Этери Турадзе: одним из вдохновителей религиозной нетерпимости в Грузии являются СМИ

1534

В городе Батуми (Грузия, Аджария) состоялись очередные Гражданские слушания на тему – «Риски религиозной нетерпимости». Главный редактор газеты «Батумелеби» Этери Турадзе рассказала о возможных рисках религиозной нетерпимости. Член Высшего совета Аджарской автономной республики, теолог Сулхан Глонти – о мерах противодействия рискам со стороны государства. Мероприятие прошло в рамках программы «Символический Кавказский Суд по Правам Человека и Гражданские слушания на службе демократии Кавказских стран» при поддержке Национального Фонда Содействия Демократии (National Endowment for Democracy – NED). Организатор – Кавказский центр гражданских слушаний (Грузия).

Предлагаем выступление Этери Турадзе полностью:

Сегодня я собираюсь рассмотреть риски религиозной нетерпимости в Грузии. Думаю, такие настроения или риски действительно существуют в нашей стране и одним из инспираторов или вдохновителем этого зачастую являются масс-медиа. Именно потому интересно рассмотреть эту проблему в медийном разрезе, а для меня, как журналиста, еще и комфортно.

Появлению рисков религиозной нетерпимости во многом способствует «язык ненависти» в СМИ. Грузинские СМИ зачастую упоминают религиозные меньшиства не как членов той группы к которой они себя относят, а по-иному. Например, некоторые грузинские СМИ часто называют аджарских мусульман, в частности, и грузинских мусульман в целом «татарами». Этот термин используется также и по отношению к гражданам нашей страны – этническим азербайджанцам. Естественно, в Грузии вокруг этого слова сформировалось определенное лингвистическое сознание и по своему смыслу оно касается только и только граждан определенной категории, соответственно, способствует отчуждению, нетерпимости.

В процессе возрастания рисков релегиозной нетерпимости достаточно важная роль принадлежит религиозному большинству, когда некоторые его влиятельные представители открыто заявляют, что все остальные религиозные группы являются сектами. Более того, что все грузины, которые не являются православными – враги не только церкви, но и страны.

Хочу поделиться одним конкретным фактом – недавно к нам в редакцию приходил житель высокогорной Аджарии. Он владеет в своем селе жилым домом, за который ему гражданин Турции предлагает солидную сумму. Этому человеку покупатель открыто заявил, что намерен построить на месте его дома мечеть. Жителю села очень хочется заключить эту сделку, однако он опасается, что его поступок будет равносилен предательству родины.  Я спросила его, какой веры придерживались его родители. Он ответил, что они были мусульманами. Я задала слудующий вопрос – были ли они предателями своей родины. Они не были предателями, ответил этот человек, но если я сейчас так поступлю, то предам свою родину…

Расскажу о другом случае. Журналист газеты «Батумелеби» во время празднования Байрама находился по работе в одном из сел. Пожилая местная жительница, узнав фамилию журналиста, пригласила его к себе в дом – мол, ты наш человек и перед тобой не будет стыдно, заходи, я хочу угостить тебя халвой (сладость, которую готовят на Байрам мусульмане). Если обощить, то можно предположить, что признание своей идентичности перед «чужими» дается тяжело даже пожилым, не говоря уже о молодежи.

Пропаганда в масс медиа – кто не является православным, тот не грузин… С одной стороны, это создает тяжелую психологическую среду для этих групп. А с другой – в том же большинстве усиливает нетерпимость по отношению ко всем остальным меньшинствам.

В подобной среде меньшинствам сложно жить, соответственно, создается благодатная почва для различных негативных отношений, в том числе – прозелитизм. Естественно, прозелитизмом занимаются все религиозные направления, однако я хотела бы рассмотреть этот вопрос в контексте большинства, опять-таки, исходя из того, что проявления нетерпимости в большинстве наиболее опасны, чем нетерпимость в любых других группах.

Недавно один из влиятельных бизнесменов крестил уборщицу, работавшую в его гостинице. После этого в гостинице решил переночевать служитель церкви, который знал историю обращения в православие этой женщины. Согласно срежиссированному плану, женщина встретила духовное лицо в дверях гостиницы. После своего крещения она в первый раз встречалась со священником. Он спросил ее, как она поживает. Женщина ответила священнику: «Аллаха шуккюр»… То есть, ответила так, как она это делала всю свою жизнь…

Наверное, не нужен глубокий анализ, чтобы оценить духовное состояние этой пожилой женщины. Она – жертва обстоятельств. Она подсознательно решила, что если она не станет частью большинства, останется в меньшинстве, то это, как минимум, будет для нее некомфортным. Наверное, это и является одной из причин, когда в Аджарии, особенно же в горных районах, во время всех религиозных праздников мы становимся свидетелями массовых крещений, что грузинские СМИ освещают только в положительном контексте.

Эти примеры почти не говорят ни о чем, по сравнению с теми случаями, которые были в Чела, Нигвзиани, Самтацкаро, Мохе и, наконец – в Кобулети, когда на здание, предназанченное под медресе, прибили голову свиньи… Естественно, нетерпимость и сопутствующие ей страхи не способствуют снижению радикальных настроений у сторон. Потому было бы замечательно, если мы в конце концов сможем понять, что победить радикальное противостояние в обществе может только лишь само общество.  У меня, как у журналиста, в отличие от многих моих коллег, была возможность встречаться с радикальными исламистами в Грузии. Когда я у них спрашивала, что привело их к такому решению, в основном слышала похожие ответы – они считают, что на конкретное поведение, призывы представителей большинства у них есть конкретная реакция. Наиболее же важно, что для них радикализм является единственным инструментом сохранения своей идентичности.

Конечно же, я не разделяю мнения, что для граждан Грузии, в том числе и этнических грузин, является реакцией на реакцию членство в рядах армии Исламского государства (ISIS). То есть, что основой подобной трансформации человека может быть лишь религиозная нетерпимость. По существу, важна их аргументация и то, чем отвечает государство. К сожалению, в большинстве случаев эти ответы носят непоследовательный и репрессивный характер, к чему прибегают государственные институты в отношении отдельных граждан.

Недавно, на одной из закрытых встреч, я поделилась с представителем посольства одной из европейских стран информацией по теме выезда этнических грузин в отряды Исламского государства. Сказала о тех аргументах исламистов, о которых упомянула выше. Также я рассказала дипломату, что Батумский городской суд рассматривает иск граждан, оскорбленных фактом вывешивания головы свиньи на здание, предназначенное под медресе. По мнению дипломата, что и я лично разделяю, решение, которые примет суд, наверное, и станет тем индикатором – будет ли поощрять в будущем факты религиозной нетерпимости государство, насколько сможет оно отмежеваться от таких фактов или же предпримет какие-либо действия с тем, чтобы помешать таким настроениям в обществе.

Однако, если мы рассмотрим статистику судебных решений в отношении свидетелей Иеговы, то можно сказать, что ситуация не такая уж и безнадежная. Наоборот – существуют серьезные позитивные сдвиги. Согласно статистическим данным, за первые восемь месяцев 2014 года было зафиксировано 25 фактов нападений и физической расправы над свидетелями Иеговы. В то время, когда в 1999-2003 годах представители свидетелей Иеговы в 800 раз больше подавали в суд по тем же мотивам.

В течение многих лет масс медиа, кроме единичных медиа-организаций, замалчивали проблемы религиозных меньшинств, а о большинстве писалось только лишь в позитивном контексте. После парламентских выборов 2012 года, все существующие СМИ постепенно стали уступать свою платформу религиозным меньшинствам. Также начали появляться критические материалы, осуждающие призывы к религиозной нетерпимости, которые звучали со стороны конкретных духовных лиц, исповедующих доминантную религию. Конечно же, допускались такие грубые ошибки, когда, например, в эфире одного из национальных телеканалов прозвучала информация о допустимости ритуала принесения человеческой жертвы в исламе. Я имею в виду факт убийства 16-летней Мариам Кочалидзе, когда в эфире телеканала зверское преступление гражданина Ирана было преподнесено как религиозный ритуал. Впоследствии, когда СМИ распространили информацию о задержании убийцы Мариам (он был арестован на родине по обвинению в убийстве 9-летнего мальчика), ничего не было сказано об ошибке в первом сюжете. Естественно, это недопустимо и грузинские СМИ должны отвыкать от такого, журналисты обязаны понимать, что признание ошибок такого рода поможет обществу преодолеть нетерпимость и ненависть.

Несмотря на конкретные факты, о которых я говорила, я, тем не менее, настроена оптимистически. Конечно же, я знаю, что некоторые СМИ целенаправленно на всех платформах используют язык ненависти по отношению к любому меньшинству. Но когда я вспоминаю, как за последние годы вырос интерес со стороны СМИ к проблемам меньшинств, выросло количество опубликованных статей или подготовленных сюжетов по этой тематике, мне представляется возможным преодоление существующей в обществе религиозной нетерпимости и вытекающих отсюда рисков.

Фото newcaucasus.com

ПОДЕЛИТЬСЯ