Звиад Мчедлишвили: Роль гражданского общества в построении мира – взгляд из Тбилиси

1363

Сайт newcaucasus.com является партнером НПО “Кавказский центр гражданских слушаний” по организации и освещению Кавказских гражданских слушаний, проводимых в Армении совместно с партнерами из Сухуми, Цхинвали, Тбилиси. Проект осуществляется в рамках программы COBERM, финансируемой Европейским Союзом под управлением Программы Развития ООН.

1399495887_zviad_mchedlishviliВ столице Армении Ереване прошли гражданские слушания на тему “Роль и влияние гражданского общества в процессе построения мира”. Докладчиками выступили: Кадыр Аргун – журналист газеты “Нужная” (Сухуми), Ирина Яновская – руководитель НПО “Журналисты за права человека” (Цхинвали), Звиад Мчедлишвили – журналист Общественного ТВ, Радио “Свобода” (Тбилиси).

В слушаниях также приняли участие: из Цхинвали – Зарина Тедеты (председатель гуманитарного фонда “Комитет семей погибших без вести пропавших”), Алан Джуссоев (НПО “Твой выбор Осетия”) и Игорь Чочиев (журналист); из Сухуми – Роин Агрба (историк, журналист), Анаид Гогорян (медиа-клуб “Аинар”); из Тбилиси – София Тетрадзе (журналист ТВ 3), Зураб Двали (главный продюсер Общественного ТВ Грузии), Гога Апциаури (Радио “Свобода”). Модератор – редактор интернет-издания Epress.am Юрий Манвелян (Армения).

Мероприятие состоялось в рамках программы COBERM, финансируемой Европейским Союзом под управлением Программы Развития ООН. Организатор – Кавказский центр гражданских слушаний (Грузия).

Предлагаем выступление Звиада Мчедлишвили полностью:

Сильная государственная власть не всегда функциональна. Точнее, не во всем. Какой бы мощью власть не обладала, в ряде возможностей она заметно уступает такому явлению, как гражданское общество. Общество, которое теоретически может сформироваться абсолютно в любом государстве, но, которое проявляет себя далеко не везде.

Гражданское общество – понятие емкое. В целом, под него можно подвести любую нацию, любое население любой страны или региона. Это и житель самого отдаленного, труднодоступногопункта, и житель мегаполиса с соответствующими возможностями. И тот и другой – равные в правах граждане государства, но с разными возможностями выражения собственной позиции и взглядов. Возможно, потому, человечество так и не пришло к обобщению этого понятия. А с недавних пор термин «гражданское общество» или же «сектор» получил довольно узкое значение – это совокупность негосударственных, частных объединений граждан, преследующих индивидуальные или групповые интересы, зачастую не отвечающие интересам государства. Здоровое и развитое гражданское общество, которое может сформироваться исключительно в свободной стране, способствует построению демократической политической системы, ее укреплению. Чем крепче гражданское общество, тем менее оно зависимо от государства и тем сильнее воздействует на него.

Возможно, именно потому, такому обществу, порой, удается быть гораздо более функциональным, чем государство, со всем его административным ресурсом. Один из главных и важных примеров – процесс построения мира в расколотом обществе или же даже между народами. Восстановление доверия, нормализация отношений. Конечно, многие справедливо считают, что этими процессами должно заниматься государство. Но государство, читай политическая система, – довольно своеобразный механизм. Развязать конфликт способно без особых усилий, но вот урегулирование впоследствии дается ему с большим трудом. Если вообще дается.

Наверно, потому, если брать наш случай, некто Алан, Элгуджа и Алхас способны установить личностный контакт гораздо легче, чем официальные лица. Правда, это не значит, что им удастся договориться и прийти к общему решению по тому или иному вопросу, но, по крайней мере, они будут говорить и слушать.

Сегодня эти собирательные – Алан, Элгуджа и Алхас – предстают перед нами в виде всевозможных НПО – движений, союзов, институтов и так далее. То есть в виде того, что мы привыкли называть гражданским сектором. Кто-то предпочитает называть это «народной дипломатией». Эти организации, как правило, функционируют за счет негосударственных грантов и не ставят перед собой больших, невыполнимых целей. В основном задачи ограничиваются установлениемличностных контактов между отдельными людьми, проживающими, если выражаться условно, по разные стороны баррикад, и восстановлениемэлементарного доверия между ними. Таковым людям предоставляют трибуныдля озвучивания их позиций, для знакомства друг с другом. В условиях распространенной ангажированности и тенденциозности СМИ, этим людям дают возможность рассказывать свою правду, которая, зачастую, при разговоре с глазу на глаз, оказывается неожиданно отличной от того мнения, которое формировалось «варясь в собственном соку»из стереотипов и домыслов.В дополнение ко всему, на подобных мероприятиях «стороны» чаще и легче говорят о том, о чем не позволяют себе говорить участники официальных встреч. Житейские разговоры на бытовые темы, не путать со сплетнями, на мой взгляд, одна из важных составляющих миротворческого процесса. Существует масса тем, по которым абхаз, грузин и осетин могут спорить бесконечно, но тем, по которымэти люди придут к общему знаменателю, еще больше. И пусть, иногда подобные темы маловажны и незначительны. Ведь, в любом случае лучше слабая точка положительного соприкосновения, чем гигантская пропасть разногласия.

Еще один положительный момент в роли гражданского общества в построении мира. Несмотря на то, что участники общественных встреч вполне могут быть политизированы, даже излишне, что свойственно нашему региону; в целом, они все же свободны от «политических» предрассудков. Они несут ответственность лишь за свои слова, и никак не за официальную позицию. Именно это делает их свободными. А фактор свободы, свободного слова, располагает к открытости, которая в свою очередь, является немаловажным шагом для восстановления доверия.

Заслуживает внимания и то, что в ходе гражданских мероприятий можно затронуть и обсудить любой вопрос. Зачастую, людям, независящим от позиций чиновников доступно то, что является условно «табуированной», нежелательной темой для государственных мужей. Но опять же небольшая оговорка – подобный плюрализм обсуждаемых вопросов возможен лишь в развитом гражданском секторев свободном государстве. Так, я очень сомневаюсь, что, допустим, где-нибудь в Северной Корее кто-нибудь да осмелится выносить на обсуждение, пусть и в узком кругу лиц, вопрос о том, насколько целесообразно направление боеголовок в сторону Японии и Южной Кореи.

Что касается Грузии, то здесь за последние годы в гражданском секторе накоплен, я бы сказал, большой опыт в плане организации и осуществления миротворческих проектов.Парадоксально звучит, но положительный опыт накоплен за счет отрицательной ситуации. Я бы отметил четыре основных группы грузинских НПО, занимающихся миротворческими инициативами.

1) Организации и движения, работающие исключительно с абхазской и южноосетинской сторонами в плане гражданского диалога. Многие проекты осуществляются совместно с сухумскими и цхинвальскими НПО. Это самая большая группа. Правда, не всегда удается подсчитать число организаций, функционирующих в этом направлении.

2) Гуманитарные неправительственные организации, занимающиеся проблемами беженцев,опять же с включением в процесс абхазской и южноосетинской сторон. Например, поиски лиц, пропавших без вести во время конфликтов, поиски родственников, оставшихся на той или иной стороне.Сюда же отношу грузинские НПО, обеспечивающие жителям Южной Осетии и Абхазии содействие в медицинской помощи и, зачастую, также действующие совместно с сухумскими и цхинвальскими НПО.

3) Неправительственные организации, занятые в процессе построения мира с российской стороной. Это проведение разного рода встреч, диалогов, дискуссий и конференций с российским неправительственным сектором.

4) НПО, способствующие мирному процессу между гражданскими секторами Армении и Азербайджана. Подобные встречи с включением этих сторон, проходят, как правило, в Тбилиси.

Повод и цели подобных мероприятий известны, о них сказано выше, – это миротворческая инициатива и построение мира. И если для развития гражданского сектора, для установления элементарных контактов между людьми, оказавшимися по разные стороны «баррикад», эти мероприятия полезны и успешны, то воздействовать на политику властей с их помощью гражданскому сектору удается не всегда. Я бы даже сказал, что почти не удается. Но я не вижу в этом вины общества. Главная задача – наладить, порой, хрупкие, но все же мосты между людьми – вполне решаема и решается.

Каждая встреча хотя бы двух-трех человек, разделенных конфликтом, уже прогресс. Каждый индивидпо-своему влияет на ситуацию. Особенно, если он граждански активен. Даже маломальский диалог способствует ускорению процесса развенчания негативных мифов и стереотипов в наших обществах.

Я никогда не бывал в Абхазии. В Южной Осетии последний раз был в 2002-ом году. Еще года два назад я в основном знал об Абхазии и Южной Осетии лишь то, что видел по телевидению, читал в глобальной сети, в том числе на абхазских и осетинских сайтах. Или же по рассказам тех, кому удалось там побывать. Благодаря всему этому, я получал пусть не скудную, но все же очень неполную информацию. А в случае с глобальной сетью информация вовсе была и, в принципе, остается сухой. В вопросе взаимоотношенийзаметен постоянный, хотя, иногда неброский и хорошо заретушированный, но все же негативный оттенок. Как в тбилисских, так и в осетинских и абхазских СМИ. Позже, в силу специфики своей профессии, начал общаться с некоторыми абхазами и осетинами в социальных сетях. В личной беседе мы освобождались от каких-то клише, ненужных понятий. Я узнавал вещи, о которых мне здесь никто не рассказывал. Так, от воевавших в 2008-ом году осетин, я узнал, что девятого апреля 89-го года они стояли на митинге в Тбилиси, куда приехали добровольно, чтобы поддержать участников акции.От некоторых абхазов я узнавал, что они и сегодня любят бывать в Тбилиси, хотя, это им нечасто удается, и о том, какие тбилисские рестораны они предпочитают. Разумеется, журналисту, да и просто гражданину можно прожить без этой информации, но подобные беседы располагают, делают свободнее, раскрепощенее, избавляют от ненужных штампов. Есть темы, по которым позиции и мнения тех же Тибилова, Маргвелашвили и Анкваба общедоступны и открыты, но всегда ли они интересны?

Сухой, но в то же время бравурный официоз – закваска для роста довольства внутреннего пользователя. Свободный диалог свободных людей, не обремененных официальной ношей, – закваска для нормальных, здоровых отношений. Это возможность понять такого же, как ты человека, только находящегося по другую сторону очерченной линии. И, наверно, потому, когда гражданское общество, сектор делает акцент натакого рода контактах и отношениях, он всегда на шаг впереди государства, власти в процессе построения мира. Недаром американский философ восемнадцатого века Томас Пейн утверждал: «Гражданское общество – благо, а государство – неизбежное зло. Чем совершеннее гражданское общество, тем менее оно нуждается в регулировании со стороны государства».

И под конец, все же, позволю себе добавить ложку дегтя в бочку меда. При всех плюсах такого явления, как гражданское общество, стоит признать, что, зачастую, оно не справляется со своими задачами. Все выше перечисленные положительные аргументы в пользу работы НПО основываются на результатах, достигнутых в индивидуальном подходе – личностном. Если выражаться более просто то, на мой взгляд, грузинскому, как и абхазскому и осетинскому общественному сектору не хватает масштабности. Ведь, по большому счету, в целом наши народы продолжают жить в той же эмоциональной плоскости, в которой живут уже последние двадцать лет. Формирование мнения массы происходит за счет официальной позиции той или иной стороны. Я не хочу вдаваться в политику, но скажу, что в основном наши обществамыслят больше прагматично политически, нежели здраво рационально.Такое единение сложно назвать консолидацией, скорее здесь боязнь оказаться маргиналами, инакомыслящими. Как раз то, что свойственно консервативному обществу. Потому, считаю, гражданское общество должно все чаще и сильнее делать ставку на массовость. Иначе его роль в построении мира не будет в полной мере продуктивной и прогрессивной.

 

Фото newcaucasus.com

ПОДЕЛИТЬСЯ