Грузия — экономика пандемии

1301
фото

Экономический кризис и его разрушительный эффект, вызванные пандемией нового коронавируса, политики и эксперты уже сравнили с Третьей мировой войной. Какими будут окончательные воздействие и последствия пандемии на мировую экономику никто не берется прогнозировать.

Кризис парализовал практически все сферы и, несмотря на меры, предпринимаемые правительствами разных стран, пока особых успехов не видно.

«Мы вступаем в длительный, глубокий экономический кризис», – заявил в начале августа премьер-министр Грузии Георгий Гахария, комментируя выделение правительством страны 410 млн. лари (около $132 млн.) для осуществления третьего этапа антикризисного плана.

Ранее правительство Грузии предложило план антикризисного стимулирования экономики с бюджетом более чем 1 млрд. лари.

Несмотря на то, что Грузия львиную долю своих доходов получает от международного туризма, власти не спешат открывать границы, наоборот, уже несколько раз продлили запрет.

О том, что происходит в экономике Грузии, каковы перспективы страны и какие меры предлагает правительство для выхода из сложившейся ситуации, рассказывают эксперты.

Эксперт по экономическим вопросам, профессор Сосо Арчвадзе:

«Грузия, как и остальные страны мира, серьезно пострадала от короновируса и вместо экономического роста мы имеем существенное падение. В апреле экономический рост снизился на 16,5%, сейчас более, чем на 13%.

За последний период мы взяли около 6 млрд. лари внешнего долга и почти 1,8 млрд. лари внутреннего. Внешний долг Грузии составил около 27 млрд. лари. Несмотря на внушительные цифры, по сравнению с нашими соседями на душу населения у нас не столь катастрофический объем долга. Размер внешнего долга в сравнении с ВВП составляет около 55%. Согласно закону «Об экономической свободе» госдолг не может превышать 60% от ВВП. Я не агитирую, но у правительства есть запас необходимости – оно сможет взять еще 2,2 млрд. лари.

В экономике Грузии будет наблюдаться существенный спад по сравнению с прошлым годом. И пока не существует предпосылок для того, чтобы мы могли справиться с этой проблемой в ближайшее время. Тем более, что наблюдается всплеск заболеваемости в странах не только с низким уровнем здравоохранения, но и в высокоразвитых странах таких, как США, Израиль и других. Генеральная битва за здоровье населения и спасение экономики еще ждет нас впереди.

Считаю, что в средней и долгосрочной перспективе мы должны сделать упор на развитие реального сектора экономики, на промышленность, инновации, технологии и наукоемкие сферы. В долгосрочной перспективе в посткризисном режиме необходимо уделять больше внимания аграрному сектору.

Мы не сможем заменить все виды продукции, об этом не может быть речи, и, на мой взгляд, в этом нет необходимости. Но мы должны быть в состоянии сбалансировать агропродовольственное экспортно-импортное сальдо.

Грузия ежегодно импортирует продовольственные товары на сумму не менее 400 миллионов долларов. Мы должны достичь того, чтобы валюта оставалась в стране, то есть перейти от статуса страны-импортера к статусу страны-производителя.

Ни в одной европейской стране доля туризма в экономике не была такой высокой, как в Грузии. Сегодня же мы должны забыть о широко открытых дверях для иностранцев и сосредоточиться на внутреннем туризме, который, хотя и не в полной мере, но может оставить эту отрасль на плаву, спасти ее от банкротства.

Доля туризма в грузинской экономике достигает 11%. В прошлом году туристами в Грузии было израсходовано около 3,3 миллиарда лари. Было бы больше, но введение Россией санкций после «ночи Гаврилова» принесло убытки в размере 200 миллионов.

Международная организация Transparency International Georgia изучила ключевые сферы, в которых экономика Грузии сильно зависит от России.

Согласно исследованию, по доходам из-за рубежа в сфере туризма Грузия больше всего зависит от РФ:

«Доходы от российских туристов превышают доходы, получаемые от экспорта грузинских товаров на российский рынок. В 2011 году доля российских туристов, посетивших Грузию, составила около 220 тысяч человек (7,1%), а в 2018 году Грузию посетило уже 1,4 миллиона граждан РФ (16,2%).

В 2019 году российские визитеры потратили в Грузии около 700 миллионов долларов (4% ВВП). Однако из-за ограничений на полеты с июля 2019 года доля России в грузинском туризме снизилась до 15,7%. Воздействие пандемии также оказало значительное влияние на приток посетителей из РФ — в первом квартале 2020 года их количество сократилось на 32%, а доля снизилась до 13%.

Согласно исследованию, проведенному Национальной администрацией туризма Грузии, в 2019 году траты одного российского туриста в среднем составляли 1282 лари ($400).

из-за закрытых границ и распространения вируса, в лучшем случае потери сектора туризма Грузии в 2020 году составят более 1 миллиарда долларов».

Эксперт по экономическим вопросам, профессор Вахтанг Чарая:

«В туристической сфере Грузии наблюдается серьезный спад. На сегодня Грузия открыла границы с Германией, Францией, Литвой, Латвией и Эстонией. В прошлом году в общей сложности из этих пяти стран число посетителей составило около 90 тысяч человек. Но вряд ли даже эту цифру мы получим в этом году.

Кстати, в Греции посчитали, сколько туристов они могут принять к концу года, и даже при самом оптимистичном сценарии эта цифра составила треть от прошлогодних показателей. То есть, Грузия в этом году может принять от 30 до 50 тысяч посетителей из перечисленных пяти стран в лучшем случае.

Максимальный доход, который страна может получить от международного туризма, составит всего 6% от прошлогодних показателей. Это не спасет грузинский туристический сектор, но некоторые смогут сохранить бизнес, штат сотрудников, платить налоги.

Доход, который страна может получить от потока туристов из этих 5 стран, по нашим расчетам, не превысит 100 миллионов долларов. Но и это сопряжено с риском того, что число инфицированных в Грузии может увеличиться.

Я уверен, что откроются границы и с другими странами с безопасной эпидемиологической ситуацией, в этом случае мы сможем получить более высокий показатель доходов от туризма».

Бывший заместитель гендиректора Тбилисской межбанковской валютной биржи, экономист Вахтанг Хомизурашвили:

«Потребность экономики, реального сектора в кредитах уменьшилась, так как сократилось потребление, многие компании закрылись или находятся в режиме банкротства. Курс национальной валюты напрямую зависит от уровня денежной массы в экономике. Когда экономика стагнирует, денежная масса уменьшается, что влияет позитивно на курс лари, но ни в коем случае на экономику.

Национальный банк Грузии в последнее время, по моему глубокому убеждению, ведет имитацию деловой активности, что заключается в принятии абсолютно ничего не значащих в данный период законодательных актов и регуляций.

Последнюю инициативу НБГ по увеличению количества участников валютного рынка я считаю очередной некомпетентной оплошностью. НБГ никак не может понять, что существующая в Грузии система определения валютного курса не позволяет формировать справедливый и объективный валютный курс, который, по моему мнению, подвержен спекуляциям и соответствующим рискам. Такой подход Нацбанка еще больше ухудшает ситуацию на валютном рынке.

Все заняты предстоящими выборами, никто не думает об экономике и если сейчас ежемесячные убытки экономики составляют 3,5-4%, то, если так продолжится, потери возрастут и процесс станет необратимым.

Это грозит не только стагнацией, но и гиперинфляцией и экономическим коллапсом. НБГ проводит долларовые интервенции для того, чтобы валютный курс не менялся и, может быть, немного укрепился. Как они думают, это положительно повлияет на климат выборов, но что будет потом, сказать сложно.

При проведении старой экономической политики экономике Грузии будет очень сложно восстановиться. Сейчас нет детально разработанной экономической стратегии, на основе которой будут осуществляться экономические реформы. К разработке стратегии необходимо привлечь зарубежных экономистов и финансистов, использовать локальные ресурсы. А то, что нам сейчас предлагает государство, всего лишь социальный пакет помощи».

По мнению аналитиков консалтинговой компании Galt & Taggart, пандемия существенно изменит мировую экономическую модель следующего десятилетия — экономики станут более автономными, сосредоточившись на региональной концентрации цепочек поставок и удовлетворении регионального спроса.

В последние годы сектор туризма стимулировал развитие торговли, строительства, других отраслей.

В 2000-2019 гг. доля сферы обслуживания в экономике увеличилась с 60% до 78%. Однако, учитывая низкую производственную базу, основная часть доходов уходила на импорт товаров. По некоторым оценкам, из 3,3 млрд. долларов, потраченных туристами в 2019 году, в стране осталось всего 1,3 млрд. долларов.

Новая модель экономики в Грузии должна быть ориентирована на наращивание потенциала производства. Потенциал для развития сельского хозяйства очевиден. У Грузии есть возможности заменить импорт на сумму 400 миллионов долларов, а также диверсифицировать экспорт. На импорт продуктов питания тратится в среднем 1,1 миллиарда долларов, а экспорт составляет 0,8 миллиарда долларов, из которых напитки и орехи – 73,3%.

Данные грузинского статистического ведомства «Сакстати»:

Экспорт в июне 2020 года снизился на 14% – в годовом исчислении до 266,9 млн. долларов, импорт сократился на 22,0% до 576,3 млн. долларов. В результате, дефицит торгового баланса сократился на 27,7% и составил 309,4 млн. долларов.

В целом, в первой половине 2020 года дефицит торгового баланса сократился на 21,3%, поскольку экспорт сократился на 16,0%, а импорт – на 19,1%. Индекс цен производителей, по данным «Сакстати», в июне 2020 года вырос на 10,1%.

Основное влияние на формирование индекса оказало изменение цен в следующих секторах: обрабатывающая промышленность (+9,8%) и добыча полезных ископаемых (+24,5%).

По данным на начало августа 2020 года, Национальный банк Грузии продал на валютных аукционах с начала года около $300 млн. долларов для поддержания курса национальной валюты.

Грузинский исследовательский центр PMCG опросил 50 грузинских экспертов для оценки экономического климата Грузии. Эксперты оценили возможности восстановления экономики страны после пандемии. Большинство экспертов (60%) полагают, что экономике потребуется 12-18 месяцев, чтобы вернуться к прежним показателям.

Экономисты также определили наиболее уязвимые сектора экономики с точки зрения распространения вируса. 93% экспертов назвали гостиничную сферу и сферу услуг по размещению, а также объекты общественного питания, 67% – розничную торговлю.

47% экономистов оценили господдержку бизнеса как «частично достаточную», в то время как 20% оценили поддержку положительно и 33% – отрицательно.

Социальная поддержка государством населения была оценена «частично достаточной» 40% экспертов, 33% – положительно, 27% – отрицательно.

Исходя из того, что госдолг Грузии постоянно растет, экономистам предложили назвать инструменты для его снижения. Практически все указали на необходимость сокращения числа госслужащих.

60% экономистов заявили, что средний уровень безработицы в 2020 году увеличится до 15-20% (средний уровень в 2019 году составил 11,6%).

Экспертов также попросили оценить изменение доходов от туризма (как внутреннего, так международного). 47% заявили, что выручка снизится на 60-80%, 27% ожидают снижения на 40-60%.

Лика Жоржолиани, специально для newcaucasus.com