Нахичевань в контексте реконструкции власти в Азербайджане

2060
Фото report.az

Одним из самых серьезных новых векторов политики Азербайджана в последние годы стало реформирование вертикали власти страны. Главным проявлением этой тенденции явилось появление нового поста первого вице-президента Азербайджана, который заняла жена президента Ильхама Алиева, Мехрибан. В рамках трансформации модели власти в стране в последнее время в Азербайджане также произошла серьезнейшая ротация властных элит и наконец, досрочные выборы в парламент Азербайджана, которые состоялись в феврале этого года.

В этой связи особый интерес представляет, какое место в реконструкции властной вертикали занимает совершенно особый регион Азербайджана – Нахичеванская автономная республика.

Возвышение и гибель нахичеванского клана

Клановая система власти в Азербайджане берет свое начало еще со времен СССР, с противостояния гянджинского и шушинского кланов, пополнявших ряды партноменклатуры и правительства советской республики. Это были самые могущественные, но не единственные азербайджанские кланы. С приходом во власть нахичеванца Гейдара Алиева в партийной и правительственной номенклатуре Азербайджана появились его земляки, которые вместе с кланом эриванлы, азербайджанцев-выходцев из Армении, стали его опорой во власти. Однако наибольшего расцвета клановая система распределения властных полномочий в Азербайджане достигла в конце 90-х годов XX века, после того как Алиев стал президентом независимого Азербайджана.

Азербайджанский журналист, редактор сайта echobaku.tv и политэмигрант Рауф Миркадыров в беседе с обозревателем NewCaucasus.com говорит о том, что Гейдар Алиев создал преступную и ущербную систему власти, которая в принципе была не способна обеспечить процветание Азербайджана.

«Однако эта система была построена по средневековому образцу и по-своему совершенна», – отмечает Миркадыров. Существовал нахичеванский клан, в который входили сам Алиев, его семья, а также несколько семей, других кланов и их представители, так называемые министры–олигархи, которые практически автономно контролировали экономические отрасли и регионы Азербайджана.

Главы кланов, по сути, являясь автономными правителями, обеспечивали поступление денежных средств в государственный бюджет страны. Имели свой процент в виде прямых денежных поступлений или фактического контроля через собственные компании определенной отрасли экономики Азербайджана. Так, один из самых могущественных представителей нахичеванского клана министр МЧС Кямаледдин Гейдаров являлся одним из самых богатых людей современного Азербайджана. Семья Гейдарова контролировала огромную деловую империю – от производства фруктовых соков до страховых и строительных компаний. Всего в бизнес-империю входило более 200 компаний.

По мнению Рауфа Миркадырова, министры-олигархи создавали огромную прослойку из чиновников и бизнесменов, которая была заинтересована в поддержании клановой системы власти за лояльность, получая материальную прибыль. В созданной клановой системе имелись социальные лифты, работавшие как вверх, так и вниз, при необходимости обновляя систему власти.

Однако, постепенно нахичеванский клан стал сходить на нет и в конце концов в октябре прошлого года ушел серый кардинал азербайджанской политики, негласный лидер нахичеванцев, бывший глава администрации Президента Рамиз Мехтиев, которому приписывают фразу, что «выходцы из Нахичевани являются хорошими политиками» и который фактически назначал до 2/3 депутатов азербайджанского парламента.

Сейчас система власти, созданная при Алиеве-старшем, разрушена. И, как считает Миркадыров, сегодня можно говорить, что клана Алиевых нет. Президент лишает нахичеванцев власти, но делает это почетно, облагораживает их уход, – особо отмечает азербайджанский эксперт. Тот же Мехтиев стал Президентом Академии Наук Азербайджана. Или же бывший могущественный министр внутренних дел Азербайджана Рамиль Усубов, который сейчас стал секретарем Совета безопасности при Президенте.

«Естественно, эта структура не такая влиятельная, как в США или в России», – отмечает Миркадыров. Ну, отправили в отставку, и отправили. Но Усубов, как и Мехтиев, фактически получили почетные синекуры. Ильхам Алиев держит этих людей при себе. «Возможно, чтобы они не стали донорами политической оппозиции», – предполагает Миркадыров.

Однако вся эта влиятельная прослойка, которая состоит во многом из нахичеванцев и эриванлы уже не считает Ильхама Алиева своим лидером. Наоборот, по их мнению, президент капитулировал перед кланом Пашаевых, – отмечает Рауф Миркадыров.

Алиевы vs Пашаевы

Пашаевы – это семья жены Президента Азербайджана, Мехрибан Алиевой, до замужества Пашаевой. Семья первой леди страны относится к числу бакинцев, азербайджанских интеллектуалов. Ее дед, известный советский, азербайджанский писатель; отец – ученый физик; дядя более десяти лет являлся послом Азербайджана в США. Сейчас Пашаевы многими политологами и журналистами небезосновательно называются самой могущественной фамилией Азербайджана.

В журналистских статьях по политической реконструкции власти в современном Азербайджане фактически общим местом стало противопоставление двух, на сегодняшний день самых известных «политических» фамилий Азербайджана: Алиевых и Пашаевых, как представителей двух противоборствующих кланов.

Однако, насколько правильным будет такое противопоставление и даже сталкивание «лбами» представителей двух могущественных фамилий?

Азербайджанский журналист Камал Али считает подобное противопоставление беспочвенным. В разговоре с обозревателем NewCaucasus.com азербайджанский журналист удивляется этому противопоставлению – «Пашаевы пришли во власть вместе с женой Президента страны Мехрибан Алиевой. Но я всегда в таких случаях говорю – разве Мехрибан Алиева и Ильхам Алиев – не одна семья? Что тогда изменилось? Ничего».

Миркадыров также не находит почвы для противопоставления: «Говорить, что сейчас идет борьба между кланами Алиевых и Пашаевых было бы некорректно. Несуществующий клан не может участвовать в борьбе». Имея в виду, что клана Алиевых уже не существует.

Но Миракдыров при этом отмечает, что Пашаевы являются серьезным актором внутриазербайджанской политики, фактически являясь современным HR всех назначений, за исключением силовых ведомств, куда на посты назначает лично президент Ильхам Алиев. Но дыма без огня, конечно, не бывает. Пашаевский «отдел кадров», по мнению эксперта, оставляет за бортом выходцев из Нахичевани и Армении (ериванлы). «Но это другой масштаб, нежели борьба кланов», – особо подчеркивает азербайджанский эксперт.

На смену кланам пришли менеджеры?

Но кардинальная пересменка азербайджанской элиты началась еще в 2018 году, когда с поста премьер-министра ушел бессменный Артур Расизаде, занимавший свою должность 22 года. Вслед за ним со своего поста ушел его зам, весьма влиятельный вице-премьер Абид Шарифов, начинавший свою чиновничью карьеру еще в 90-х годах, при Гейдаре Алиеве. А в октябре прошлого года министром экономики Азербайджана стал молодой, главный «технократ» республики Микаил Джаббаров.

Камал Али, отметив положительные стороны в приходе молодых образованных технократов во власть, говорит, что действительно и служба одного окна ASAN и уплата налогов с Азербайджане стали работать куда лучше того, что было еще несколько лет назад. Ничего особенного в этом «омоложении» власти, однако, страны эксперт не видит.

«Да, разговоры об омоложении и реформаторстве во власти и новых людях шли в Азербайджане последние год – два. Но эти разговоры закончились в феврале этого года с завершением парламентских выборов. Когда народ увидел, что ничего нового и лучшего не произошло», – сокрушается Камал Али в разговоре с обозревателем NewCaucasus.com.

Алиеву нужны реформаторы, – не сомневается Камал Али, – но умные и талантливые всем нужны. И «без Пашаевых, с условием преданности власти», – особо отмечает эксперт, – такие люди все равно были бы назначены.

Не вызывают особого оптимизма новые назначенцы и у Рауфа Миркадырова. Да, они – менеджеры, а не министры-олигархи, как прежде. Да, эти люди сейчас не контролируют целые регионы или сектора азербайджанской экономики. Но они – простые исполнители. Они уже не отвечают за социальную стабильность в стране, как прежде отвечали министры–олигархи. А коррупции, – сожалеет Миркадыров, от этого не стало меньше.

«Да, на низших уровнях коррупции стало меньше. Чтобы сделать паспорт, теперь не нужно платить взятку, заплати налоговый сбор в службу одного окна, и ты получишь новый документ». Но это отдельные направления внутренний политики, в целом не меняющие картину в стране. «Это не значит, что коррупции становится меньше. Это значит, что воруют сейчас для одного человека или нескольких», – считает Миркадыров.

Автономия особого назначения

То, что в Азербайджане полным ходом идет процесс переформатирования, трансформации власти, ни вызывает сомнения, кажется, уже ни у кого. Кто-то из журналистов называет этот процесс даже «революцией сверху». И в этой революции слетают головы даже у самых влиятельных, и теряют состояния даже самые богатые люди в стране. Тот же Кямаледдин Гейдаров, будучи одним из самых могущественных министров-олигархов, оставшись на должности министра МЧС, по слухам, потерял большую часть своего состояния. Снятия с высоких постов, обвинения в коррупции и декларируемая борьба государства с ней, происходят в Азербайджане фактически ежедневно.

Однако даже в этом изменчивом море бакинской политики, есть один неизменный фактор, горящий, как маяк в морской шторм – бессменный председатель парламента Нахичеванской автономной республики Васиф Талыбов. Который руководит автономией уже 27 лет и де факто контролирует всё в Нахичевани. Даже силовые структуры и армейские части, по мнению Миркадырова, подчиняются непосредственно Талыбову. Азербайджанский эксперт считает Талыбова по-своему уникальной фигурой в политическом истеблишменте своей страны. Действительно, ранее он являлся представителем клана нахичеванцев, но уже давно стал самостоятельной фигурой. При этом представители политического истеблишмента Баку и Нахичевани, – отмечает эксперт, – терпят друг друга. И извне Талыбов несменяем. «Если его и могут убрать, то только изнутри, из Нахичевани», – предположил Миркадыров. А что касается из Баку – то сегодняшний баланс между Баку и Нахичеванью будет существовать еще долгое время. Без привязки к персоналиям, Талыбову, Алиеву или кто бы ни занимал высшие посты в Баку и Нахичевани.

И этот баланс, в общем, – по мнению Миркадырова, – устраивает все стороны. Нахичеванцы, будучи этническими азербайджанцами, сильны своей пассионарностью. Внешние влияния на них минимальны. Они гордятся своим особым статусом в Азербайджане и вряд ли сегодняшний статус-кво кто-то вознамерится поменять. С Миркадыровым согласен и Камал Али, который считает, что если говорить про персоналии, то менять Талыбова президенту нет резона, так как Нахичевань – тяжелый регион из-за близости к Армении и фактически находится в географической блокаде.

«Там, по сути, должно быть жесткое полувоенное правление и Талыбов с этими задачами справляется», – особо подчеркивает Камал Али.

Сергей Жарков, специально для newcaucasus.com