ИнгуриГЭС грузино-абхазского сотрудничества

1209

Показатель энергопотребления в Грузии растет с каждым годом. Согласно данным оператора энергетического рынка ESCO, последние три года Грузия потребляет порядка 12 миллиардов киловатт-часов в год. И для покрытия такого объема потребностей собственного ресурса в стране практически никогда не хватает. Как следствие – Грузии приходится импортировать электроэнергию из соседних России, Турции и Азербайджана, что создает дополнительную нагрузку для экономики.

Ежегодно из госбюджета на покрытие энергонужд уходят внушительные суммы: в 2016 году 21 млн долларов, в 2017– 66 млн долларов, в 2018 – 75 млн долларов, в 2020 – 64 млн долларов. И в данном случае гидроэнергетика представляет собой важный энергетический и стратегический ресурс, от которого в большой степени зависит экономика страны.

Так, на протяжении сорока лет ИнгуриГЭС является прочной основой энергетики Грузии. Всего в Грузии 86 гидроэлектростанций, среди которых ИнгуриГЭС является самой крупной. На долю этой гидроэлектростанции приходится 40% от общего объема электроснабжения страны. За время своего существования ИнгуриГЭС выработала более 120 млрд кВт/ч электроэнергии. Без этой станции Грузия уже давно бы столкнулась с серьезными экономическими проблемами.

Первые шаги к реализации идеи строительства гидроэлектростанции на реке Ингури были сделаны во второй половине 1950-х годов. В 1960 году «Гидропроект» разработал схему использования реки Ингури в энергетических целях. Наконец, в 1965-70 годах был создан законченный проект, согласно которому в 1961 году началось строительство гидроэлектростанции на реке Ингури. Строительство ИнгуриГЭС стало воплощением самой смелой идеи в истории грузинской технической мысли.

Помимо того, что ИнгуриГЭС – важный фактор энергонезависимости Грузии, это также и стратегический объект, на основе которого у абхазов и грузин лучше всего получается вести диалог. Грузинские и абхазские энергетики совместно работают для обеспечения электроэнергией обеих сторон. Объекты ИнгуриГЭС оказались по обе стороны разделительной линии после войны начала 1990-х. Бетонная плотина высотой 270 метров находится на подконтрольной Тбилиси территории, а пять генераторов – по ту сторону Ингури. Вырабатываемую энергию Тбилиси и Сухуми делят, согласно заключенной неформальной договоренности о разделении мощности каскада, в пропорции 60% (Тбилиси) на 40% (Сухуми).

По словам конфликтолога и бывшего госминистра по вопросам примирения и гражданского равенства Пааты Закареишвили, ИнгуриГЭС с 1993 года стал играть ключевую роль в отношениях грузино-абхазского общества. Стороны сразу же поняли важность объекта и стали эксплуатировать его совместно.

«Абхазская сторона понимала, что ГЭС сами они эксплуатировать не смогли бы. Общеизвестно, что ГЭС построен так, что само водохранилище находится на территории, подконтрольной Тбилиси, а станция находится на территории, подконтрольной Сухуми. И друг без друга они не могут. Когда некоторые задаются вопросом, почему мы так много электроэнергии даем абхазам и требуют прекратить подачу электричества – это неверный подход. У нас нет возможности прекратить передачу им электричества, но зато у нас есть возможность не пускать туда воду. Но мы взаимозависимы. Если мы прекратим подавать им воду, тогда сами останемся без электричества. И момент такой зависимости – залог уникальной формы сотрудничества», – говорит Закареишвили.

Конфликтолог считает, что Тбилиси мог бы избавиться от зависимости, построив станции и подстанции по эту сторону Ингури, но по мощностям они не смогут приблизиться к показателям, которые исходят из Гальского района.

Энергетик Мурман Маргвелашвили говорит, что альтернативный проект гидроэлектростанции с плотиной существует и рассчитан он на 600 МВт. В то время как Ингури ГЭС рассчитан на 1300 МВт.

«Ингури ГЭС важен, потому что, во-первых, он полностью обеспечивает Абхазию и оставляет часть какой-то электроэнергии для остальной Грузии, которая с каждым годом уменьшается. Это самая крупная и мощная в энергосистеме Грузии станция. Она по проекту должна выполнять функцию покрытия пиковых нагрузок. Она должна обеспечивать в будущем интегрирование возобновляемых источников», – говорит Маргвелашвили.

Однако, по словам энергетика, неоплачиваемое абхазами потребление света приводит к серьезным энергетическим проблемам Грузии и ухудшает техническое состояние ИнгуриГЭС. Как следствие, увеличивается энергозависимость от России, а это дополнительные экономические и политические риски.

«По своим характеристикам и возможностям ИнгуриГЭС является самой мощной электростанцией Грузии. Но, к сожалению, эти возможности не используются. Они все больше теряются. Из-за того, что Абхазия не обеспечена измерением потребления и не происходит оплата, качество энергоснабжения ухудшается. То есть в таком состоянии, в котором она находится и эксплуатируется сейчас – ее значимость и положительные эффекты снижаются», – говорит Маргвелашвили.

Для Грузии, считает энергетик, такое сотрудничество теряет привлекательность, поскольку энергопотребление с абхазской стороны растет, а грузинская сторона тратит деньги на эксплуатацию и ремонт станции. С каждым годом грузинские потребители платят все больше, субсидирование все выше.

Ежегодно Грузия тратит на содержание гидроэлектростанции порядка 13 млн. долларов. С учетом растущих показателей потребления в зимний период, которые покрываются за счет импорта, реальные расходы Грузии оказываются гораздо выше. И это без указания сумм, выделяемых на ремонтные работы на ГЭС. Согласно данным специалистов, на сегодняшний день общая выработка электроэнергии ИнгуриГЭС и ПГЭС-1 составляет 4 027 млн кВт/ч. Из них Абхазия в этом году потребила более 1 729 млн кВт/ч. В целом, за 2019 год регион использовал 2 063 млн кВт/ч, что на 143 тыс. кВт/ч больше, чем в 2018-м. Причина высокого уровня потребления электроэнергии в Абхазии низкая плата абонентов. В то время как в Тбилиси цена на электричество составляет 20 тетри (около 6 центов), в Абхазии – 0,19 тетри, то есть в сто раз меньше. Но даже несмотря на такие тарифы, многие за свет не платят.

«Это уже переходит определенные границы, что плохо для всех сторон. Потому что найдутся другие стороны, которым это будет интересно. И в конце концов и абхазы, и грузины останутся без этой станции», говорит энергетик Маргвелашвили.

Зимой работа ИнгуриГЭС была приостановлена на пару месяцев в связи со срочными реабилитационными работами. Электроэнергией в этот период Сухуми снабжала Москва. В интервью российскому информационному агентству ТАСС де-факто лидер Абхазии Аслан Бжания сообщил, что из России за этот период должно было поступить 800 млн кВт/ч.

«В самом начале, когда мы говорили об этом перетоке, сообщали, что за него мы заплатить не сможем. И это будет компенсироваться российской стороной, это будет как помощь», – сказал в интервью Бжания.

До начала нового перетока на счету Сухуми накопилась непогашенная задолженность. С 11 декабря 2020 года Абхазия должна 619 млн рублей (около 8,2 млн долларов). Подача электроэнергии за 2019 год в размере 190 млн рублей (2,5 млн долларов) была компенсирована в рамках российской Инвестпрограммы – то есть, Москва получила деньги за поставляемую в Абхазию электороэнергию из тех средств, котрая она выделяла Сухуми в качестве финансовой помощи.

«Предыдущая остановка этой гидроэлектростанции всего на три недели обошлась бюджету Абхазии почти в полмиллиарда рублей. Они тогда ушли на оплату российской энергии по российским тарифам, которые в десять раз превосходят абхазские. Да, эти деньги напрямую из абхазской казны не вытащили, а взаимозачетом списали с той финансовой помощи, что Россия ежегодно предоставляет Абхазии. И тем не менее по факту это были деньги республики», – писал абхазский политолог Инал Хашиг для издания Jamnews.

То, что последний переток является действительно проявлением доброй воли Москвы, точно неизвестно. Но в последний раз, когда ИнгуриГЭС встала на несколько недель в начале 2020-го, Тбилиси оплатил 20% от суммы размером в 500 млн рублей (около 7,2 млн долларов).

В конце 2020-го Москва разработала комплекс мер по созданию общего с Сухуми социально-экономического пространства. В этот список российская сторона включила и пункт об абхазской энергосистеме. Его конфликтолог Паата Закареишвили назвал «странным», поскольку энергетики Сухуми не существует без грузинской энергетики.

«Получается, что Россия хочет прибрать к рукам все те ресурсы, которые есть на территории Абхазии, чтобы потом разговаривать напрямую с Грузией», – говорит Закареишвили.

Еще в 2008 году власти Тбилиси подписали с крупной российской энергетической компанией «Интер РАО» меморандум о долгосрочной эксплуатации ИнгуриГЭС. Но сделке тогда помешали протесты абхазского и грузинского обществ.

«Абхазская сторона пошла категорически против. Это должно было быть двухстороннее соглашение между Грузией и Россией, и Абхазия как-то не увидела себя в этом и стала препятствовать. И в грузинском обществе этот акт не получил понимания. Кажется, до сих пор меморандум не опубликован. Не понятно, что там написано. Меморандум не подлежит засекречиванию, в отличие от договоров и соглашений», – говорит Закареишвили.

По его словам, Россия пытается предпринять в очередной раз нечто подобное, чтобы после инвестиций в энергоресурсы и приватизации в пользу российских компаний, более свободно реализовывать свои интересы.

Впрочем, что касается абхазских и грузинских интересов, то на сегодняшний день в плане энергетики они общие – поддерживать не прекращавшую ни на минуту даже во время активной фазы боевых действий работу ИнгуриГЭС, чтобы обеспечить электричеством жителей по обе стороны разделительной линии.

О важности такого рода сотрудничества не раз говорил и де-факто секретарь Совета безопасности Абхазии Сергей Шамба: «ИнгурГЭС – это же наша общая проблема, и постоянные контакты есть между сторонами».

В интервью Русской службе BBC председатель Совета директоров ИнгуриГЭС Леван Мебония отмечал, что за все годы после конфликта в Абхазии в 1992-1993 годах ни одна из сторон не предпринимала никаких попыток приостановить работы станции. Потому что она нужна обеим сторонам: «Абхазские и грузинские энергетики могут служить примером, что когда есть общие интересы, тогда дело идет вперед».

Для решения энергетических проблем, связанных с гидроэлектростанцией, абхазские и грузинские эксперты периодически проводят совместные встречи. Грузинских чиновников могут приглашать в Гали, а абхазских журналистов на Ингурское водохранилище. Сотрудничество вокруг ИнгуриГЭС даже в условиях существующего конфликта показывает, что безопасность и экономическая стабильность могут заставить стороны прийти к сотрудничеству. И эти усилия, которые могли бы стать моделью для развития других сфер сотрудничества, идут впереди мирного процесса.

Хатиа Хасаиа, специально для newcaucasus.com

Опубликовано при финансовой поддержке COBERM – совместной инициативы Евросоюза (ЕС) и Программы развития ООН (ПРООН). За содержание публикации полностью несет ответственность организация «Caucasus Principium». Содержание публикации ни при каких обстоятельствах не может рассматриваться, как позиция ЕС и ПРООН.

Material is published/translated/prepared with the support of COBERM, the joint initiative of the European Union (EU) and United Nations Development Programme (UNDP). The contents of this publicationare the sole responsibility of the organization “Caucasus Principium” and can under nocircumstances be regarded as reflecting the position of either the EU or UNDP.