Медиация Грузии в армяно-азербайджанском конфликте: за и против

850

В грузинском селе Текали, расположенном на стыке границ Азербайджана, Армении и Грузии состоялись гражданские слушания на тему «Медиация Грузии в армяно-азербайджанском конфликте» — «за» и «против».

Мероприятие прошло по инициативе «Кавказского центра миротворческих инициатив» (Армения), «Альянса женщин за гражданское общество» (Азербайджан), «Ассоциации Текали» (Грузия) при финансовой поддержке Национального Фонда Содействия Демократии (National Endowment for Democracy — NED).

В качестве истца с позиции «за» участие Грузии в медиации по разрешению армяно-азербайджанского конфликта выступил директор Международного центра по конфликтам и переговорам Георгий Хуцишвили. В качестве ответчика с позиции «против» выступил эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе.

Вел слушания председатель Кавказского центра миротворческих инициатив Георгий Ванян. В мероприятии в качестве свидетеля-экспертя принял участие председатель парламентской комиссии Грузии по евроинтеграции Давид Дарчиашвили.

Члены комиссии: Ниязи Мехти (Азербайджан), Рагим Алиев (Азербайджан), Юрий Манвелян (Армения), Гамлет Гюльзадян (Армения), Эмиль Адельханов (Грузия), Заур Даргали (Грузия).

В мероприятии также приняли участие представители общественности и журналисты приграничного города Ноемберян, центра региона Лори Ванадзора (Армения), города Марнеули (Грузия), журналисты из Баку, Еревана, Тбилиси.

Итак, представим основные тезисы политологов. Георгий Хуцишвили считает, что Грузия может сыграть роль медиатора в процессе переговоров по мирному разрешению карабахской проблемы:

Карабахская проблема принадлежит к числу затянувшихся нерешённых этнотерриториальных диспутов на постсоветском пространстве. Наряду с приднестровским, абхазским и югоосетинским конфликтами карабахский конфликт долгое время называли замороженным (этот термин с лёгкой руки ОБСЕ утвердился в прессе и литературе во второй половине 90-х годов прошлого столетия). Августовская война 2008 года не только вывела абхазский и югоосетинский конфликты из числа «замороженных», но и вызвала резкую критику самого термина как неадекватного и вводящего в заблуждение. По отношению к Нагорному Карабаху особенно отчётливо проявляется прозящая взорваться в любое время бескомпромиссность позиций сторон и уязвимость любой схемы решения вопроса, формируемой в кабинетах западных дипломатов.

1300014636_1_2Поиск нестандартных подходов к задаче мирного разрешения карабахской проблемы с учётом интересов сторон не терпит отлагательсства, поскольку ситуация взрывоопасна и уже квалифицируется некоторыми аналитиками как предвоенная. С начала 90-х годов и до настоящего времени последствия армяно-азербайджанской конфронтации развивались на фоне серии неосуществлённых и необязывающих к осуществлению резолюций Совета Безопасности ООН и ставших шаблонными в своей безуспешности попыток Минской Группы оживить процесс переговоров. Опыта внутрирегионального медиаторства южнокавказских конфликтов не существует, поэтому идея приглашения Грузии на эту роль достойна хотя бы теоретического рассмотрения. Есть факторы объективно препятствующие осуществлению этой идеи, но есть и факторы объективно благоприятствующие. Необходимо рассмотреть их сочетание и взаимовлияние и на этой основе постараться сделать вывод об осуществимости рассматриваемой идеи.

Среди общих аргументов в пользу рассматриваемой возможностиможно выделить следующие:

• Непосредственное соседство всех трёх стран в одном исторически сложившемся регионе Кавказа
• В целом положительный опыт культурного взаимодействия трёх народов в доконфликтный период
• Стабильные и сбалансированные отношения грузинского государства с Азербайджаном и Арменией
• Отсутствие у Грузии межгосударственных конфликтов и нерешённых территориальных споров с Арменией и Азербайджаном
• Непосредственное знакомство Грузии с ситуацией затянувшегося этнополитического конфликта и опыт гуманитарного кризиса (большого числа беженцев и вынужденно перемещённх лиц или ВПЛ в результате вооружённых конфликтов)
• Неспособность международных организаций – прежде всего ООН и ОБСЕ – во всех трёх случаях южнокавказских конфликтов найти механизмы для принуждения к миру или выработке взаимоприемлемых условий для подписания сторонами мирного договора
• Затянувшиеся и безрезультатные попытки Минской группы и международных организаций оживить карабахский переговорный процесс
• Недоверие азербайджанцев к России как медиатору (что служит объединяющим фактором Азербайджана и Грузии, хотя для Армении это –настораживающий фактор)
• Осознанность в грузинском обществе (во всяком случае, по отношению к Абхазии) неизбежности мер построения доверия с сецессированными регионами как предусловия мирных переговоров
• Доминирующее мнение в грузинском обществе, что с абхазами и осетинами удалось бы договориться, если бы не мешала Россия (какой бы наивной оно ни было, но это — позитивная предпосылка для прямой двусторонней коммуникации с сецессированными регионами).

Среди общих аргументов против рассматриваемой возможности можно выделить следующие:

• Асимметрия в отношениях между Грузией и Азербайджаном, с одной стороны, и Грузией и Арменией, с другой, в том числе: диспропорция в близости позиций, интенсивности сотрудничества, различные внешнеполитические вектора и отношение к российскому фактору
• Доминирующее в Азербайджане отрицательное отношение к включению Карабаха в схему переговоров (Азербайджан всегда занимал в этом вопросе более категоричную позицию, чем Грузия по отношению к своим сецессированным регионам, хотя в последнее время есть тенденция к сближению их позиций; см. ниже)
• Диаметрально противоположное видение в Армении и Азербайджане августовского кризиса 2008 года и роли Грузии, России и Южной Осетии в этих процессах
• Сближение позиций грузинского и азербайджанского руководства, особенно после августа 2008 года, в отношении выключения сецессированных регионов из структуры конфликта и, соответственно, из схемы переговоров
• Возможное (с высокой степенью вероятности) отрицательное отношение к перспективе медиаторства Грузии в карабахском процессе со стороны такого влиятельного геополитического игрока как Россия.

1300014688_1_3Сразу можно сказать, что в Азербайджане более положительно – при всём существующем скепсисе – была бы принята сама идея грузинской медиации карабахского процесса, чем в Армении. Особенно если бы эта идея была поддержана международными организациями. Сравнивая все вышеприведённые и другие факторы, можно сделать вывод, что в целом идея медиации Грузии в процессе разрешения карабахской проблемы могла бы сыграть положительную роль. В то же время возникновение комплекса условий для осуществления этой идеи в ближайшее время маловероятно.

По мнению Мамуки Арешидзе, Грузия не может сыграть роль медиатора в процессе переговоров по мирному разрешению Карабахской проблемы:

По своей сути Карабахский конфликт уникален – это первый масштабный конфликт на советском пространстве и, следовательно, самый длинный. В зоне противостояния нет миротворцев. Когда говорится о Карабахе, слово «окуппация» упоминается наравне со словами «самоопределение» и «сепаратизм» (Имеются в виду территории за пределами НКАО).

Более двадцати лет длится противостояние и, несмотря на кажущиеся усилия мирового сообщества, воз и ныне там. То, что некоторые крупные игроки, участвующие в урегулирование конфликта преследуют свои цели и мешают друг-другу — это факт; да и позиций противников непоколебимы. На этом фоне, идея посредничество Грузии кажется несерьезной и специально «запущенной» для еще большего обострения ситуации.

Но если допустить, что авторы этой идей преследуют благие цели, то всё равно можно привести ряд аргументов против.

• У Грузии отрицательный опыт решения конфликтов на своей территорий,
• Грузия своей активностью может вызвать на себя гнев националистов с обеих сторон, и этим будет нарушено шаткое политравновесие на Южном Кавказе,
• Определённые силы, которые против решения Карабахской проблемы могут натравить друг на друга армян и азербайджанцев — жителей Грузии,
• Посредничество Грузии вызовет раздражение России, со всеми вытекающими отсюда последствиями,
• Недостаточность политического ресурса у Грузии может способствовать стимулированию новой войны на всём Южном Кавказе,
• Надо учитывать, что, несмотря на кажущее благополучие между Грузией и его соседями, есть ряд спорных вопросов (на пример: приграничные) которые моментально всплывут в случае активности Тбилиси.

В целом же, по мнению Арешидзе, Грузия может участвовать в процессе, но не на первых ролях.

Можно отметить, что «симпатии» аудитории в результате голосования достались Георгию Хуцишвили, который получил 28 голосов. За позицию «против» Мамуки Арешидзе проголосовало семь человек, остальные воздержались.

Вахтанг Балавадзе, специально для newcaucasus.com

Фото Тиграна Акопяна (epress.am).

Комментарии

ПОДЕЛИТЬСЯ