Вступление Грузии в НАТО: «за» и «против»

1043

В столице Азербайджана Баку состоялись Кавказские гражданские слушания на тему — «Вступление Грузии в НАТО».

Слушания состоялись в здании театра «Йуг» («YUG») в рамках программы «Дебаты азербайджанских, армянских и грузинских представителей в Южно-Кавказских Гражданских Слушаниях по Проблемам Демократии и Гендера» при поддержке Национального Фонда Содействия Демократии (National Endowment for Democracy — NED). Автор и директор программы – профессор Ниязи Мехти (Азербайджан).

В качестве истца выступил главный редактор информационно-аналитического агентства «3-rd View» Рауф Раджабов (Азербайджан), в качестве ответчика – главный редактор интернет-издания Newcaucasus.com Ираклий Чихладзе.

Председатель комиссии – профессор Али Абассов, члены комиссии – Нино Гоголашвили, профессор Владимер Папава, профессор Рахман Бадалов, режиссер Вагиф Ибрагимоглу.

Предлагаем выступления истца и ответчика полностью. Рауф Раджабов выступил с критикой возможного вступления стран Южного Кавказа в НАТО, Ираклий Чихладзе – в защиту.

Итак, слово предоставляется Рауфу Раджабову:

В одной из своих знаменитых песен «королева соула» Арета Франклин безошибочно артикулирует главный принцип, определяющий подход президента США Барака Обамы к отношениям с другими странами – «УВАЖЕНИЕ». Уверен, что сегодняшние слушания, вне зависимости от отстаиваемых нами позиций, пройдут под знаком уважения.

Уважаемые председатель и члены комиссии. Уважаемые участники гражданского слушания! Тема нашей дискуссии как никогда актуальна и поэтому я считаю целесообразным всем присутствующим полностью абстрагироваться от своих симпатий или антипатий. На кону судьба не Рауфа Раджабова или Ираклия Чихладзе, а южно-кавказского региона (Азербайджан, Грузия и Армения).

Дамы и господа!
Игровое начало гражданских слушаний не должно заслонить от всех нас судьбоносность обсуждаемой темы: Вступать или не вступать трем южно-кавказским государствам в НАТО? Перед тремя южно-кавказскими странами подобная дилемма не стоит. В Коране сказано: «Дорогу осилит идущий!». И Южный Кавказ по пути к евроинтеграции сделает единственно верный выбор.

Разрешите остановиться на наиболее важных тезисах моего выступления, призванных внести ясность в позицию, которую мне сегодня предстоит отстаивать.

«НАТО — НЕ ПОДАРОК, А ПОВЫШЕННАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ!»

1. Главная цель НАТО состояла в сохранении мира в Европе. За 60 лет, прошедших со дня подписания Североатлантического договора в Вашингтоне 4 апреля 1949 года, мир изменился настолько радикально, что у многих это вызывает сомнения в будущем НАТО.

С начала 1990-х годов НАТО ищет новую роль в мире. Обычный в таких случаях вопрос: «Альянс создавался в качестве противовеса СССР в годы «холодной войны». В чем его предназначение сегодня?» ставят как сторонники, так и оппоненты НАТО. Некоторые предлагают заменить НАТО некоей новой структурой. Сторонники сохранения НАТО говорят о трансформации организации из военно-политического в политико-военный союз зрелых демократий и о новых вызовах в сфере безопасности — энергетике, трансграничной преступности и международном экстремизме. Европейцы хотят большего контроля над НАТО, чтобы НАТО больше учитывала их точку зрения. Недавно между собой встречались канцлер Германии Меркель и президент Франции Саркози, и результатом этой встречи стало заявление о том, что «стратегическое партнерство между ЕС и НАТО не соответствует нашим ожиданиям». По мнению европейских экспертов возвращение Франции в структуры НАТО облегчит реформу Альянса, которая необходима, чтобы укрепить доверие к нему. Европейцы убеждены, что следует сконцентрироваться на защите территорий в радиусе НАТО, а не вмешиваться в дела всего мира, как это делалось администрацией Джорджа Буша-младшего.

После юбилейного саммита НАТО уже можно говорить о начале работы над новой Стратегической концепцией — документом, который должен будет более четко определить, какие задачи НАТО намерена ставить перед собой в XXI веке. Работа над концепцией, возможно, продолжится год или два. Одно не вызывает сомнений: расширение НАТО на Восток – это свершившийся факт. Поэтому возникает логичный вопрос: до каких рубежей может идти это расширение? И кто вообще сказал, что, расширяясь, НАТО становится сильнее? Включая в свой состав такие страны, как Албания, Румыния и Болгария НАТО становится более рыхлой и неустойчивой организацией.

2. Получение статуса контактного государства Румынией свидетельствует о наличии у НАТО на 2009-2010 годы дипломатических планов в отношении Азербайджана. В них особое место занимает формирование общественного мнения. В НАТО считают, что в этом вопросе на Румынию возлагается большая ответственность. А Румыния отвечает евроатлантическим требованиям? О коррумпированности румынских органов власти не говорит лишь ленивый.

Перспектива расширения НАТО включает в себя три важных элемента: 1. Готовность той или иной страны к вступлению в НАТО. 2. Достижение консенсуса по данной стране. 3. Формирование общественного мнения в стране, желающей вступить в НАТО.

Тут, конечно, много попутных проблем. Например, в прошлом году на апрельском саммите НАТО в Бухаресте Грузии, и Украине не предоставили Плана действий по членству (ПДЧ), и что последовало затем в августе в Грузии, известно всем. Германия и Франция не желают ссориться с Москвой и стремятся продолжать диалог с Кремлем. О возвращении в НАТО Франции после почти полувекового перерыва может означать на среднесрочную перспективу замораживание дискуссии о вступлении в НАТО Украины и Грузии. Президент Франции Николя Саркози очень верно заявил в Мюнхене в первой декаде 2009 года, что вступление в семью демократических наций не есть какое-то изначальное право; чтобы тебя приняли в эту семью наций, это надо заслужить.

В марте текущего года представительная группа видных государственных деятелей США обратились к президенту Обаме с рекомендацией повременить с вопросом о предоставлении Украине и Грузии ПДЧ в НАТО. Мадлен Олбрайт в интервью «Газете выборчей» заявила о готовности принятия в ряды членов НАТО Грузии и Украины, подчеркнув при этом, что эти страны должны помнить, что НАТО — не подарок, а повышенная ответственность! Но представляется, что президент Грузии М. Саакашвили как-то иначе трактует понятие ответственности руководителя государства.

ПРОБЛЕМЫ НАТО

1. НАТО испытывает большие проблемы с решением вопроса Афганистана. Фактически США и НАТО в этой стране пытаются построить прозападное государство — задача, которую многие считают невыполнимой, учитывая специфику афганской и региональной истории. США и Великобритания, которые перебросили в Афганистан наибольшее число военнослужащих, просят европейских союзников увеличить свое военное присутствие в стране и дислоцировать своих военных в регионах, где альянс противостоит талибам, прежде всего в юго-восточных провинциях. Европейские страны – члены НАТО не желают нести потери в живой силе. Генеральный секретарь НАТО призвал повысить численность контингентов европейских стран в Афганистане, чтобы избежать «американизации» войны. «Это не война президента Обамы, — заявил Яап де Хооп Схеффер журналистам в Брюсселе. — Меня не страшит и не тревожит американизация, но я предупреждаю, что в этом нет ничего хорошего ни для миссии, ни для НАТО», — заявил де Хооп Схеффер.

2. И гипотетически можно поставить вопрос — а не стремится ли НАТО к расширению как раз для того, чтобы обеспечить более массовое военное присутствие в Афганистане за счет Вооруженных сил (ВС) новых стран-членов? Чтобы они участвовали в боевых действиях. Вот что говорит по этому поводу Ким Хауэлз, один из экс-членов британского правительства, много лет отвечавший за связи с Афганистаном. Недавно он заявил: «британский народ никогда не согласится с тем, что Британия должна и дальше рисковать жизнями своих сыновей и дочерей, отправляя их воевать с религиозными фанатиками, коррумпированными боевиками и героиновыми бандами в течение следующих тридцати лет. Думать, что она согласится на это, просто глупо». К примеру, в 1952 году НАТО принял в свои ряды Турцию, а ЕС никак не может или не хочет принять Стамбул в семейство европейских стран. Почему? Зато Турцию и южно-кавказские страны затягивают в Афганистан. Граждане Азербайджана воспринимают НАТО как военную структуру, которая воюет в Афганистане, где гибнут солдаты, проливается кровь мирных граждан, и так далее. НАТО ассоциируется именно с войной. И во имя чего азербайджанское население, с учетом имеющихся 20 тысяч шехидов в карабахской войне, решит, что нам нужно нести еще и другие потери? С учетом перезагрузки мировой финансовой системы и усиливающихся боевых действий в Афганистане и Пакистане НАТО не удастся круто изменить отношение народных масс к себе в Азербайджане в течение ближайших двух лет.

3. В своем интервью газете «Жечпосполита» бывший госсекретарь США Мадлен Олбрайт, ныне – советника президента Барака Обамы, говорит: «В настоящее время НАТО пытается найти себя в 21-м веке. Европа была искусственно разделена после Второй мировой войны, и расширение НАТО служило стиранию этих неестественных границ. И сегодня нельзя позволить России вновь такие границы создать. Америка хочет сотрудничать с Россией, но есть области, в которых готова дать ей отпор». Иными словами, противник не мнимый, а вполне реальный определен – это Россия. Нет никаких сомнений в том, что расширение НАТО – это способ увеличить свою собственную сферу влияния, так и возможность сократить сферу влияния России. Хотя, по мнению прагматиков, НАТО как Альянс должна воспользоваться прагматичными взглядами Барака Обамы и снова подумать о том, что именно членам Альянса следует ожидать от этой организации. Ведь не секрет, что любой военно-политический блок на каком-то этапе своего существования носит в себе зерно столкновения с другим подобным альянсом. К примеру, ШОС. Этого нельзя сбрасывать со счетов. Я предполагаю, что в среднесрочной перспективе столкновения не избежать.

4. Франция, Германия и Великобритания уже формируют Европейские вооруженные силы. Причем вне НАТО, параллельно. Таким образом, Азербайджан, Армения и меньше Грузия уже сейчас просто обязаны задуматься — а зачем торопиться с членством в НАТО, если сами европейцы не до конца верят в будущее НАТО. Мир меняется, причем очень динамично и думать старыми клише сегодня очень опасно.

ГРУЗИЯ-НАТО

В основе тяги режима Саакашвили к вступлению в НАТО отнюдь не приверженность западным ценностям, а осознание собственной беспомощности в решении грузино-абхазского и грузино-югоосетинского конфликтов. Саакашвили ошибочно предполагает, что, став членом НАТО, Грузия решит проблему Южной Осетии и Абхазии, а также обретет надежную защиту от России и получит немалые финансовые выгоды. Грузия, в соответствии с имеющимся у нее Соглашением с США в сфере сотрудничества в военной области, уже открыла воздушное пространство и дала разрешение на использование территории страны транспортными средствами (воздушными, сухопутными, морскими) американских ВС. Процедура предельно упрощена: американцам достаточно иметь водительские удостоверения. Военнослужащие США могут ввозить в Грузию без лицензирования, без объявления и обложения пошлиной и без налога все необходимые им оборудование и материалы. Транспортные средства не облагаются налогом за транзит, за посадку и стоянку, за пилотирование и навигацию.

Перспектива вхождения Грузии в НАТО даст альянсу возможность продвинуться до грузино-азербайджанской границы: размещенные в Грузии базы НАТО будут обслуживаться, в основном, турецкими военнослужащими. В случае реализации вышеуказанного сценария Иран будет вынужден усилить военную группировку на границе с Азербайджаном и Турции. Возможно, Тегеран попытается вступить в ШОС и, заручившись поддержкой Китая и России, объявить о значительном переносе своей морской границы на Каспии на север, блокируя силы ВМФ Азербайджана. Вероятно, Иран окажет военную помощь Армении и начнет превентивную военную операцию в Южном Азербайджане. Подобный сценарий никак не выгоден Азербайджану.

АЗЕРБАЙДЖАН-НАТО

НАТО уже продвинулась вплоть до Центральной Азии и Афганистана, и сегодня уже встал вопрос об участии Азербайджана в воздушном коридоре для поставок вооружений и личного состава блока до Афганистана. В американских программах по глобализации роли Азербайджана на Кавказе в качестве союзника особое внимание уделяется экономической стороне вопроса. Так, законопроект «Стратегия Шелкового пути» предполагает оказание экономической и политической помощи странам Центральной Азии и Южного Кавказа. Автор законопроекта – сенатор Сэм Браунбек заявил, что документ затронет 71 млн. человек, которые населяют страны этого региона, и будет способствовать процветанию этих стран и укреплению их суверенитета. Сенатор отметил, что Армения является единственной страной региона, которая сопротивляется этому законопроекту на том основании, что он может «сделать Азербайджан доминирующей страной» в регионе.

Излишнюю засекреченность взаимоотношений Азербайджана с НАТО можно объяснить тем, что Баку невыгодно создавать условия для конфронтации с соседними государствами, которые ревниво относятся к активизации США и НАТО на Южном Кавказе, особенно в акватории Каспийского моря. Напряженность между Тегераном и Баку вызвана обострением отношений США с Ираном. И в этой непростой ситуации официальному Баку удается проводить искусную политику Гейдара Алиева – ни с кем не ссориться, но извлекать наибольшую для себя выгоду от сотрудничества со всеми. На данном этапе Азербайджану удалось решить весьма важную задачу – оказаться в головной упряжке «геополитических интересов» США и НАТО. Однако США не устраивает позиция Азербайджана в иранском вопросе. Для Баку задача №1 – это решение карабахского конфликта. Можно предположить, что Баку откажется от баланса в пользу того или иного геополитического игрока лишь в случае способствования урегулированию карабахского конфликта в рамках территориальной целостности Азербайджана. Однако ни Россия, ни США пока ничего эффективного и конкретного в этом направлении не могут предположить. Но США в качестве жеста доброй воли в отношении Баку могут отменить формально действующую 907-ю поправка. Вопрос лишь в том – удовлетворит ли данное обстоятельство Баку? Думаю, что нет. В данной ситуации независимая политика Азербайджана в принципе не устраивает ни США, ни Россию. Однако нефтяные доходы позволяют официальному Баку осуществлять политику, направленную на обеспечение национальных интересов страны, исходя из принципа равноудаленности от основных геополитических игроков.

Азербайджан не станет вступать в НАТО сразу вслед за Грузией. Постсоветская азербайджанская элита ориентирована на Турцию и США, но при этом у Баку есть «болевая точка» во взаимоотношениях с Тегераном — проблема Южного Азербайджана. Сегодня ссора с Ираном не в интересах Азербайджана.

АРМЕНИЯ-НАТО

В 2007 году Армения приняла два стратегических оборонных документа: Стратегию национальной безопасности Республики Армения и Военную доктрину. Согласно последней свое военное и военно-техническое сотрудничество Армения осуществляет главным образом с Россией и Организацией договора о коллективной безопасности (ОДКБ), а также с государствами – членами ОДКБ в двустороннем формате. Но приоритетными направлениями также признаются развитие двустороннего военного сотрудничества с США и сотрудничество с НАТО в рамках Совета евроатлантического партнерства и программы «Партнерство ради мира». К основным внешним угрозам доктрина относит посягательство на территориальную целостность и неприкосновенность границ Армении, нагорно-карабахский конфликт и попытки изолировать Армению, а также транснациональную преступность.

Аргументы сторонников дальнейшего сближения Армении с США и НАТО известны. Во-первых, утверждают они, дальнейшая интеграция с блоком максимально соответствует интересам национальной безопасности страны, не имеющей общей границы с Россией и расположенной в далеко не дружественном окружении Азербайджана и Турции, а также не всегда однозначном соседстве с Грузией и Ираном. Во-вторых, абсолютно позитивными считаются политические дивиденды развития такого сотрудничества как с точки зрения международного положения страны, так и в плане поддержания адекватных отношений с влиятельной и весьма активной 40-миллионной армянской диаспорой в мире. В-третьих, трудно не считаться с той очевидной финансово-экономической выгодой, которую уже принесло и принесет в перспективе Еревану развитие связей с НАТО. Как известно, США и НАТО уже не первый год финансируют целый ряд оборонных программ Армении, включающих подготовку и переподготовку кадров, участие армянских военнослужащих в программе «Партнерство ради мира», модернизацию техники и вооружения. Уже профинансированы расходы по переходу армянской армии на натовские стандарты связи, выделены средства на развитие армяно-американского центра по разминированию, боле 1 млрд. долларов Армения получила от США и НАТО в смежных с обороной сферах и в рамках программы «Вызовы тысячелетия». Что требует США взамен? Во-первых, довести отношения Армения-НАТО до уровня, характеризующего связи НАТО и Украины и Грузии. Во-вторых, более активно внедрять натовские стандарты в своей армии. В-третьих, дальнейшее участие Армении в миротворческой операции в Ираке, а также в Афганистане.

Но Ереван выберет анти-натовский вариант военного сотрудничества, обратившись к России и Ирану, т.к. Ереван опасается усиления турецко-азербайджано-грузинской оси. Аргументы противников дальнейшего расширения связей Еревана с НАТО также ясны. Говоря об армянских миротворцах в Ираке, они указывают на то, что в последнее время польский контингент, в состав которого они входят, уже неоднократно подвергался нападениям и несет людские потери. Не исключается и то, что более активное участие в натовской операции в Ираке может спровоцировать гонения в отношении 40-тысячной армянской диаспоры в этой стране, привести к провокациям против армян, живущих в соседних Сирии и Ливане. Вероятным следствием дальнейшего сближения Армении с НАТО в этом плане может стать дальнейшая обструкция Еревана в лагере мусульманских стран, не разделяющем армянскую позицию по Нагорному Карабаху, инспирировать захват армянских заложников, а также теракты в самой Армении. Серьезные опасения армянские противники НАТО высказывают по поводу углубления связей с альянсом в контексте развития отношений с Россией. Признавая Ереван своим стратегическим союзником, и выступая за развитие всесторонних, в том числе оборонных, контактов с Арменией, несущей вполне определенные обязательства в качестве члена ОДКБ, Москва весьма ревниво относится к новому этапу армяно-натовской интеграции. Следующий круг вопросов, связываемый противниками расширения связей Армении с НАТО, представлен блоком проблем сохранения суверенитета страны. Не секрет, что (в отличие от той же России, поддерживающей исключительно официальное руководство страны) перспективы армяно-натовской интеграции в альянсе тесно увязывают с обеспечением мониторинга за внутриполитической ситуацией в стране. США и НАТО не просто выступают за демократизацию армянского общества, но в обмен на финансовую и экономическую помощь требуют от Еревана корректировки внешней политики, в том числе в отношении России, Турции, Азербайджана и Ирана, и не скрывают своей заинтересованности в изменении Конституции страны.

ВЫВОДЫ, РЕКОМЕНДАЦИИ, ПРОГНОЗЫ

1. Азербайджан, Армения и Грузия уже сегодня должны инициировать кардинальные реформы ВС, чтобы страны получили ВС, так сказать, нового образца. Основное внимание должно быть уделено не только армии, но и строительству демократического общества. Демократический процесс предусматривает создание профессиональной армии при эффективном гражданском контроле. Национальная безопасность не сводится только к уплате налогов на содержание армии – для ее обеспечения нужна демократическая система, где информированное большинство граждан возлагает ответственность на лидеров, которых они избирают, и где нет сомнений в том, что обществом управляют законы, а не люди.

Азербайджану, Армении и Грузии ради минимизации угроз и вызовов и для усиления безопасности своих граждан следует вне зависимости от пожеланий и мнений других стран развивать региональную стратегию – усиливать национальную и региональную безопасность и качество жизни своих граждан. Сверхдержавы договорятся между собой, распределят сферы своих интересов и постараются сделать все возможное для того, чтобы избежать глобального конфликта. Никто не пойдет на начало третьей мировой войны во имя того, чтобы та или иная страна стала членом НАТО, или решения тлеющегося конфликта. Генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер, выступая с докладом на тему «НАТО в 2020-ом году: гарантия нашей будущей безопасности» в рамках открывшегося 3 апреля в Страсбурге саммита НАТО, заявил, что сотрудничество с Арменией строится в рамках программы «Партнерство во имя мира». Отвечая на вопрос о перспективах урегулирования нагорно-карабахского конфликта, он отметил, что НАТО в этом вопросе не должно играть решающую роль. «Наша организация не занимается этим вопросом. Нагорно-карабахский конфликт решается в рамках Минской группы ОБСЕ. Я и сам, будучи министром иностранных дел, в пору моего председательства в ОБСЕ интересовался решением этого конфликта», — сказал Схеффер.

2. За последние годы конфигурация систем безопасности в региональном и глобальном масштабе изменилась. Если раньше все это шло в направлении выстраивания однополярного мира, то сейчас наблюдается развитие многополярного мира, который заявляет о своих национальных, региональных и глобальных приоритетах.
Статус нейтральной страны, как для Азербайджана, так и для Южного Кавказа должен стать приоритетным. Но это не означает того, что страны Южного Кавказа не должны иметь взаимовыгодных отношений с НАТО. Отнюдь нет.

Азербайджан, как и в целом ЕС, выступают за многополярный мир и это прагматично. Именно многополярность позволяет воспринимать и учитывать интересы всех, а не только ядерных держав. Регион Южного Кавказа имеет самодостаточный людской, энергетический и транспортный потенциал. Но этот потенциал нужно развивать вместе, сообща. Участвовать в создании глобальной системы безопасности должны все, и лишь участие всех может дать новую модель миропорядка, которую мы на сегодняшний день не имеем. Мы как бы находимся в процессе поиска, но этот процесс настолько затянулся, что чреват большими катаклизмами.

Чтобы добиться реальной демилитаризации региона, во-первых, России следует вывести свои военные базы и войска из Армении (25 тысяч), Грузии (имеется в виду Абхазия и Южная Осетия) и 1500 военнослужащих РФ, обслуживающих Габалинскую РЛС Азербайджана, (все иностранные военные объекты в регионе Кавказа должны носить временный характер и быть направлены на повышение безопасности региона, однако это должно вытекать из стратегического партнерства трех южно-кавказских стран, во-вторых, РФ должна значительно уменьшить численность войск на Северном Кавказе, в-третьих, Армении целесообразно покинуть ряды ОДКБ, в-четвертых, Баку и Тбилиси должны дать твердые гарантии не вступать в НАТО, ОДКБ и ШОС, и не размещать на своей территории иностранные военные базы.

Убежден, что нейтральный статус Кавказа позволит региону стать более привлекательным во всех отношениях — экономическом, политическом, прежде всего для европейского, российского, американского и азиатского инвестиций. Кавказ только выиграет от размещения здесь различных международных институтов, для которых нейтральный статус является более целесообразным, а не военных баз и полигонов. Не сомневаюсь, что статус нейтрального региона окажет решающее воздействие и на решение межэтнических конфликтов. Это благотворно скажется и на наших взаимоотношениях с соседями и стратегическими партнерами. Получение официального статуса нейтрального региона поможет принятию окончательного решения о полной демилитаризации Южного и Северного Кавказа. Добившись полной демилитаризации всего кавказского региона, отпадет сама по себе проблема вступления государств Южного Кавказа в НАТО или ОДКБ. Иными словами создается система «геополитических» весов.

В этом случае есть пример Финляндии (Финляндия усадила за стол переговоров конфликтующие сверхдержавы и побудила подписать их знаменитый Хельсинский акт. Напомним, что в 1975 году именно в финской столице впервые прошла Конференция по безопасности и сотрудничеству в Европе, породившая ОБСЕ) и Швейцарии, который не нуждается в комментариях. Поэтому утверждение нейтралитета трех южно-кавказских государств должно стать одной из самых серьезных задач внешней политики национальных элит. Абсолютное большинство населения стран Южного и Северного Кавказа поддерживает подобный курс, и он может стать залогом восстановления территориальной целостности Азербайджана и Грузии, обеспечения безопасности Армении и Нагорного Карабаха, а также стабильности на Северном Кавказе РФ.

3. Какие возможные варианты развития событий в регионе? Азербайджан, Грузия и Армения должны вести политику только с учетом своих национальных и региональных интересов и приоритетов. Имеется точка зрения, что нужно вести сбалансированную политику. Безусловно, да. Но союз на стратегическое партнерство заключается с одной страной, а не с двумя, если оба они представляют разные геополитические силы.
Хотелось бы верить, что страны Южного Кавказа и на национальном, и на региональном уровнях будут придерживаться Закона прогрессивного развития. Если принять во внимание, что из-за энергоресурсов, контроля над их транспортировкой и выгодных геополитических позиций, возникают кровавые конфликты, то целесообразно осуществить полную демилитаризацию, как регион «Большого Независимого Кавказа», так и акватории Каспийского и Черного морей. Параллельно с этим жизненно важно создать единую кавказскую систему безопасности, основными участниками которой будут государства региона. В этой связи прикаспийским странам имеет резон уже сейчас инициировать полную ликвидацию военно-морских сил, запрет любой военной деятельности в акватории Каспия, в том числе проведение военных учений. В акватории Каспия должны остаться лишь самодостаточные пограничные силы пяти прикаспийских стран, а также силы охраны нефтепромыслов и рыболовства.

Уверен, что странам Кавказа следует подготовить единую концепцию внешней политики.
Все участники кавказской системы безопасности должны понимать, что главное в ней — это ее реализм, трезвость во взгляде на международную ситуацию, реализм в постановке конкретных задач, реализм в оценке собственных возможностей. Кавказская система безопасности также должна содержать механизм ее практического осуществления. Вне всякого сомнения, что страны региона обязаны содействовать процессам интеграции, а также суверенитету и территориальной целостности каждого государства Кавказа. Региону нужен предсказуемый прагматичный курс, который будет базироваться не на иллюзиях, а объективных возможностях всех государств и их реальных национальных и региональных интересах. Выбор внешнеполитических приоритетов для Баку, Тбилиси и Еревана, находящихся на пересечении интересов Востока и Запада, всегда таил, и будет таить в себе и впредь опасность одновекторного решения. Только в последовательной и стабильной многовекторности, постоянном учете всей совокупности геополитических, геоэкономических и геокультурных связей и отношений с другими государствами и народами видится залог гармоничного вхождения наших стран в мировое сообщество.
Какие приоритеты должны быть поставлены во главу угла, чтобы инициировать реализацию кавказской системы безопасности?

За предотвращением политической нестабильности на Кавказе должны последовать меры
по трансформации трех кавказских стран в дружественные государства, каждое из которых будет учитывать интересы противоположной стороны, и не будет выстраивать свою внешнюю политику на демонстративном противостоянии. Обязательным условием является сохранение стран Кавказа в орбите континентальной цивилизации. Мы обязаны вспомнить вечные ценности Насими и Руми, Шота Руставели и Чавчавадзе, Саята Нова и Ованеса Туманяна. Именно на этой основе произойдет возрождение взаимовыгодных экономических отношений, а также необходимых условий для создания «Пакта стабильности и сотрудничества на Кавказе». События конца прошлого и начала наступившего года со всей очевидностью показали, что вызовы, следствием которых они стали, требуют динамичного развития региональной геополитики. Идея Платформы стабильности и развития, на мой взгляд, позволяет добиться реализации главных задач, я их называю «три В» — взаимодополняемость, взаимозависимость, взаимовыгодность.

Ираклий Чихладзе выступил в поддержку вступления Грузии в НАТО:

Основным и единственным ярым противником вступления Грузии в НАТО является Россия. В Москве не скрывают, что не собираются отказываться от рычагов давления на постсоветские страны и прилагают все усилия для того, чтобы усилить контроль над странами СНГ. Любая попытка сближения какой-либо из стран СНГ с западными структурами воспринимается Москвой как личная обида.

Поэтому не могу согласиться с мнением уважаемого господина Раджабова, что в НАТО определен «противник не мнимый, а вполне реальный — Россия», так как США в лице администрации Буша видели в расширении НАТО как способ увеличить свою собственную зону влияния, так и возможность сократить сферу влияния России.

Конечно, определенное политическое, идеологическое и экономическое противостояние между странами Запада и Россией имеет место быть. Но следует учитывать, что как США, так и крупные государства Европы зачастую являются стратегическими партнерами России в различных международных проектах.

Если в России администрацию Джорджа Буша критиковали за «агрессивность», то «либеральная» администрация Барака Обамы продолжает стратегию по расширению НАТО. Привлекательность членства в НАТО для стран Европы в свете новых геополитических реалий доказывается как минимум восстановлением полноценного членства в Альянсе Франции, которая вышла из военной структуры НАТО в 1966 году. Насколько Париж поддался желанию США расширить свою сферу влияния? Наверное, все-таки, западные страны осознают, что обеспечение эффективной безопасности в сегодняшнем мире возможно лишь через сотрудничество и кооперацию. Что касается сокращения влияния России, то, скорее всего это Москва пытается очертить четкие рамки зон «своего» и «чужого» влияния. Августовская война с Грузией, «газовая война» с Украиной, ускоренное создание КСОР ОДКБ, шантаж НАТО по поводу проводимых в Грузии в мае 2009 года учений в рамках программы «Партнерство ради мира» — эти шаги Москвы явно говорят о желании закрепить свое влияние на постсоветском пространстве, и их никак нельзя назвать направленными на укрепление безопасности. Напротив, Москва в достижении своих целей использует лишь методы силового давления. В то же время по инициативе Запада в 2002 году был учрежден совет НАТО-Россия для развития отношений между Альянсом и Россией. Таким образом, если Запад пытается найти общий язык с Москвой путем диалога, то Москва часто говорит на языке ультиматумов.

Господин Раджабов считает, что возвращение Франции в НАТО означает конец дискуссии о вступлении в Альянс Украины и Грузии. Он приводит цитату президента Франции о том, что «вступление в семью демократических наций не есть какое-то изначальное право; чтобы тебя приняли в эту семью наций, это надо заслужить».

Мне кажется, что невозможно рассматривать «возвращение в семью НАТО Франции» как конец дискуссии о вступлении в НАТО Украины и Грузии. Заявление президента Николя Саркози о том, что «право вступления в семью демократических наций надо заслужить» — абсолютно верно. Именно потому Грузии необходимо будет провести и завершить ряд важных реформ с тем, чтобы заслужить это право. И перспектива вступления Грузии в НАТО, а в дальнейшем и в ЕС, должна будет подтолкнуть власти Грузии к проведению демократических реформ в стране. Можно отметить, что на брюссельском саммите НАТО в марте этого года министр ИД Франции Бернар Кушнер наряду с другими, проголосовал за приостановление работы совета НАТО-Россия и за выработку жесткой позиции в отношении России.

По мнению истца, представительная группа видных государственных деятелей США обратились к президенту Обаме с рекомендацией повременить с вопросом о предоставлении Украине и Грузии ПДЧ в НАТО, что говорит о том, что этот процесс никак не входит в стратегию США.

Вопрос предоставления Грузии ПДЧ на этом этапе не представляется важным. Более важным является продолжающаяся разноплановая интеграция Грузии в различные структуры Альянса. Можно отметить, что, невзирая на шантаж и откровенные угрозы со стороны России, в Грузии все-таки проводятся учения в рамках программы НАТО «Партнерство во имя мира». И, во-вторых, грузинские подразделения примут участие в миротворческих операциях под эгидой НАТО в Афганистане.

26 марта этого года, выступая в немецком парламенте, канцлер Германии Ангела Меркель заявила о том, что Украина и Грузия «сохраняют перспективу вступления» в НАТО. Если вспомнить, что в декабре 2008 года на министерской встрече НАТО было принято решение не предоставлять Грузии и Украине ПДЧ, но было решено осуществлять целевые программы НАТО-Украина и НАТО-Грузия, то не исключено, что вступление Грузии в НАТО может произойти и без предоставления ПДЧ.

Также можно отметить, что 15 сентября 2008 года Североатлантический совет провел учредительное заседание Комиссии НАТО-Грузия (КНГ) после решения, принятого на встрече министров иностранных дел стран НАТО 19 августа. КНГ представляет собой важную дополнительную структуру для сотрудничества между НАТО и Грузией. Основные цели КНГ – углубление политического диалога между НАТО и Грузией и контроль процесса, начатого на встрече в верхах в Бухаресте в связи со стремлениями Грузии к членству в организации. КНГ также имеет целью углубить сотрудничество между НАТО и Грузией в области реформ в Грузии и координировать содействие, оказываемое Североатлантическим союзом Грузии в восстановлении после конфликта с Россией.

Господин Раджабов не исключает возможности столкновения НАТО в будущем с другим подобным военно-политическим союзом, приводя в пример ОДКБ или ШОС.

Наиболее разнонаправленным сотрудничество НАТО со страной не членом Альянса было именно с Россией, после того, как в 2002 году был создан совет НАТО-Россия. При этом Москва всячески выступа против аналогичного сотрудничества НАТО с другими странами постсоветского пространства, в первую очередь, с Украиной и Грузией. Отношения НАТО и России значительно охладели после августовской войны. Мне представляется малореальным какое-либо столкновение между блоками НАТО и ШОС или ОДКБ. Ни одна из стран ОДКБ и ШОС не признала независимость Абхазии и Южной Осетии, несмотря на давление Кремля. В самих этих организациях уже давно проявляются внутренние противоречия между разными их членами. Так, Узбекистан практически игнорирует основные мероприятия, проводимые в рамках обеих организаций; президент Таджикистана Эмомали Рахмон принял решение о приезде на саммит ОДКБ в феврале 2009 года в самый последний момент, министры иностранных дел, обороны и секретарь Совета безопасности Таджикистана не поставили свои подписи под проектом о создании КСОР. В начале этого года власти Беларуси фактически отказались участвовать в военных операциях в рамках КСОР ОДКБ за пределами своей страны. И подобных противоречий можно назвать еще много. Поэтому мне представляется, что объединения наподобие ШОС, ОДКБ носят всего лишь временный характер и скреплены лишь желанием, финансами и давлением Кремля. Потому, скорее всего, они разделят будущее СНГ, который уже начал свой необратимый распад.

Истец апеллирует к мировому финансовому кризису, усиливающимся боевым действиям в Афганистане, к вопросу о создании странами Европы Европейских вооруженных сил, параллельных силам НАТО…

Население Грузии выразило свое отношение к вступлению страны в НАТО на референдуме в 2008 году, когда за него проголосовало около 80%. Вступление в НАТО – это не только обеспечение военной безопасности и гарантия от иностранной агрессии, но и гарантия крупным инвесторам. Потому в условиях всемирного финансового кризиса интеграция в НАТО станет дополнительной и эффективной мерой борьбы с последствиями кризиса. Я не буду говорить об Азербайджане, но известно, что наиболее боеспособными в Грузии являются именно те подразделения, которые прошли НАТО-вскую подготовку и принимали участие в миротворческих операциях в Ираке. Что касается создания европейских параллельных военных структур, то опять-таки, их создают страны-члены НАТО. И данные структуры, как правильно заметил господин Раджабов, являются параллельными, но не альтернативными и не заменяют структур НАТО. Кроме того, создание Европейских вооруженных сил еще раз подтверждает мысль о безальтернативности коллективной безопасности.

ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ НАТО

Северо-Атлантический Альянс (НАТО) является не только военным блоком, но, в первую очередь, олицетворяет собой систему западных ценностей, к которым стремится Грузия.

О целях и задачах членства в НАТО сказано в Вашингтонском договоре (на основе которого и создавалось НАТО), в котором говорится о возможности коллективно «защищать свободу, общее наследие и цивилизацию своих народов, основанные на принципах демократии, свободы личности и законности».
В Стратегической концепция НАТО, опубликованной в 1999 году, определены первостепенные задачи Альянса:

— Выступать основой стабильности в Евроатлантическом регионе;
— Служить форумом для проведения консультаций по проблемам безопасности;
— Осуществлять сдерживание и защиту от любой угрозы агрессии против любого из государств-членов НАТО;
— Способствовать эффективному предотвращению конфликтов и активно участвовать в кризисном регулировании;
— Содействовать развитию всестороннего партнерства, сотрудничества и диалога с другими странами Евроатлантического региона.

Таким образом, главной целью НАТО является обеспечение гарантий свободы и безопасности всех стран-участников в соответствии с принципами Устава ООН. Для достижения этих целей НАТО использует свое политическое влияние и военный потенциал в соответствии с характером вызовов безопасности.

ПЛЮСЫ ЧЛЕНСТВА В НАТО

Пожалуй, одним из главных плюсов вступления Грузии в НАТО можно назвать предоставление гарантий безопасности. Вступление Грузии в НАТО будет означать максимальное снижение риска возобновления войны против Грузии. В мае этого года российский премьер-министр Путин уже заявил, что отношения Россия-НАТО могут ухудшиться, если НАТО не пересмотрит своего отношения к Грузии. Пожалуй, эти слова «де факто президента» России говорят лишь о желании Кремля установить свой полный контроль над Грузией, может быть, и через вооруженную агрессию и оккупацию. В Кремле прекрасно понимают, что чем больше Грузия интегрируется в Северо-Атлантические структуры, тем меньше шансов у него вернуть Тбилиси в орбиту своего влияния. Вступление же Грузии в НАТО навсегда заставит российское руководство забыть о такой перспективе. Кроме того, в Москве понимают, что демократические изменения и реформы, которые должна будет осуществить Грузия, чтобы стать членом НАТО, сделает ее привлекательной для Абхазии и Южной Осетии.
Таким образом, вступление в НАТО для Грузии будет означать усиление ее политической и экономической независимости.

Вступление Грузии в НАТО автоматически будет означать конец политическому, военному, экономическому давлению на Грузию со стороны России. Нельзя исключить обострения отношений России со странами-членами НАТО и, особенно с США в случае вступления Грузии в НАТО, но Россия будет вынуждена рано или поздно наладить нормальные партнерские отношения с Грузией, как это произошло на примере Польши, Чехии, Венгрии, против вступления в НАТО которых также активно выступал Кремль. Не стоит забывать, что большинство стран Западной Европы – членов НАТО также являются стратегическими партнерами России. Поэтому сопротивление Москвы какой-либо интеграции, а тем более вступлению Грузии в НАТО объясняется лишь нежеланием потерять надежду вернуть Грузию в зону своего влияния.

Вступление в НАТО является и гарантией увеличения западных инвестиций в страну. Поскольку безопасность страны во многом основывается на безопасности экономики и экономической независимости страны, страны НАТО стимулируют инвестиции в новых странах-членах Альянса. Так, в Венгрию, Польшу, Чехию, Румынию после вступления в НАТО резко увеличились западные инвестиции. То есть, и для крупных инвесторов факт членства в НАТО является серьезным стимулом защиты и безопасности их инвестиций. В качестве обратного примера можно вспомнить, что после августовской российско-грузинской войны западные инвесторы в массовом порядке начали выводить средства не только из Грузии, которая подверглась агрессии, но и из экономики страны-агрессора – России. То есть, любые риски, в том числе и внешние, отпугивают потенциальных инвесторов. Членство в НАТО является для инвесторов прочной гарантией того, что их финансы не будут подвержены внешним и внутренним негативным факторам и, как следствие, улучшится инвестиционный климат страны.

Политические, экономические, военные реформы, которые обязана будет провести Грузия в случае реальной перспективы вступления в НАТО будут способствовать и более тесной интеграции (а в будущем и возможному вступлению) Грузии в Евросоюз.

А МОСКВА ПРОТИВ…

Противником вступления новых стран в Альянс всегда активно выступала Россия, мотивируя свое отрицательное к этому отношение соображениями собственной безопасности.

Очень часто российские политики и некоторые представители грузинских политических партий заявляли о недопустимости вступления Грузии в НАТО, о необходимости реализации идеи нейтралитета Грузии. Однако можно вспомнить, что в 1920 году Москва подписала договор о нейтралитете Грузии и уже в 1921 году осуществила оккупацию Грузии. В сегодняшних условиях нейтралитет Грузии может в очередной раз стать концом ее независимости.

Другим фактором возможного обострения ситуации в случае вступления Грузии в НАТО российские политики называют негативную реакцию Ирана. Стоит отметить, что:

1) Грузия не граничит с этой страной;
2) Сосед Ирана – Турция является членом Альянса, что не явилось дополнительным дестабилизирующим фактором.

Что касается страхов Москвы относительно размещения военных баз НАТО на территории Грузии, то следует отметить, что Альянс не требует их размещения в Грузии в качестве одного из обязательных условий для вступления. При этом Москва, выступая против какого-либо военного сотрудничества НАТО с Грузией, сама размещает военные базы на территории Абхазии и Южной Осетии.

Интеграция Грузии в НАТО будет означать интенсивное развитие страны, привлечение инвестиций, сближение с Евросоюзом. В случае, если Кремль откажется от авторитарных методов управления, использования силовых рычагов давления на своих соседей, экономического шантажа и займется обустройством России, то от этого Россия только выиграет. Привлекательность России станет именно той силой, которая будет притягивать к ней другие страны. К сожалению, Москва сегодня пытается восстановить могущество СССР, считая, что цель оправдывает любые средства.

Подготовил Вагиф Мамед-заде, специально для newcaucasus.com

Комментарии

ПОДЕЛИТЬСЯ