КТО НА КАВКАЗЕ КАМБОДЖА?

1058

5 февраля года 2011-го между Таиландом и Камбоджей произошли столкновения. Как и положено – на границе. В лучших традициях человеческой системы ценностей борьбу не на жизнь, а на смерть вели за духовную пищу, вернее, за один из ее символов. Индуистский храм.

В мимолетной битве двух буддистских армий погибли столько-то человек, беженцами стало такое же количество людей, но с тремя дополнительными нолями. Храм, посвященный богу Шиве, слегка попортили. Конфликт не разрешили.

Храм Прэахвихеа начали строить в 893 году. Благодаря одному из кхмерских королей с труднопроизносимым именем. Он возводил храмы с завидным постоянством. Говорят, в целях поддержки собственной власти. Но, судя по всему, не только собственной, и не только в целях поддержки.

100 лет назад в Индокитае появилась империя. Инородного происхождения. Начался передел. Храм Прэахвихеа оказался на границе. Спустя полвека Таиланд и Камбоджа сошлись в схватке. Малюсенькой. Тогда Международный суд постановил: разойтись и делимитировать свои отношения. Не тут-то было. Ну а потом к власти в Камбодже пришли красные кхмеры. Над храмом надругались.

А когда уже в 2008 году Прэахвихеа был признан памятником Всемирного наследия ЮНЕСКО, цена вопроса возросла. А вместе с ней и напряжение. И с тех пор Бангкок и Пномпень напоминают о своих правах на спорную территорию. Преимущественно канонадами. Метят территорию.

В общем-то, принадлежность культового сооружения Камбодже оспорить сложно. Но географическое положение храмового комплекса играет в пользу Таиланда. С его стороны – главный, парадный вход. Тогда как камбоджийцам приходится довольствоваться входом задним, так сказать, черным.

Пномпень жалуется мировому сообществу. Зовет миротворцев. В то время как амбициозные тайцы недовольны вялой политикой Бангкока. Мол, бери быка за рога. Ну а традиционная историко-идеологическая тайско-кхмерская нелюбовь только подогревает ее же – традиционную историко-идеологическую тайско-кхмерскую нелюбовь.

Впрочем, как говорится: от любви до нелюбви и обратно – сантиметров 70-80. Это в среднем. А когда речь заходит о километрах – чувства перемещаются с одной точки в другую с бешеной скоростью.

Хотя, то – Индокитай. Там тепло. Нет в их густых джунглях побратимства, свойственного высокогорному Кавказу. Вон какие безоблачные отношения у Тбилиси и Баку. Идиллия. Почти семейная. Хоть и есть свои бытовые хлопоты и околоспальные ссоры. Нет, не из-за грязных носков под кроватью. Все из-за той же духовной пищи, вернее, из-за одного из ее символов.

Пограничный монастырский комплекс Давид Гареджа, он же Кешиш Даг, был объявлен памятником Всемирного наследия ЮНЕСКО на целых 256 дней раньше индокитайского Прэахвихеа. И возведен он был века на два раньше. Но палить по нему не стали. Да и мимо тоже. Решили договориться полюбовно. Грузия предлагает размен: вы нам храм, мы вам пустыню. Ну и еще немного пустыни сверху – в связи с особой культурной и исторической значимостью комплекса. Азербайджан говорит – оставьте степи себе. У нас их навалом. А высоты-то – стратегические – всего в 60 километрах от вашего стольного града. Пусть будут. На всякий…

Впрочем, взаимные чувства Тбилиси и Баку вряд ли что испортит. Да и зачем спешить делимитировать свои отношения? Всегда успеется. Не надо бояться горячего кавказского темперамента. Ведь 70-80 сантиметров – это расстояние, которое можно вовсе не преодолевать. Наверное…

ПОДЕЛИТЬСЯ