как Армения и Азербайджан изменили свою позицию по сравннению с 2013 годом, когда отказались в самый последний момент от подписания соглашения об Ассоциации. Они оказались под внешним давлением. Тем не менее, Соглашение о всеобъемлющем и расширенном партнерстве Армения–ЕС было подписано 24 ноября текущего года в Брюсселе.

Сейчас идут переговоры с Азербайджаном по новому соглашению с ЕС. Беларусь также проявляет интерес развивать и углублять связи с ЕС. Европейский союз готов пойти на такие соглашения, как и в случае с Арменией, которая участвует в Таможенном союзе; Армения очень настаивала, чтобы новый договор с Евросоюзом не отражался негативно на ее отношениях с Таможенным союзом. Конечно, они не подписали договор о свободной торговле.

С такими странами как Армения и Беларусь, которые участвуют в ЕАЭС, можно развивать более конкректные направления. Можно пойти на визовую либерализацию, но, конечно, не сегодня, а в перспективе. Даже на этом этапе, к примеру, торговля Армении с Евросоюзом выросла более чем на 50%. В определенной мере экономические связи уже развиваются.

— С 1 января 2018 года Болгария будет председательствовать в Совете Европы. Что станет приоритетным в отношении стран Восточного партнерства?

— Во время болгарского председательства в Совете Европы Восточное партнерство остается одним из приоритетов. Это приоритет так называемого трио Эстонии, Болгарии и Австрии, по сути, продлит до 18 месяцев период активной работы. Отмечу, что каждая страна-председатель ЕС занимает свой пост лишь полгода и выходом из ситуации может стать объединение программ, например, трех председательствующих друг за другом стран в одну целую, что Эстония и предложила сделать Болгарии и Австрии.

Нашей задачей станет имплементация решений Пятого саммита, мы хотим получить конкретные и видимые результаты. Мы хотим иметь более низкие тарифы на роуминг между партнерами Восточного партнерства и Евросоюзом. Более доступные кредиты для малых и средних предприятий, увеличение числа студентов по программе Евросоюза Erasmus+, направленной на поддержку сотрудничества в области высшего образования, профессионального обучения, молодежи и спорта. Больше связей в сферах науки и культуры.

Я хотел бы сказать о том, что необходимо использовать многостороннюю платформу для Восточного партнерства. Это означает включенность в процессы не только на уровне межправительственных отношений, но и гражданского общества, медиа, бизнеса и других социальных категорий.

На последнем саммите Восточного партнерства было утверждено, что ЕС может создать Европейский фонд для развития стабильности в странах Восточного партнерства. Я думаю, что это будет целевой Европейский фонд развития, который мог бы сосредоточиться на частных и государственных инвестициях в социально-экономическую инфраструктуру прежде всего в странах, подписавших Соглашение об Ассоциации и свободной торговле с ЕС — Украине, Грузии и Молдове.

Я думаю, до середины следующего года фонд будет создан, может еще во время нашего председательства в Совете Европы. В какой-то мере идея этого нового плана Маршалла сработала и ее приняли. Однако, у 28 стран-членов ЕС есть разное мнение и иногда некоторые страны как, например, Франция и Нидерланды относятся к этому более скептично.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com

Комментарии