Аваро-Кахетинская дорога: быть или не быть

3815
Фото operline.ru

Последние несколько лет в России, в частности на Северном Кавказе, несмотря на сложные российско-грузинские взаимоотношения, периодически возникают проекты о строительстве новых или модернизации старых дорог из Северного Кавказа в Грузию.

Весной прошлого года newcaucasus.com писал о чеченском проекте автомобильной дороги через Аргунское ущелье в Грузию. Но у чеченской дороги есть еще один «соперник» – проект дороги, который, предположительно, соединил бы российский Дагестан и грузинскую Кахетию. И ему ни много ни мало уже 160 лет.

«Альтернативный» Дагестан

В 2013 году главой Дагестана становится Рамазан Абдулатипов и первые годы его правления отмечены большими инфраструктурными проектами, которые должны были обеспечить прорывное развитие республики. Одним из таких проектов стала так называемая Аваро-Кахетинская автомобильная дорога. Однако впервые в новой истории России о проекте Аваро-Кахетинской дороги было упомянуто еще в 2008 году во время полета Путина на вертолете в Ботлих вместе с тогдашним президентом Дагестана Муху Алиевым. Затем в 2012 году Дмитрий Медведев, открывая Гимринский тоннель, заявил, что в скором времени Россия будет вплотную заниматься Аваро-Кахетинской дорогой.

Летом 2014 года уже в Махачкале под патронажем новых дагестанских властей прошел круглый стол, главной темой которого было обсуждение строительства автомобильной Аваро-Кахетинской дороги до границы с Грузией. Тогдашний глава Дагавтодора Загид Хучбаров заявил, что на строительство аваро-кахетинской дороги будет потрачено 460 миллиардов рублей (почти полмиллиарда долларов США). К началу строительства дороги должен был быть приурочен запуск нового асфальто-бетонного завода. А сама автострада должна была пройти от Гимринского тоннеля, который находится в самом центре Дагестана, через горные аварские районы до границы с Грузией.

Генеральный директор махачкалинского PR-агентства «МедиаФакт» Гаджимурат Раджабов считает, что Аваро-Кахетинская дорога должна была способствовать развитию отсталых районов горного Дагестана. А по мнению главного архитектора Хунзахского района Магомеда Кебедова, которое он высказал в разговоре с обозревателем newscaucasus.com, Аваро-Кахетинская дорога способствовала бы улучшению экономических отношений между жителями Цунтинского, Бежтинского участка и других горных районов Дагестана и жителей грузинской Кахетии.

Чеченский «конкурент»

В самом конце прошлого года на пресс-конференции Владимира Путина чеченский журналист задал вопрос, возможно ли строительство автомобильной дороги из Чечни в Грузию, альтернативной сегодняшней автомобильной дороге через Верхний Ларс в Северной Осетии. Российский президент, отвечая на вопрос журналиста, сказал, что знает о проблемах имеющейся автомобильной дороги, соединяющей Грузию и Россию. Но заметил, что в российском министерстве транспорта практические проекты о новой автостраде, соединившей бы Чечню и Грузию, пока отсутствуют. При этом Путин отметил, что целесообразность реализации подобного проекта имеется.

Справедливости ради стоит отметить, что вопрос чеченского журналиста появился не на пустом месте. В «Стратегии социально-экономического развития» Чеченской республики до 2025 года говорится о том, что дорога вдоль русла реки Аргун из приграничного с Грузией Итум-Калинского района Чечни до грузинской границы утверждена еще в 2015 году. По планам чеченского правительства длина дороги составит 49 километров, стоимость реконструкции 1,8 млрд. рублей (почти 28 миллионов долларов США). Работы по реконструкции трассы должны начаться в 2021 году, а дорога должна быть введена в эксплуатацию в 2025 году.

Грузия: танкам автобаны не нужны

В ситуации, когда северокавказские соседи проявляют интерес к транспортным связям с Грузией, общественное мнение последней с опаской относится к подобным проектам.

В пик медийной активности дагестанцев относительно Аваро-Кахетинской дороги секретарь Совбеза Грузии Ирина Имерлишвили в 2014 году в интервью изданию «Кавказский узел» заявляла, что имеется опасность со стороны России, и Аваро-Кахетинская дорога может быть использована как плацдарм для нападения на Грузию. Грузинский политолог Гела Васадзе был также осторожен по отношению к этому проекту. По его мнению, «эта дорога могла бы стать важным элементом, обеспечивающим развитие Кавказа. Но грузинская сторона опасается, что она может быть использована в военных целях, как в свое время был использован Рокский тоннель во время войны в 2008 году». Гела Васадзе считает, что, несмотря на то, что российские войска находятся в 45 километрах от Тбилиси, вход с запада затруднен. В то время как со стороны Алазанской долины столица Грузии как на ладони. «По хорошей дороге могут продвигаться не только грузовики с товаром и автомашины с гостями, но и танки», – сказал он.

В свою очередь, лидеры оппозиционных парламентских фракций сегодняшней Грузии выступают против строительства новой дороги «Квешети-Коби», которая строится в рамках транснационального проекта Север–Юг (newcaucasus.com писал о нем весной прошлого года) и станет одной из самых современных горных автомобильных дорог в мире. Так, председатель парламентской фракции «Единого национального движения» Роман Гоциридзе считает, что это очень рискованный с военной точки зрения проект. «Фактически, мы в состоянии войны с Россией, поэтому надо понимать, что эта дорога может понадобиться России для военной атаки», – считает политик. Лидер оппозиционной партии «Лело» банкир Мамука Хазарадзе также заявил, что «строительство данной дороги отвечает интересам России». «Мы даем России возможность комфортно ввести танки в Грузию», – сказал он.

Однако грузинский военный аналитик, пожелавший остаться неизвестным, в интервью обозревателю newcaucasus.com сказал, что «танкам баны не нужны». «В современном военном конфликте танки в принципе – это прошлый век. Исход войны сегодня решает авиация, и российско-грузинская война 2008 года нам это доказала».

Vox populi vox dei

Самый известный подвижник Аваро-Кахетинской автомобильной дороги, аварец Магомед Кебедов в разговоре с обозревателем newcaucasus.com с пессимизмом относится к будущему своего детища, в которое он в начале 90-х годов вкладывал собственные силы, труды и, в конечном счете, деньги. «Неприязненные отношения политиков двух стран не способствуют моему проекту», – сожалеет дагестанец. «Дорога, которую я делал своими руками, сейчас полностью закрыта и ей пользуются только российские пограничники. И с российской и с грузинской стороны стоят погранпосты, а для того, чтобы попасть к моим грузинским друзьям в Кахетии, мне нужно сделать крюк через Северную Осетию», – сокрушается Кебедов.

Со стороны дагестанских чиновников – коррупция, со стороны грузинских чиновников – неприязнь к России. В итоге страдают простые люди, у которых в советское время была пусть небольшая, но своя дорога, связывавшая два народа. «Пятьдесят лет назад в моем селе люди не знали русский, но знали грузинский язык. Потому что ездили в Кахетию на работу и до Грузии дорога занимала несколько часов, а до Махачкалы два дня», – рассказывает Кебедов.

Но дагестанец считает, что грузинскому и дагестанскому народам суждено жить рядом, дружить и, в конечном счете, когда-нибудь, но дорога, связывающая два соседних народа, будет открыта. И желанию простых людей, соседей не смогут помешать никакие политики.

Справка:

На КПП Верхний Ларс в летнее время года периодически, особенно с российской стороны, возникают многокилометровые пробки из-за низкой пропускной способности таможни. Также периодически из-за непогоды КПП Верхний Ларс в зимне-весеннее время полностью перекрывается и перестает работать. На дорогах как с российской, так и с грузинской стороны возникают многокилометровые пробки.

Эта проблема осознавалась еще царской властью в XIX веке. И альтернативная Военно-Грузинской Аваро-Кахетинская дорога от дагестанского села Бежта в Грузию была построена еще в 1869 году. До 1900 года ширина дороги была одна – две телеги. Причем более широкая часть дороги была со стороны Грузии до Большого Кавказского хребта.

В советское время за состоянием дороги не следили, но и не было КПП между республиками СССР. Проход по дороге был свободен, многие дагестанцы отправлялись в Кахетию на заработки. В 1991 году после распада СССР дагестанец Магомед Кебедов модернизировал дорогу с российской стороны, доведя ее до четырехметровой ширины.

В модернизации Аваро-Кахетинской дороги Кебедову на добровольных началах помогали как дагестанцы, так и грузины. Но в 1996 году сначала на российской, а потом и на грузинской стороне были поставлены КПП. Дорога закрылась.

Жарков Сергей, специально для newcaucasus.com