Тигран Хзмалян: наша цель — деоккупация и деколонизация Армении

1777

Год спустя после «бархатной революции» в Армении — что изменилось в лучшую сторону и чего не смогли достичь новые власти, возможен ли реванш «контрреволюции» и какова роль России в урегулировании Карабахского конфликта, ЕАЭС и Евросоюз, ОДКБ и НАТО — об этом и многом другом рассказывает в эксклюзивном интервью newcaucasus.com сопредседатель Европейской партии Армении Тигран Хзмалян.

— Прошел год после бархатной революции в Армении, какие изменения произошли за этот период?

Произошедшие за год изменения могут быть описаны условиями математического уравнения: «необходимое, но недостаточное». Смена исполнительной и законодательной власти в Армении произошло бескровно, в результате свободных демократических выборов — это главный итог прошедшего года, хотя заслугу эту нынешнее правительство разделяет с прошлым, проявившим политическую ответственность и ушедшим более-менее цивилизованно. Это тоже важный прецедент. В остальном перемены носят в основном косметический характер, так как происходящий отказ от феодально-клановой системы власти пока не затронул главную социально-политическую проблему Армении — ее колониальную зависимость от России.

Новые власти заявляли о необходимости борьбы с коррупцией и осуществлении «экономической революции». Что сделано в этом направлении?

Как оказалось, коррупция в Армении была лишь ширмой того же монополистического империализма, при котором российские госкорпорации продолжают контролировать всю энергетику Армении, железнодорожный и авиатранспорт, телефонную и мобильную связь, недра, нефтегазопроводы, то есть, основную часть армянской экономики. Попытки новой власти приоткрыть коррупционный механизм этих монополий немедленно наталкивается на жёсткий отпор из Москвы, подкрепляемый и повышениями цен, например — на газ, и искусственными задержками экспортно-импортных перевозок в таможенных терминалах и, наконец, наличием российских войск на двух военных базах в Армении.

В этих условиях официальный Ереван ограничивается точечными ударами по отдельным олигархам, связанным с Москвой, но и эти усилия имеют свою политическую цену. Таким образом, лозунг Никола Пашиняна о начале экономической революции остаётся благими пожеланиями, пока революционеры не достигли своей главной политической цели. Такая цель может быть только одна — деоккупация и деколонизация Армении.

Насколько реален реванш «контреволюционных» сил в Армении?

Это вполне серьезная угроза и именно она является скрытой повесткой всего первого года после смены власти. Угроза эта исходит из Кремля и она начала осуществляться уже через пару месяцев после «бархатной революции». Ее центром является второй президент Армении Роберт Кочарян, облеченный особым доверием и симпатией Путина.

Ереван сделал рискованный, но абсолютно необходимый ход, арестовав Кочаряна по обвинению в коррупции и нарушению конституции при разгоне демонстраций оппозиции 1 марта 2008 года. Кремль резонно оценил этот шаг как попытку вырваться из-под тотального контроля и стал консолидировать оппозицию новой власти вокруг фигуры опального Кочаряна. Особенно тревожной выглядит сейчас ситуация на родине арестованного диктатора — в Карабахе, где пророссийские силы пытаются создать некую аналогию Аджарию при Абашидзе, с прицелом на дальнейшую «абхазизацию» Карабаха под эгидой Кремля. Это путинский план, который, на мой взгляд, не имеет шансов на осуществление, хотя может попортить немало нервов и крови. Любопытно, что роль «тайного» Саакашвили в усмирении карабахской оппозиции играет не Пашинян, влияние которого в Карабахе ограничено, а, как это ни покажется странным, другой бывший руководитель Армении — Серж Саргсян, скрыто противостоявший путинской ползучей аннексии последние два-три года.

Российские эксперты все чаще говорят о возможной передаче нескольких районов вокруг территории Нагорного Карабаха Азербайджану. Как мы думаете, вопрос передачи уже согласован Москвой, Ереваном и Баку, или же неизбежны новые боевые действия в регионе?

Эти разговоры, известные как «план Лаврова» ведутся много лет и являются частью общей политики Кремля в регионе, теперь же это и дополнительный рычаг давления на новую власть в Армении. Четырехдневная война в апреле 2016 года показала не только неспособность Москвы и Баку решить карабахскую проблему силовым путём даже при серьезной координации усилий, но и высокую мобилизационную готовность армянского общества — заметьте, я говорю не об армии, которая не отступила, а именно о народе, который в те дни сотнями и тысячами добровольцев бросился на защиту Карабаха со всей Армении и даже из диаспоры. Это важный сигнал любому правительству и в Ереване, и в других столицах о широком общественном консенсусе армянского общества по Карабаху.

Поэтому я уверен, что военный путь решения вопроса практически закрыт и усилия Кремля сейчас лежат в политической плоскости, что я и назвал «аджаризацией» проблемы. Тот же метод Путин сейчас применяет и в оккупированных районах Украины, раздавая паспорта.

Вы являетесь соучредителем и сопредседателем Европейской партии Армении. Каковы ее цели и задачи?

Целей две — выход Армении из ЕАЭС и ОДКБ, вступление в ЕС и НАТО. Это если очень коротко. Задача же — реальная евроинтеграция нашей страны, то, что можно назвать политическим «евроремонтом», то есть изменением инфраструктуры и адаптация к европейским стандартам и институтам.

Этого невозможно добиться без изменения менталитета людей — от тоталитарного и потребительского отношения к государству как у озлобленных и полуголодных рабов к несправедливому и жесткому хозяину, до развития гражданского общества, до осознания своей людьми своей роли в управлении и контроле над властью. Это общие проблемы постсоветских стран и я убеждён, что нам будет легче решить их вместе, создав «демократический интернационал» из европейских сил Армении, Грузии, Украины, возможно, Молдовы.

Когда-то была создана «сверху» группа ГУАМ, оказавшаяся нереализованным проектом. Стоит попробовать воссоздать ее снизу, объединив усилия наших партий в странах, стремящихся в ЕС и НАТО.

Как вы оцениваете шансы Армении подписать всеобъемлющий договор с Евросоюзом?

Сейчас идёт процесс ратификации парламентами стран ЕС уже подписанного договора с Арменией, ещё при Серже Саргсяна, в ноябре 2017 года. Недавно его ратифицировал парламент Великобритании, несмотря на «Брекзит», на днях единогласно проголосовал парламент Швеции. Не сомневаюсь, что полноценный договор, за который ратует Европейская партия Армении, будет принят столь же позитивно. Но я убеждён, что нам гораздо легче будет интегрироваться в Евросоюз, если мы это сделаем вместе — Армения, Грузия и Украина. Поэтому сначала нам следовало бы интегрироваться между собой, в то, что я бы предложил назвать политическим термином «Юго-Восточная Европа».

Вы и ваши единомышленники протестовали протв отправки армянских солдат в Сирию, однако контингет в итоге был отправлен. Почему это произошло? Ереван усиливает военное сотрудничество с Москвой?

— Это очень серьёзная ошибка правительства Пашиняна, на мой взгляд, его первый крупный дипломатический просчёт. Наши протесты не были услышаны, однако затем в Ереване те же самые аргументы повторил советник Трампа по нацбезопасности Джон Болтон, затем это же было сказано в Конгрессе и в прессе США. К сожалению, мы оказались правы и Армения вовлечена в абсолютно ненужную нам путинскую авантюру, которая противопоставляет нас цивилизованному миру. Более того, в составе оппозиционной Свободно сирийской армии недавно был создан совместный армяно-курдский батальон, то есть, произошло худшее — армянские военнослужащие оказались по разные стороны линии фронта. Кроме того, союзником России в сирийской авантюре является ещё и Турция, что делает пребывание армянских саперов в одном лагере с ними вообще абсурдным.

Европейская партия провела серию акций протеста с требованием вывода российских военных из Армении. Вы думаете это возможно и Россия выведет свои войска?

Мы исходим из норм международного права. Российские войска появились в Армении как оккупанты, совместно с турецкой армией Кемаля, захватив нашу независимую республику в конце 1920 года. Апофеозом этой оккупации и завершающим актом трагедии Геноцида армян стал московский договор между Советской Россией и кемалистской Турцией от 16 марта 1921 года, который разделил Армению между Россией, Турцией и Азербайджаном — последнему через четыре месяца были переданы армянские провинции в Карабахе и Нахиджеван.

Этот преступный сговор был совершён без какого-либо участия армянской стороны, более того — на момент его подписания в Армении происходило 50-дневное антибольшевистской восстание и поэтому с правовой точки зрения документ этот абсолютно незаконен. Именно с таким обоснованием в 1991 году был расторгнут и объявлен юридически ничтожным пакт Молотова-Риббентропа об аннексии Латвии, Литвы и Эстонии в 1939 году. Под давлением международных организаций СССР признал незаконность сталинско-гитлеровского пакта и вывел войска из стран Балтии. Это является правовым прецедентом и для Армении, поэтому наша партия будет требовать аналогичного признания незаконным российско-турецкого пакта 16 марта 1921 года и вывода из Армении войск России, как правопреемницы СССР.

Каков, на ваш взгляд, сегодняшний уровень армяно-грузинских отношений?

Увы, учитывая вызовы и возможности нашего времени, армяно-грузинские отношения ещё крайне далеки от идеального партнёрства и практически объединённого государства, к которому наши народы пришли в Средневековье для общего блага, и к которому мы обязаны стремиться сейчас уже в составе объединённой Европы. Мы прошли несколько кризисных точек, мы убедились, что проблема Джавахка может быть значительно смягчена именно на пути евроинтеграции Грузии, а в случае углубления евроинтеграции Армении — и вовсе снята. Думаю, это прекрасный пример, который мы можем показать Европе, как образец будущего мира.

Беседовал Иракли Чихладзе, специально для newcaucasus.com

Комментарии