Нугзар Гогоришвили: война 08.08.08 готовилась Россией с 2006 года

2698

Вице-полковник медицинской службы в отставке, бывший руководитель службы Горийского госпиталя по связям с общественностью Нугзар Гогоришвили в эксклюзивном интервью newcaucasus.com вспоминает дни российско-грузинской войны 2008 года.

— Горийский военный госпиталь работал в августе 2008 года в чрезвычайном режиме…

— Горийский госпиталь на режим интенсивной работы был вынужден перейти еще с первых чисел августа. К нам свозили всех раненных и пострадавших — и военных, и гражданских. Недостатка в медикаментах и оборудовании не было — правительство организовало своевременную поставку всего необходимого.

Для госпиталя особенно тяжелыми были 9 и 10 августа — к нам за день поступали более 400 человек, больше всего из четвертой бригады, попавшей под авиаудары российской авиации.

С первых чисел и до 11 августа (до первой эвакуации) госпиталь принял и оказал соответствующую медпомощь 1285 раненным и пострадавшим, и после этого, зависимости от общего состояния здоровья пострадавшего, при помощи службы скорой помощи Минздрава, их сразу же эвакуировали в Тбилиси.

В этот же период хирургами и травматологами госпиталя было проведено 51 операции по жизненным показаниям, в том числе несколько уникальных. Одной из таких стала операция, проведенная хирургом Васико Горгадзе. Он провел операцию по пластике ветви брюшной аорты при помощи сальника. Пациент жив по сей день. К сожалению, сам Васико скончался в 2010 году…

Но были и серьезные проблемы, вернее, результат ошибок руководства МО периода 2006-2008 годов, которые повлияли на полноценную и более эффективную работу медиков МО Грузии.

В частности, госпиталь в 2006 году перебазировали в Гори (чисто механически), выведя его из распоряжения Генштаба МО Грузии, и сделали сугубо гражданским, что в результате имело последствия именно в августе 2008 года. Тем не менее, медперсонал по возможности справился с основной задачей…

Реалии были таковы, что госпиталь фактически выполнял функции отдельной медроты, хотя у МО имелась отдельная медрота, командиром которой являлся вице-полковник Лаша Коиава. Медрота, по непонятному решению военного командования была расположена близь поселка Тквиави, фактически — на передовой позиции боевых действий.

Несмотря на такую тяжелую дислокацию, личному составу медроты удалось не только принять и обработать множество раненных и пострадавших, но и провести несколько сложных операций.

Стоит отдельно отметить, что о врачах вспоминают только тогда, когда  в них появляется острая потребность… И редко вспоминают, что порой сами врачи нуждаются в поддержке и помощи. В частности, основываясь на рассказах коллег из медроты, в критический момент 10 августа, кто-то из «верхушки» (кому полагалась это сделать) забыл своевременно отдать приказ об отходе медроты в тыл. И только благодаря личному мужеству и профессионализму командира, медрота 10 августа поздно вечером вышла из поселка Тквиави без потерь как среди личного состава, так и без утраты техники и оборудования.

— Как вам работалось в условиях российской оккупации Гори?

— В период оккупации гори войсками РФ (период 15-22 августа), характер работы госпиталя естественно изменился. Мы принимали и оказывали соответствующую медицинскую помощь (при необходимости не только медицинскую): гражданскому населению, которое осталось в городе; гражданскому населению, которое МЧС РФ вывозило из сел, расположенных на оккупированной российским войсками территории; и, что главное, раненным грузинским военнослужащим, которые по ночам пробирались с уже оккупированной территории. Таких ребят было немало, для них госпиталь, по их же словам, стал «островом спасения». После оказания необходимой помощи, разными путями помогали им выехать в направлении Тбилиси. Их, естественно, не регистрировали в журналах в отличие от обратившихся к нам российских военнослужащих.

Да, медперсонал госпиталя медицинскую помощь оказывал и российским военнослужащим. Одного из них пришлось даже оперировать. Военнослужащий получил множественные травмы, в том числе черепно-мозговые. Находясь в нетрезвом состоянии, он упал на гусеницы движущегося БМП-2. Нашими нейрохирургами в присутствии главного терапевта СКВО полковника медслужбы Харламова Алексея Ивановича была проведена срочная операция по трепанации черепа, но спасти пациента не удалось…

— Как развивались процессы в первых числах августа 2008 года?

— Со 2 августа к нам в госпиталь поступали раненные с разделительной линии. В основном — сотрудники полиции, реже — гражданские. Ранения были в основном от снайперского, и разного калибра огнестрельного оружия. Реже оскольчатые ранения (со 2 августа перманентно велся обстрел сел Нули, Эргнети и Дици, а также позиции грузинских миротворцев (двое из них погибли) из минометов, в том числе калибра 120 мм). А в параллельном режиме, в основном из Цхинвали в срочном порядке вывозили женщин и детей в «летние лагеря» на территории РФ, так что к 8 августа город уже был максимально опустошен.

К вечеру 6 августа, когда я был у себя дома на окраине Гори, послышался ряд сильных взрывов (длившихся, если не ошибаюсь, более часа), так что дом затрясло. Это уже был артиллерийский обстрел.

Сразу после первых разрывов снарядов (приблизительно в 22.00-22.30) я позвонил своему другу в Цхинвали Тимуру Цховребову (руководителю местной организации экс-комбатантов), узнать, что у них происходит. Тимур заявил, что у них все спокойно. То есть, после этого не приходилось сомневаться, что стреляют по грузинским селам, к тому же в максимальной близости от Гори.

Тогда же (6 августа, приблизительно к 23.00) нас с супругой (так же как и я, она вице-полковник медслужбы в отставке Нино Гогоришвили) вызвали в госпиталь, весь персонал которого был уже переведен на круглосуточный режим работы.

— Как, по-вашему, начиналась война?

— Процессы именно в августе 2008-го, можно сказать, стали результатом форсированного решения российских «сценаристов». Основную же причину данного решения нужно искать в решениях Бухарестского саммита НАТО, согласно которому Грузия должна была обязательно стать членом Североатлантического альянса. Думаю, была и другая причина – в глазах международного сообщества представить руководство Грузии в более ужасном, не гуманном свете, так как 8 августа в Пекине состоялось открытие Олимпийских игр, которые олицетворяют собой Мир…

Попытки трансформировать югоосетинский конфликт в активную военную фазу прослеживались и ранее: например, лето-осень 2006 года (не говоря уже о более ранних попытках – весна-1998, осень-2001 и т.д.).

25 июля 2006 года. Сомнительный «поход» министра обороны Ираклия Окруашвили на Кодорское ущелье против группировки Эмзара Квициани и отряда «Монадире». Поход, который проходил под дружеские взмахи рук и приветствия представителей российских «голубых касок»…

Во всех случаях прослеживалась одна основная цель – вовлечь подразделения оборонного ведомства Грузии в процессы, происходящие в конфликтных зонах. Что это давало Кремлевским сценаристам? Вовлечение оборонного ведомства Грузии в процессы в конфликтных зонах означало трансформацию конфликта в «войну». И, как это и произошло в августе 2008 года, РФ предоставлялось ситуационное «обоснование» для активного вмешательства и использования войсковых частей в происходящее, юридическим обоснованием чего Москва могла использовать 51-ую статью 7-ой главы устава ООН.

Статья 51

Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Меры, принятые Членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, должны быть немедленно сообщены Совету Безопасности и никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности Совета Безопасности, в соответствии с настоящим Уставом, в отношении предпринятия в любое время таких действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания международного мира и безопасности.

То, что высшим руководством РФ и было использовано, и в целом реализовано в августе 2008 года.

В июле 2006 года Саакашвили, которому пришлось в форсмажорной обстановке отменить запланированную встречу с российским коллегой (фактически через полчаса после вылета он был вынужден ввернуть президентский самолет в Тбилиси), и в срочном порядке направил министра ВД Вано Мерабишвили, и начатую Ираклием Окруашвили авантюру перевел в рамки полицейского мероприятия…

Но аналогичное предотвращение развития процессов по нежелательному сценарию не удалось в августе 2008 года. Можно с уверенностью предположить, что Кремлевские  «сценаристы» учли прежние просчеты (и не только 2006 года) и постарались наладить более устойчивую структуру направленных процессов. Таким образом, подготовка к августу-2008 началась еще весной 2006 года. В данный процесс были подключены подконтрольные Кремлю «авторитетные» персоны, классическим олицетворением которых был Владимир Санакоев, который позже сам рассказывал о собственной роли в данных процессах, да и не только он. Нет сомнения, что в ближайшем окружении Саакашвили было немало личностей, наделенных аналогичными функциями со стороны Кремля.

Одним словом, Кремлю, в отличий от предыдущих аналогичных попыток, к 2008 году удалось развить процессы до степени преодоления точки невозврата. Когда меня спрашивают, можно ли было не допустить 08.08.08, мой ответ однозначен – нет, тем более в августе.

Интересна деталь обстрела позиций грузинских правоохранителей, миротворцев, грузинских сел региона в первых числах августа 2008 года. Артиллерийский обстрел с 6 августа велся с позиций, расположенных максимально близко к базе российских миротворцев. Сегодня уже с уверенностью можно сказать, что это была провокация для того, чтобы спровоцировать нас на «адекватный» ответный огонь, в результате чего выпущенные с грузинской стороны снаряды с большой вероятностью попали бы на территорию российских миротворцев. Таким образом, российское политическое и военное руководство получило бы возможность заявить, что Грузия убивает российских миротворцев.

В докладе Хайди Тальявини говорится: «Боевые действия начались с масштабной грузинской операции против города Цхинвали и прилегающих территорий в ночь с 7 на 8 августа 2008 года, которой предшествовал массированный артиллерийский обстрел». Тем не менее, однозначно известно, что до 8 августа с грузинской стороны не было артиллерийских обстрелов.

8 августа в первой половине дня были слышны одиночные выстрелы из артиллерийских орудий — видимо, по указанию наводчиков подавлялись конкретные единичные цели. Вечером 8-го числа, с нашей стороны в дело уже вступили установки залпового огня.

— Российские войска вошли в Гори, что произошло дальше?

— 13 августа к Гори подошли подразделения Псковской ВДВ под командованием генерала Вячеслава Борисова. Но, по имеющейся у меня информации, и он не входил в город, пока представители ОБСЕ не заверили его, что Гори — полностью очищен от грузинских солдат, которые вернулись на места дислокации за пределами Гори, и таким образом исключены вооруженные столкновения в городских условиях.

В этот же день 13 августа на машинах Международного Комитета Красного Креста медперсонал Горийского госпиталя был вывезен в Игоети (с входящей в город бронетехникой десантников РФ мы встретились на окраине Гори).

С генералом Борисовым вновь встретились 15 августа, когда медперсонал госпиталя начал возвращаться в Гори и, следовательно, госпиталь начал функционировать уже в оккупированном городе.

— Каковы перспективы восстановления доконфликтных отношений?

— Несмотря на 10 лет фактической изоляции, думаю, все равно существуют перспективы для примирения. В Цхинвали много людей, с которым можно вести прямой разговор. С некоторыми я лично дружу, несмотря на то, что мы воевали друг против друга. Просто не надо трогать пока политику — но хотя бы некоторое время иметь прямые отношения — это было бы уже позитивно. Но в сегодняшних реалиях основной помехой являются власти в Цхинвали. Они просто не дают возможность приехать к друзьям туда, или же им приехать к нам. Случаются встречи на «нейтральной территории», за последние годы их было немало, но это малоэффективный формат…

Беседовал Иракли Чихладзе, специально для newcaucasus.com

Фото из архива Н.Гогоришвили. Снимок сделан 13 августа 2008 года во время эвакуации медперсонала Горийского госпиталя.

P.S. В Грузии 11 августа отмечается День военного врача. Редакция сайта newcaucasus.com поздравляет с профессиональным праздником всех военных медиков!

Комментарии