Южная Осетия — финансовая дыра или черный оффшор?

1550
Фото "Голос Америки"

Современная территория Южной Осетии существует в условиях экономической блокады со стороны большинства стран мира. В  этих условиях самопровозглашенная республика подстраивается под специфику собственного статуса, одной из которых стала регистрация фирм-прокладок. Попробуем разобраться,  к каким последствиям приводит подобная практика.

ЗАО «Внешторгсервис» и другие

В апреле 2017 года тогдашний глава непризнанной «Донецкой народной республики» Александр Захарченко подписал указ, по которому распоряжаться украинскими заводами на территории ДНР стала компания  ЗАО «Внешторгсервис». Тогда об этой компании было мало что известно, кроме того, что она официально зарегистрирована на территории Южной Осетии. А главой компании стал бывший вице-губернатор Иркутской области Владимир Пашков. Отметим, что корреспонденту изданию «Медуза» про «Внешторгсервис» глава Торгово-промышленной палаты Южной Осетии  Алан Алборов советовал «лучше не спрашивать», так как там «самые высокопоставленные лица».

Согласно указу Захарченко компания «Внешторгсервис» стала «временным администратором» 10 донецких и 4 луганских заводов (по луганским заводам было отдельное распоряжение), на которых работает более 40 тысяч человек. К слову, среди заводов такие индустриальные гиганты как «Макеевский металлургический завод» и «Донецкий металлургический завод».

При этом бенефициарами (выгодоприобретателями) по мнению заместителя генерального директора российского «Трансперенси Интернешнл» Ильи Шуманова, которое он высказал в интервью обозревателю Newcaucasus.com, являются россияне. Эксперт считает, что такие компании как Внешторгсервис создаются для того, «чтобы не вовлекать российские компании в деятельность на территории ДНР и ЛНР и требуются для российских коммерческих структур и бенефициаров».

На территории Южной Осетии действуют представители и других донецких и луганских компаний. А также так называемый Международный расчетный банк, который является одним из крупнейших югоосетинских налогоплатильщиков. Именно через этот банк проходят расчеты предприятий непризнанных ДНР и ЛНР с российскими компаниями.

Следует отметить, что Южная Осетия – единственная, кто признала ЛНР и ДНР. И именно поэтому российские компании проводят сделки с юрлицами из этих регионов, не боясь попасть под санкции. Однако тот же ЗАО «Внешторгсервис» этот маневр с регистрацией своей деятельности в Южной Осетии от санкций не уберег. Под западными санкциями эта компания находится с января 2018 года.

Кавказский оффшор

Российский журналист Иван Данилов в начале 2018 года опубликовал материал, в котором предложил на территориях Южной Осетии и Абхазии создать оффшорные зоны для хранения своих денег лояльных России финансовых резидентов из других стран мира, не дружественных американцам или европейцам и их оффшорным структурам. По мнению журналиста, «правильный оффшор» определяется двумя факторами: секретностью и низким налогообложением, что и возможно сделать в Южной Осетии и Абхазии.

Однако Илья Шуманов в интервью Newcaucasus.com скептически относится к идее создания в Южной Осетии российского оффшора как оружия финансового возмездия Западу. Эксперт отметил, что в России уже действуют специальные административные районы на о. Русский и о. Октябрьский в Калининграде. При этом у этих зон понятный правовой статус и гарантии от российских властей.

«У Южной Осетии нет правового статуса, нет гарантий, нет признания. И нет финансовых действующих организаций. Я имею в виду финансовых организаций, которые имеют внешнюю, мировую кооперацию. То есть, Южная Осетия экономически оторвана от мирового экономического финансового рынка» — особо отмечает эксперт.

Финансы и будущее Южной Осетии

Однако если создание официальных оффшорных зон на территории Южной Осетии очень маловероятно, то есть и другие финансовые схемы. К примеру, цифровая экономика. Ведь цифровизация – это уже не будущее, а настоящее. Криптовалюта уже используется для расчетов. Илья Шуманов отмечает, что «значительная часть финансовых ресурсов может использоваться в нерегулируемом, сером пространстве, который касается и криптовалют. А также неформального банкинга. Либо вообще транспортировки кеша».

Что же касается финансового будущего Южной Осетии, Шуманов также довольно скептично к нему относится, отмечая, что в ближайшее время финансирование ЮО со стороны России будет сокращаться.

«Для России в условиях экономических санкций любые сторонние проекты, которые не приносят прямой геополитической выгоды — являются обузой», — отмечает эксперт в разговоре с Newcaucasus.com. И в этом контексте будет наблюдаться экономическая деградация Южной Осетии.

«Южная Осетия – это зияющая дыра, но не в плане оффшора, внутрь которого стекаются денежные средства, а скорее территория, которую финансовые потоки избегают. Имеются в виду глобальные экономические игроки. Ну и одновременно регион будет привлекать «грязные» деньги. А также потоки контрабанды, которые через эту территорию активно проходят», — говорит Шуманов.

Сергей Жарков, специально для newcaucasus.com

Комментарии