ЧЕРКЕССКАЯ КОРРИДА

1107

Парламент Грузии вот-вот признает геноцид черкесского народа. Почти никто не сомневается в том, что в начале XXI века Тбилиси таки даст свою, безусловно, объективную, оценку событиям века XIX. И оценка эта будет отражаться в глазах кремлевских красным полотнищем. Нет, не тем, которое на долгие годы табуировало обсуждение любых геноцидов. Речь идёт о так называемой мулете, которую используют испанские матадоры и некоторые их латиноамериканские потомки.

Кстати, кое-что не по теме: красный плащ маэстро использует в последней терции корриды – терции смерти. Этот этап включает в себя подготовку быка к его же убийству. Не мулетой, конечно. Шпагой. Один из основных ходов этой фазы, который входит в обязательную программу, – El Natural. Когда тореро выбрасывает вперёд красную тряпку, разбивает прямолинейное движение быка и заканчивает понизу. То есть, животное полностью проходит под мулетой, опущенной совсем низко. Так тореро пытается подчинить себе быка.

А уже после этого матадор должен, наконец, покончить с этой коровой. Вонзить шпагу куда-то между рёбер, да так, шоб по самые четыре камеры. Сердце, тобиш. Бык должен быть убит в течение 10 минут после начала третьей терции. Если этого не произошло, тореро дается предупреждение. Сначала одно, потом – другое. Ну а если в течение дополнительного времени (3+2 минуты) бык так и не отбросит копыта, матадора ждёт позор.

Впрочем, зачастую бык не только остается жив-здоров, но и становится серьёзной угрозой жизни и здоровью двуногих тварей божьих. Справиться с 500-килограммовой скотиной – под силу не каждому. Тут нужна и сноровка, и богааатый опыт общения с крупным рогатым скотом. Ну, речь, конечно, не о доярках с животноводческой фермы. Бегать перед быком с мулетой и шпагой – дело крайне опасное, даже для бывалого матадора. Говорят, после первого боя бык слишком много знает. Уже через полчаса он начинает понимать технику поединка. И помнит её долгие годы. Так что, при выходе на арену следует помнить о безопасности своего паха, который, кстати говоря, часто становится жертвой развлечения.

Сегодня во многих странах мира, да и в самой Испании, защитники животных и прочие гуманисты выступают против боя быков. Мол, нехорошо жестоко обращаться с братьями нашими «меньшими». Впрочем, сторонники корриды заявляют: зрители приходят смотреть не на мучения быка, а на мастерство и храбрость тореро.

А храбрым мастером можно быть не только живым, но и дохлым. Войдёшь в анналы истории так, что уж и не выйдешь. И будут потом говорить гуманисты: поделом – нечего было испытывать выдержку буйного бычка. Дескать, махая мулетой, можно вывести из равновесия даже индийскую корову, не говоря, к примеру, о зубре с Восточноевропейской равнины.

В общем, отвлечёмся от матадоров да быков, и вернёмся к вопросу о политическом раздражителе другого опасного объекта и других по-дерзки смелых действий. Признание геноцида черкесов – дело, конечно, благородное. Есть в этом что-то великодушно-рыцарское. Хоть и приторно фальшивое. Ясно одно: вылез на арену, да еще и мулету достал – придётся идти до последнего – к символическому закланию исполина. И рисковать пахом, дабы выглядеть благородно.

ПОДЕЛИТЬСЯ