КАРАБАХСКИЕ РУДНИКИ НЕ РАЗДЕЛИЛИ СУДЬБУ ТРЕПЧИ

1515

И снова, как в пору Травницкой хроники, решила Европа, что затерянный уголок на Балканах должен стат центром дипломатических баталий. Но и травницким дипломатам, и нацистскому Бенцлеру, и нынешним – было и остается все равно, как уживутся балканцы. Отношение не менялось, менялись только ставки.

Очередную из них недавно озвучил британский посол в Косово Иэн Клифф. В интервью албанским изданиям в конце апреля он напомнил Сербии о 15-пунктном соглашении по Косово. Тактично отсоветовал ирреденту. А в конце не забыл упомянуть, что англичане заинтересованы месторождениями в Косово. Но не они одни, вместе с ними – и американцы. Поэтому вдобавок к «Запад – Сербия» появляется новый фронт борьбы – «Запад – Запад». Неизвестно, дойдет ли он до кулуаров правительства. В Армении экономический лоббинг на высшем уровне включался лишь во время споров «Запад – Россия». Споры «Запад – Запад» решаются самостоятельно, практически без участия армянской стороны.

Приватизируют ли Трепчу западной компании, когда появится план модернизации от американской New Power Generation? Неясно. Но по опыту прошлых лет известно, что Запад проводит качественное различие между своими инвестициями и чужими: в неприкосновенность вторых он верит далеко не столь истово. К 2008 году в Косово были приватизированы около 300 предприятий, однако вопрос о том, выплачивать ли компенсацию их владельцам до 1999 года Сербии или сербским работникам, ранее занятым на них? Такой вопрос не стоял на повестке дня ни у UNMIK, ни у EULEX. Несмотря на присяги служения правам человека у первой, на обязывающее «Rule of Law» в названии второй.

Кто верит, что от этого выигрывает хотя бы один из двух народов, получили серьезный повод для размышлений год назад, когда о намерении инвестировать в Косово заявили Мадлен Олбрайт и Уэсли Кларк. Истерто-заштопанные  фразы о правах человека и демократии верно им послужили. Точно так же, как нацистам и фашистам. Когда первые забирали у вторых Митровицу с Трепчей, то, не смущаясь, возвестили об исторических правах Сербии. Итальянцы, не моргнув глазом, пытались парировать интересами албанскими. Кому тогда досталась Трепча, известно. А что получили народы – нет, не коллаборационистская верхушка на час, а народы – излишне и спрашивать. И не дай Бог поддаться на напевы политических сирен о «тоске по демократии» на Балканах или Кавказе.

Крупные армянские рудники от Карабаха близко. Зангезурское медно-молибденовое – менее чем 30 км. Соткское золоторудное – вдвое ближе. Окажись они в Карабахе, кто знает, не появился бы свой Бернар Кушнер, защитник природы и здоровья карабахских детей. Если бы, конечно, эти рудники, как Трепча, остались бы у государства. Жди тогда укоров в коммунистической ереси, ну а дальше… Нет, у приватизации есть свои преимущества, кто спорит. Но слишком уж свежо в памяти перерождение Олбрайт и Кларка. А на будущее лучше о нем и не забывать.

Месторождения собственно Карабаха сами по себе Карабахский конфликт не обострили. Может потому, что они меньше Трепчи, а может, потому, что доступ к ним для иностранного капитала в принципе не закрыт. Одно из этих месторождений уже интересует немцев, другое – армянина, в свое время уехавшего в США. Но это еще не тот «Кувейт», о котором накануне агрессии НАТО сказал директор «Трепчи» Новак Белич. А если бы и в Карабахе появился свой Кувейт? Появились бы тогда и генералы с железными инструкциями, и политики с серебряными голосами, и исполнители с медными лбами. Этих «металлов» в политике хватает.

ПОДЕЛИТЬСЯ