Ибрагим Умархаджиев: “Только общими усилиями народы Кавказа могут отстоять свое настоящее и будущее”.

741
Ибрагим Умархаджиев

Шейх Мансур – первый имам Северного Кавказа. Чеченец шейх Мансур (чеч. Ушурма) – один из самых известных и почитаемых исторических деятелей не только в Чечне, но и за ее пределами. Причем его фигура сегодня одинаково почитается среди чеченцев самых разных политических взглядов. Сегодня в Чечне имя шейха Мансура носят мечеть, улицы городов и поселков, и даже целый район Грозного. Наряду с этим в Украине на стороне Киева воюет чеченский батальон им. шейха Мансура, сформированный из представителей политической эмиграции.

О том, почему личность шейха Мансура до сих пор вызывает у чеченцев особое восхищение и почитание, насколько велика его историческая роль, и может ли его авторитет оказать влияние на будущее Кавказа – в эксклюзивном интервью Newcaucasus.com рассказывает прямой потомок, наследник шейха Мансура Ибрагим Умархаджиев. 

– Ибрагим, расскажи: каково быть потомком такого почитаемого среди чеченцев исторического деятеля, как шейх Мансур? Накладывает ли это на тебя какую-то дополнительную ответственность?

– БисмилляхIи рохманиррохIим (во имя Аллаха милостивого и милосердного)! Для меня прежде всего важно помнить об ответственности за прожитую жизнь перед Аллахом. Быть потомком первого имама народов Кавказа дополняет эту ответственность. Если же говорить о том, каково быть потомком первого имама народов Кавказа, то прямо скажу: жить и развиваться в государстве – наследнике российской империи, не предавая память об идеалах, ради которых не пожалел своей жизни шейх Мансур, – ответственная и нелегкая ноша.

Собирательный образ шейха Мансура (автор эскиза Руслан Хасханов)

– Ты автор нескольких биографических работ о жизни и становлении шейха Мансура, знаешь его историю вплоть до мельчайших деталей. Ты сам искал информацию и изучал ее по источникам, или твои познания в истории шейха Мансура в большей степени основаны на ваших семейных преданиях, передающихся от поколения к поколению?

– Вообще, о том насколько богата история моего рода я узнал, когда мне исполнилось 13 лет. Мой отец Ваха Бетерсултанович работал в объединении «Грознефть», и в ноябре 1988 года он должен был выехать в долгосрочную командировку в Сирию. Перед своим отъездом он рассказал мне о шейхе Мансуре и передал мне тетрадь, в которой была записана история моего рода и тайпа (Элстанжой). Так, собственно, и началось мое знакомство с историей шейха Мансура.

Доступной литературы для широкого круга читателей о шейхе Мансуре в советский период не было, только узкие специалисты-историки имели доступ к ней. Да и говорить о нем открыто было опасно, он был под запретом. До сих пор помню реакцию моей бабушки, ее звали Баянт, на визит Далхана Хожаева и Султана Нанхаджиева весной 1989 года, которые тогда работали над статьей о шейхе Мансуре. Статья была напечатана 16 августа 1989 года в газете «Грозненский рабочий» под названием «Правда о шейхе Мансуре». Бабушка после этого несколько дней не находила себе места в ожидании незваных «гостей» из КГБ, память о визитах которых была свежа. Все увещевания о том, что времена изменились и опасаться нечего, на нее никак не действовали.

Статья Хожаева и Нанхаджиева была первой публикацией, через которую им удалось сорвать покрывало негативной имперской и советской пропаганды с личности шейха Мансура. В 1992 году у нас в гостях побывал историк и политолог из США Пауль Хензе, в том же году наш дом посетила и  Мари Беннигсен-Броускоп, востоковед и политолог, дочь Александра Беннигсена, написавшего работу о шейхе Мансуре, она принимала участие в научно-практической конференции, посвященной шейху Мансуру в том же 1992 году. Все это подстегнуло мой интерес к истории еще больше. С начала 90-х постепенно в открытом доступе появилась кое-какая литература о шейхе Мансуре, которую я начал собирать. А с 2004 года я начал собирать и архивные документы о своем предке.

Памятник шейху Мансуру, установленный на кладбище в Алда в 2014 году на личные средства Ибрагима Умархаджиева.

В наших семейных преданиях сохранилось много сведений о жизни и деятельности шейха Мансура, однако для систематизированного и объективного исследования, чем я и занимаюсь, этого недостаточно. Необходимо работать с архивными документами, изучать работы исследователей по этой теме, и путем логического анализа этих трех составляющих делать свои выводы. Вот, собственно, и вся методология, которую я применяю в своем исследовании.

СПРАВКА: Шейх Мансур родился в 1760 году в поселке Алда. Часть историков считают его единственным лидером, которому удалось объединить народы Северного Кавказа от Черного до Каспийского морей в военно-политической борьбе против колониальной экспансии Российской империи. По некоторым данным, она начал свою религиозную и политическую деятельность в возрасте 23-х лет, призывая чеченцев к духовно-нравственному очищению на основе ислама. В 1785 году, после разгрома чеченцами русских войск, напавших на Алда с целью захвата в плен Мансура, чеченцы избрали его своим религиозным и военно-политическим лидером, а к концу 1786 года его лидерство признали и некоторые другие народы Северного Кавказа. Антиколониальное движение во главе с шейхом Мансуром продолжалось с 1785 по 1791 годы, и завершилось после пленения шейха в крепости Анапа 22 июня 1791 года. Умер шейх Мансур в плену, в Шлиссельбургской крепости 13-го апреля 1794 года.

– Шейх Мансур прожил довольно короткую, особенно по нынешним меркам, жизнь. По некоторым данным он возглавил горцев Северного Кавказа, когда ему было всего 25 лет. Скажи, опираясь как на исторические данные, так и исходя из своих соображений, что могло подвигнуть обычного чеченца в таком молодом возрасте заняться глубоким изучением религии, проповедничеством, политикой, а затем и вовсе начать, и возглавить освободительное движение?

– На этот вопрос не нашел окончательного ответа ни один исследователь жизни и деятельности шейха Мансура. На данный момент окончательно сформированного ответа на этот вопрос нет и у меня. Но тем не менее можно поразмыслить.

Для меня ответ на этот вопрос в немалой степени кроется в его подлинной биографии. К сожалению, прежде всего представители чеченской исторической науки в своих трудах о шейхе Мансуре за последние 20 лет не только не продвинулись в этом плане, но даже умудрились внести путаницу в его биографию, недобросовестно работая с архивными документами. Практически во всех работах, посвященных шейху Мансуру, авторы уделяют максимум всего 2-3 страницы описанию его биографии, используя формулировку «биографические сведения об Ушурме довольно скудны и противоречивы…». Далее ссылаясь на архивные документы, не подвергая их никакому критическому анализу, пишут всякую ерунду и отсебятину, закрепляя это прилипшей со времен коммунистической идеологии догмы «…родился в простой бедной крестьянской семье… образования не имел, и с детства пас овец…». В качестве примера, думаю, не лишним будет рассказать, как с источником в этой связи работал доктор исторических наук, профессор и академик академии наук Чеченской Республики Шарпуддин Ахмадов. В его работе «Имам Мансур», переизданной в 2010 году, есть приложение – это следственное дело шейха Мансура. Всего в деле 44 пронумерованных листа, 6 из которых, (с 3-го по 8 лист), написаны на французском языке. Так вот Ахмадов их не опубликовал, попросту указав, что они отсутствуют. В этом же деле на 9-м листе со слов Мансура записано, что его отца звали Ичебеле, а уже на 19-м листе, опять же со слов Мансура, записано, что его отца звали Япили. Однако, у автора это не вызывает никаких вопросов. Более того, он считает вполне допустимым для себя, не приводя никаких обоснований, придумать новое имя отцу Мансура – Джафел. Такое отношение к биографическим сведениям не только вносит путаницу, но и создает препятствие для других исследователей.

Бедность, конечно, не порок, а богатство и знатность не наделяют человека благородством и умом, однако наши предания говорят о том, что шейх Мансур происходил как раз-таки из знатной и вполне обеспеченной семьи. Вопреки расхожему мнению, у него была возможность получить образование, а также он имел генетическую предрасположенность к лидерству. Наши семейные и тайповые предания возводят историю нашего тайпа Элстанжой к Орсой Эли (в переводе с чеченского – Орсойские князья). Когда-то они были частью аланской знати. Ряд историков склонны считать, что аланы были военно-политической элитой, выделившейся из среды племени аорсов, и создавшей впоследствии аланскую государственность. Просуществовала Алания почти до середины XIII–го века и пала под натиском монголов. Часть аланской знати признала власть монголов и поступила к ним на службу. Однако в 1395 году их чрезмерное усердие и преданность в службе монголам привели к трагедии. В период противостоянии хана Золотой орды Тохтамыша и Тамерлана они проявили политическую близорукость, заняв, как говорится, не ту сторону. Итогом этого стало с одной стороны разорение и тотальный геноцид народов центральной и восточной части Северного Кавказа, а с другой сохранение русских княжеств с их населением, имуществом и войсками, которые в последующем на обломках Золотой орды создали Российскую империю. Спустя несколько веков уже Российская империя колонизировала потомков алан.

Ибрагим Умархаджиев с сыном Орцой.

После событий 1395 года из потомков Орсой Эли – Элстанжой выжило около 10 семей. В числе которых были и мои предки. К этому времени наши предки уже именовали себя Элстанжой. В генеалогическом древе одного из наших родов записано имя Станжо, которое скорей всего и легло в основу названия нашего тайпа Элстанжой, эл –князь Станжо – имя собственное. Его годы жизни приблизительно приходятся на конец XIII начало XIV веков. Уже к началу XVIII века, несмотря на свою малочисленность по отношению к соседним тайпам, элистанжинцы не только сумели отстоять прежнюю территорию своего расселения в горной Чечне и предгорьях, включая часть территории современного Шали, но и стали расселяться в пределах своих земель, отторгнутых в период монгольского владычества на равнине. Именно в рамках возвращения на свои тайповые земли отец шейха Мансура Шаабаз и его братья Шахаб и Эламха, выходцы из аула Тевзана, переселились в Алда в начале 40-х годов XIII века. Там в зиму с 1759 на 1760 год и родился будущий первый имам Кавказа. Вот краткая история тайпа, из которого происходил шейх Мансур. Однако это история не всех, кто сегодня считает себя представителем тайпа Элстанжой. В нашем тайпе, впрочем, как и в других чеченских тайпах, есть принятые инородцы, некоторые из них даже имеют наглость представляться нашими родственниками.

Безусловно шейх Мансур в первую очередь был чрезвычайно одаренным, я бы даже сказал отмеченным Всевышним, человеком. Вместе с тем его происхождение, считаю, сыграло значительную роль в его становлении как личности и мотивировало его на действия, вписавшие его имя в историю.                                                                                                                                     – Как ты считаешь, что помешало шейху Мансуру довести дело объединения Кавказа до конца? У горцев не было возможности вести полноценную войну с Российской империей или же они сами не были готовы к объединению?

– Действия Российской империи, которая препятствовала этому объединению. Для того, чтобы в сознании народов Кавказа и их элит прочно утвердилась мысль о том, что создание единого государства обеспечит им безопасное и экономически выгодное будущее, нужно было провести огромную работу. Для этого требовалось не мало времени и усилий. С подписанием в 1783 году Георгиевского трактата (нарушив условия которого Россия впоследствии аннексировала Грузинское царство) геополитические процессы ускорились. В борьбе за Кавказ Россия по отношению к Турции и Ирану определилась как держава, доминирующая в этой борьбе, и для которой подчинение народов Северного Кавказа стало лишь вопросом времени. Ввиду этого, а также имея ясное представление о мощи русской армии на тот период, шейх Мансур считал выстраивание политического диалога с Российской империей единственно верным путем для отстаивания интересов народов Кавказа. С этой целью, задолго до начала вооруженного противостояния, шейх Мансур встречался с графом Безбородко, который осуществлял при Екатерине II внешнюю политику России. Но это не дало позитивного результата. Шейх Мансур был не понят российским чиновником, и воспринят как турецкий агент. Полностью полагаясь на свою военную мощь, российская империя не считала нужным договариваться с кавказцами. Они должны были либо подчиниться, либо умереть. Даже после инициированного русскими похода полковника Пиери на аул Алда, закончившегося для них полным разгромом, и положившего начало открытому вооруженному противостоянию, шейх Мансур не оставлял надежд на политическое решение вопроса. Шейх Мансур был решительно против сиюминутных ответных военных действий. Но под давлением Мехк-Кхела Чечни (народный совет, члены которого выбирались чеченскими тайпами и осуществляли управление Чечней), который провозгласил шейха Мансура своим военно-политическим лидером, он был вынужден возглавить ответный поход на Кизляр. На тот момент чеченцы и другие народы Кавказа не были готовы к ведению полномасштабной войны. Подкупая элиты народов Кавказа, осуществляя карательные рейды против тех, кто поддерживал шейха Мансура, сея многочисленные жертвы среди мирного населения и полностью разоряя выживших, Российская империя в итоге внесла раскол в процесс объединения кавказцев.

Дом шейха Мансура в западной Черкесии.

Как известно, в бою под Алда, состоявшемся в июле 1785 года, в плен к чеченцам попал князь Петр Багратион, и в этой связи есть интересные обстоятельства его пленения и последующего освобождения.

– Пленение юного князя Багратиона под Алдами общеизвестный факт. В наших преданиях сохранился рассказ о том, почему его передали без выкупа и каких-либо иных условий русским, тогда как, согласно свидетельствам, всех остальных плененных в том бою солдат и офицеров русские у чеченцев выкупали или обменивали. Еще в ходе боя чеченцы щадили Багратиона, отличавшегося от остальных своей кавказской внешностью, давали возможность обороняться, пока он не упал обессилев. Есть в предании и оговорка о том, что Багратион даже вступил в перепалку со своим командиром полковником Пиери, когда тот раздосадованный тем, что не застал врасплох алдинцев и шейха Мансура, отдал приказ с особой жестокостью расправиться с оставшимися в ауле жителями, а затем сжечь его. Как бы там ни было, после боя, когда Багратион пришел в себя, его опросили. Узнав, что он грузин из царского рода Багратиони, доложили об этом шейху Мансуру. После чего старейшины из Элстанжой и сам шейх Мансур поговорили с ним, и убедившись, что он действительно из царского рода, объявили ему, что он не пленник, а их гость. Видя недоумение Багратиона, они рассказали ему, что аул, в который он пришел с оружием в руках, был заложен их далеким предком князем Дургалом в память о своей дочери Альда, выданной замуж за грузинского князя из дома Багратиони. И чтя это древнее родство, они считают его своим племянником, сыном их сестры (среди чеченцев такая трактовка родства принята и сегодня). Багратиону предложили на выбор: остаться у чеченцев в качестве гостя или передать его русским. Князь выразил желание вернуться в расположение русских войск, и на следующее же утро несколько чеченцев, возглавляемые дядей шейха Мансура Эламха, перешли через брод реку в сторону русских позиций, где и состоялась передача Петра Багратиона. Когда русские офицеры поняли, что князя передают без выкупа и каких-либо иных условий, они спросили чеченцев почему они так поступают. На это Эламха им ответил: «Къонахий  бохкар, иэцар тхан гIиллакхашца догIуш  дац». И я бы перевел эту фразу так: «торговля рыцарями не совместима с нашими обычаями».

Как на самом деле обстояли дела, как говорится, знает только Всевышний, но такое предание есть. Делился ли воспоминаниями своего пленения сам Петр Багратион, и совпадают ли они с приведенным мною преданием, мне не известно. По крайней мере, таких документальных источников я не встречал. По сути, это преданием я делюсь впервые.

Но примечательно, что у этого предания прослеживаются кое-какие параллели с другими источниками. Так, например, в объемном труде каталонского историка Агусти Алеманя об истории алан, который в своей работе свел воедино упоминания об аланах из всех древних источников, в том числе из грузинских, есть упоминание того, что что женой царя Грузии Георгия I в XI веке была аланская царевна Альда. И, кстати, в ряде источников, в том числе в мемуарах Петра Сахно-Устимовича, служившего в одно время секретарем генерал-губернатора Грузии, аул Алда упоминается как Альда. Кстати, наш аул сохранился, ныне он является пригородом и административной частью Грозного, и носит прежнее название Алда, правда с выпадением мягкого знака.

Как ты считаешь какое из деяний шейха Мансура превозносится сегодня чеченцами в первую очередь: значительная роль в распространении ислама среди чеченцев или попытки объединить горцев? Религия или политика? Или в его случае это нельзя разграничивать? 

– Большинством чеченцев шейх Мансур воспринимается как великий полководец и символ борьбы за свободу и независимость чеченцев от России. Человек, который предпочел заточение и смерть предательству идеалов, за которые боролся сам и призывал к борьбе других. Такое восприятие его исторической миссии сохранилось и в наши дни, и на мой взгляд, сохранилось из-за политики, проводимой в отношении чеченцев российским государством на протяжении полутора веков пребывания Чечни в составе России. В то же время немалая часть чеченцев считает, что наиболее важным его достижением было распространение и утверждение ислама как среди чеченцев, так и среди других народов Кавказа. Более прогрессивная часть чеченцев отмечает его роль в истории не только как религиозного деятеля, но и как политика, полководца, выделяя его прозорливость и способность узреть в объединении народов Кавказа в единое государственное образование – единственную возможность отстоять их интересы в долгосрочной перспективе.

Ибрагим Умархаджиев у ворот бывшей крепости в Анапе, где был пленен шейх Мансур.

– Как ты оцениваешь итоги деятельности шейха Мансура? Может ли его исторический авторитет оказать влияние на процессы, происходящие на Кавказе сегодня, и стать неким объединяющим фактором для народов Кавказа?

– Несмотря на поражение, результаты организованного шейхом Мансуром антиколониального сопротивления были значительными. Россия отвела войска на исходные позиции, в том числе вывела их и из Грузии. Вынуждена была упразднить цепь своих крепостей, построенных в 1783–1784 годах южнее существовавшей тогда Кавказской линии, в том числе Владикавказскую, Григорополисскую, Потемкинскую, всего более десяти крепостей. Де-факто это можно признать поражением России в войне против народов Кавказа 1785–1791 годов. Но главным итогом этой войны и личным достижением шейха Мансура, я считаю то, что через укрепление ислама, являющегося демократичной религией, им были заложены основы демократического развития народов Кавказа, способствовавшие формированию в их сознании общекавказской гражданской позиции. Именно это позволило народам Кавказа доказать Российской империи, что они не какая-то кучка диких племен, какими Россия их себе представляла, а основанная на демократических принципах цивилизация, понять которую русские не могли, исходя из своего ограниченного крепостным правом мировоззрения. Выступив единым фронтом на защиту своих интересов кавказские народы не только оттянули на десятилетия покорение Россией Кавказа, но и изменили ее отношение к себе. Тогда же в Петербурге стали даже рассматривать возможность создания некоего федеративного государства из народов Кавказа, на особых условиях, но непременно дружественного России. Кстати, я допускаю мысль о том, что, шейха Мансура содержали в плену возможно именно с целью склонить его к тому, чтобы под его началом оформить подданство народов Кавказа России.

Если говорить о влиянии исторического авторитета шейха Мансура на наши дни и об актуальности его идей, то, думаю, что они вполне востребованы. Сегодня на фоне масштабных мировых геополитических процессов и беспрецедентного давления, оказываемого на Россию ведущими мировыми державами, вероятность распада России, которая, по сути, есть продолжение Российской империи, вполне реальна, исходя как минимум с исторической точки зрения. Историческая закономерность в отношении итога судеб всех империй одна – их распад. Так вот в случае распада России, идея шейха Мансура, заключавшаяся в объединение народов Кавказа в единое государство, на мой взгляд вполне актуальна. Реализуя колониальную политику «разделяй и властвуй», Российская империя практически с самого начала вторжения на Кавказ вносила раздор между народами Кавказа. Разоряя и истребляя непокорные народы, сгоняя их с родных земель и отдавая эти земли более сговорчивым и покорным, а также натравливая при проведении военных операций одни народы против других, российская империя создала множество очагов напряжения между кавказцами. Не отстала в этом вопросе и Советская Россия, проведя новые границы между землями. А вновь перекроив их в 1944 году, в период депортации кавказских народов, она усугубила положение. Эти старые раны на теле Кавказа, начнут кровоточить, как только Москва перестанет быть «арбитром» для народов Кавказа. В случае распада России или смены ее политического руководства, не факт, что государство-правопреемник современной России, или новая политическая элита России захочет видеть в своем составе регионы Северного Кавказа, даже если последние будут хотеть этого. При таком стечении обстоятельств объединение народов Кавказа в единое государство, думаю, позитивно скажется не только на разрешении проблемных вопросов, но и на будущем Кавказа в долгосрочной перспективе. Даже если брать во внимание географическое расположение Кавказа, выгода в этом очевидна и с политической, и с экономической точек зрения. Да и противостоять внешним угрозам легче сообща, чем в одиночку. Поэтому считаю, что уже сегодня, будучи в составе России, народы Кавказа должны в серьез задуматься над этим вопросом, более того проявить волю и начать действовать, до наступления «часа Х», который повлечет за собой неминуемый хаос и усложнит решение всех вопросов.

О достижениях народов Кавказа, когда они объединились для защиты своих интересов под руководством шейха Мансура, мы уже говорили. Да, эти достижения были краткосрочны, но это был прецедент, показавший, что только общими усилиями малочисленные народы Кавказа могут отстоять свое настоящее и будущее. Ведь не зря эта идея прослеживалась и в действиях образованной и прогрессивной элиты народов Кавказа, создавшей в начале XX Горскую Республику. Которую, кстати, признали Австро-Венгрия, Германия, Грузия, Великобритания, Турция и ряд других государств.

В контексте сказанного и завершая беседу, мне вспомнились слова моего покойного друга Гайоза Ираклиевича Пагава, благороднейшего человека и патриота, безмерно любившего Кавказ. К большому сожалению, затянувшаяся в этом году зима, будто ожидая кончину так не любившего холодные и пасмурные дни Гайоза Ираклиевича, таки дождалась ее, и 18 марта его не стало (Царствия ему небесного!). Гайоз Ираклиевич говорил: «Мы сыны одной большой горы: и с северного, и с южного склона. Наше прошлое и настоящее переплела история, которую создавали наши предки, сила наша и наше будущее в единстве народов Кавказа!»

Все фотоматериалы и иллюстрации любезно предоставлены И. Умархаджиевым.

Звиад Мчедлишвили, специально для NewCaucasus.com