Транспортный коридор “Север — Юг”: перспективы и ожидания

1262
МТК "Север-Юг"

В конце декабря 2020 года в Астрахани прошел Международный круглый стол «Каспийская повестка: итоги и перспективы». На мероприятии обсуждались вопросы развития транспортного коридора Север-Юг. Посол России в Азербайджане Михаил Бочарников, открывая мероприятие, отметил значение и перспективы стран Каспийского региона в евразийской логистической системе. В то же время один из участников круглого стола, азербайджанский ученый экономист, Эльшад Мамедов особо отметил, что перед странами региона сегодня стоит сложнейшая задача – переход от сырьевой экономики к экономике инновационного характера. Очевидно, что насколько удачным будет сочетание логистических перспектив и транспортных возможностей с инновационным экономическим прорывом стран региона зависит успешное развитие транспортного коридора Север–Юг в 2021 году.

Ковид – 2020 и экономика стран Каспия

Ковидный год-2020 стал настоящим испытанием для всей мировой экономики и, в частности, стран Каспийского бассейна. Так, ВВП России в прошлом году оценочно снизился на 3,4%, Азербайджана на 4,3%, Казахстана на 4,6%, Ирана более чем на 7%. Тем не менее, пандемия не сильно сказалась на крупных инфраструктурных проектах государств каспийской пятерки. Чему способствовала реализация региональных мультимодальных транспортных проектов.

Напомним, что транспортный коридор Север-Юг, образованный еще в 2002 году, по-настоящему набирать мощность стал после того как был запущен восточный – железнодорожный маршрут через Иран, Туркменистан и Казахстан. Также успешно работает транспортный коридор из России по железной дороге через Азербайджан, до сухопутной границы с Ираном. А уже по Ирану, автомобилями через Иран, в порты Персидского залива и обратно.

Конечно, пандемия оказывает свое деструктивное действие. Так, на нефтегазовом казахстанском месторождении Тенгиз в прикаспийской Атырауской области постоянно объявляется карантин из-за пандемии коронавируса, что сказывается на темпе работ по обустройству месторождения. Есть проблемы и в транспортном секторе, вызванные необходимостью соблюдения профилактических мер. Но, как обозначил главный редактор журнала «Каспийский вестник» Владислав Кондратьев, проблемы стран каспийского региона решаются в плановом порядке и каспийская экономика, несмотря на Ковид-19, продолжает развиваться.

Кондратьев особо отметил, что в феврале 2020 года первым заместителем премьер-министра России Андреем Белоусовым был утвержден комплекс мер по развитию транзитного потенциала коридора МТК «Север-Юг», в который входит снятие административных и технических барьеров развития транспортного коридора. В 2020 году уже были проведены ряд значимых мероприятий по развитию МТК «Север-Юг».

Эксперт считает, что к ним следует отнести учреждение АНО «Дирекция международных транспортных коридоров», призванной осуществлять экспертно-аналитическое сопровождение проекта по развитию МТК «Север–Юг»; организацию приема первых пробных контейнеров по МТК «Север–Юг» с использованием существующей инфраструктуры, расположенной на территории Астраханской области; создание портовой особой экономической зоны в Астраханской области (на территории в районе морского порта Оля), объединение ее в Каспийский кластер с ОЭЗ ППТ «Лотос».

Иран – как страна особого назначения

В условиях фактической международной изоляции Ирана после выхода США из ядерной сделки, так называемого Соглашения 5+1 в 2018 году, транспортный коридор Север–Юг приобрел для Тегерана особое значение. Главный редактор «Каспийского вестника» Владислав Кондратьев рассказал, что в 2020 году иранская сторона объявила о том, что взялась за счет собственных ресурсов достроить западный участок железнодорожной ветки МТК «Север-Юг».

Как отмечает Кондратьев, проект реализуется по контракту со строительным холдингом Хатам аль-Анбиа, входящим в состав Корпуса стражей исламской революции, исполнителя многих экономических проектов. По словам руководителей учреждения, строительство первых шести километров этого проекта началось осенью 2020 года. По мнению эксперта, строительство железной дороги Решт-Астара завершится в течение пяти лет.

Кондратьев особо подчеркивает значение еще одного важного проекта, который реализуется Ираном с 2018 года – строительство железной дороги Решт–Энзели в провинции Гилян, где находится крупнейший иранский порт на Каспии.

«Как неоднократно заявляли иранские чиновники, – рассказывает Кондратьев, эта дорога позволит соединить Персидский залив с Каспийским морем по железной дороге. Известно, что четверть работ уже завершена. Ожидается, что дорога будет введена в эксплуатацию весной 2021 года».

Каспийская конвенция

Однако для полноценной экономической интеграции стран Каспийского региона осталось сделать последний, но очень важный шаг, а именно, ратифицировать каспийскую конвенцию, принятую главами Азербайджана, Ирана, Казахстана, России и Туркменистана в 2018 году. Этот всеобъемлющий документ, который охватывает не только экономические, но и политические интересы государств Каспийского бассейна, обсуждался в течение 20 лет.

Сейчас конвенция принята и ратифицирована парламентами четырех стран из пяти. Меджлис Ирана не торопится ратифицировать документ. В пылу обсуждений документа представители иранской оппозиции заявляли, что «исконная доля» природных богатств Ирана на Каспийском море составляет не менее 50%. Однако, понятно, что эти заявления рассчитаны на внутреннюю, иранскую аудиторию. Подпись под Конвенцией, судя по всему, Иран отзывать не собирается. А сейчас, в условиях предстоящих летом уже наступившего года президентских выборов в Иране и прихода к власти новой администрации в Вашингтоне, ратификация Конвенции иранским меджлисом откладывается, но как политический документ, будет иметь значение в политической борьбе кандидатов на пост президента Ирана.

Владислав Кондратьев рассказал, что глава иранского МИД Мохаммад Джавад Зариф несколько прояснил ситуацию с ратификацией Конвенции. Он заявил, что условием успешной ратификации является решение вопроса об установлении прямых исходных линий на Каспии, от которых будет отсчитываться зона национального суверенитета сторон над каспийской акваторией. Рабочая группа по линии МИД государств региона сейчас работает над этим вопросам. В этой связи, – по мнению Кондратьева, – «ратификацию Конвенции следует ожидать не ранее очередного Шестого каспийского саммита, который может быть проведён уже в 2021 году».

Армения «в запасе»

В условиях де факто завершенного Нагорно-карабахского конфликта также представляется интересным потенциальное место Армении в структуре транспортного коридора. Тем более, что Армения относится к числу государств, подписавших Соглашение МТК Север-Юг еще в далеком 2002 году.

Армянский политолог, старший научный сотрудник института Кавказа Грант Микаелян отметил, что для Еревана вопросы коммуникации имеют критическую значимость. «Особенно сейчас, когда коммуникации Армении находятся под угрозой», – отметил эксперт. И в этих условиях власть предлагает коридор через Нахичевань. «Строительство новой железной дороги сейчас невозможно по двум причинам: у Армении на это нет средств, а у Ирана выход на север вскоре появится через Азербайджан», – подытожил Грант Микаелян.

Владислав Кондратьев считает, что Армения имеет все возможности полноценного подключения к МТК «Север-Юг» и до конфликта вокруг Нагорного Карабаха и сейчас, в том числе и через транспортные магистрали Ирана. Сложнее, – по мнению эксперта, – с транзитным статусом, так как «Армения не имеет выхода к морю и пока может поставлять транзитные товары только через территорию Грузии».

Справка:

МТК Север–Юг – международный транспортный коридор Север-Юг – предназначен для обеспечения более быстрой транспортной связи стран Северной Европы с Индией и странами Юго-Восточной Азии. Протяженность коридора составляет 7,2 тыс. километров.

Страны участники: Азербайджан, Армения, Россия, Иран, Шри-Ланка, Индия, Казахстан, Оман, Сирия.

Коридор предусматривает три основных маршрута грузов:

Первый – транскаспийский. Через азербайджанские, иранские и казахские порты в российские: Астрахань, Оля, Махачкалу.

Второй – восточный, железнодорожный. Через Россию, Казахсктан, Узбекистан и Туркменистан с выходом на железные дороги Ирана через пограничный переход в Теджен – Серахс.

Третий — Западный. Через Россию – Азербайджан – Иран в Персидский залив, Индию и страны Юго-Восточной Азии.

Сергей Жарков, специально для NewCaucasus.com