Темури Якобашвили: России придется изменить свое решение о признании независимости Абхазии и Южной Осетии!

1116

Государственный министр Грузии по реинтеграции Темури Якобашвили дал эксклюзивное интервью newcaucasus.com. Министр рассказывает о российско-грузинских отношениях, перспективах вступления Грузии и Украины в НАТО. По его мнению, процесс деоккупации Грузии будет активизирован в следующем году.

– Как вы считаете, были ли допущены во время августовских событий ошибки со стороны грузинского руководства и если да, то какие?

– Наверное, выявление ошибок – дело специальной парламентской комиссии, которая вплотную этим занимается. Там достаточно компетентные люди, чтобы разобраться, какие ошибки были допущены и что можно исправить в дальнейшем. Естесственно, нет идеального правительства, естесственно, есть вещи, которые мне лично тоже не нравятся. Например, я могу назвать всю историю с резервистами. Но война очень похожа на арбуз: если не разрежешь, не поймешь, что внутри. Так что до начала войны было очень трудно судить, что работает, а что нет. Какой командир хорош, а какой нет. Но после всех военных действий соответствующие расследования проходят, кого-то наказывают, кого-то наоборот – поощряют. Это нормальный процесс. Я думаю, что в демократической стране так и должно происходить. Надо создавать специальную коммисию, что мы и сделали. И она выяснит кто прав, а кто виноват.

– Ожидало ли правительство страны вооруженной реакции со стороны России после начала боевых действий в Южной Осетии?

– Ожидали. Мы знали, что это готовится, и мы приняли все меры, для того, чтобы этого не произошло. Но, к сожалению, это не помогло.

– А как вы думаете, какие ошибки в августе допустила Москва и как они отразятся на самой России?

– России они уже аукнулись. Посмотрите на российские биржи, посмотрите на имидж России на международной арене, посмотрите на количество убитых, которых более 2-х тысяч, что Россия упорно скрывает. Посмотрите на те потери, которые есть у российской армии. Примечателен и тот факт, что после Второй мировой войны не было случая, когда пострадал бы командир армии. А я хочу сказать, что наша маленькая армия разгромила большую часть 58-ой армии, ранила ее командира, и он с позором бежал с поля боя. Ни у кого не было иллюзии, что Грузия может войной победить Россию. Естественно, никто о таких вещах не думал. Но мы были обязаны защищать свою Родину. Мы это сделали.

– Как вы считаете, будет ли восстановлена и в какие сроки юрисдикция правительства Грузии над Ахалгорским районом и Верхней частью Кодорского ущелья?

– На этот вопрос у меня нет ответа, потому что я не умею гадать и не хочу показаться неточным. Но, это случится в не очень далеком будущем.

– В последнее время распространилась информация о том, что накаляется ситуация в Гальском районе, российские солдаты развернули там строительство военного городка. Как вы оцениваете этот факт?

– Знаете, до нас доходят очень противоречивые данные насчет Гали, и я все-таки был бы осторожен в оценках. Нестабильность там всегда была и будет пока туда не войдут международные миротворцы или грузинская полиция.

– Каковы ваши ожидания по поводу Женевского обсуждения ситуации в Грузии?

– Это первая встреча. У меня лично больших иллюзий по поводу этой встречи нету. Что самое важное, Абхазия и Южная Осетия не представлены там, как независимые части. И для меня лично очень важно, что там есть господин Акишбая и господин Санакоев. Это те люди, которые обязательно должны принимать участие во всех процессах, которые связаны с Абхазией и Южной Осетией. И когда меня утверждали на пост в парламенте, я сказал, что моей целью будет вовлечь этих людей в переговорный процесс.

– Но Сергей Шамба и Борис Чочиев тоже находятся в Женеве, правда, в составе российской делегации, и тем не менее…

– Вот именно. Они в составе российской делегации. Естественно, мы не можем диктовать русским, кого они в свою делегацию хотят ввести. Они могут ввести туда Норьегу или еще кого-нибудь. Это уже их решение. Но то, что эти люди там, России чести не делает. И, по большому счету, ясно, что это конфликт между Россией и Грузией, а не между Грузией и Абхазией, и Грузией и Южной Осетией.

– А как вы оцениваете шансы страны на вступление в НАТО?

– Я думаю,что шансов больше, чем было до этого. Произошла кристализация ситуации, и она говорит о том, что ясности сейчас больше. Да, у нас есть оккупированные территории, но Восточная Германия тоже была оккупированна и стала частью НАТО. И она объединилась. Тоже самое будет и с Грузией.

– Председатель постоянной делегации Верховной Рады Украины в ПАСЕ Иван Попеску считает, что на декабрьском саммите НАТО не будет решен успешно вопрос присоединения Украины и Грузии к Плану действий по членству в НАТО. По его мнению, получение Грузией ПДЧ в декабре нереально. Как вы можете прокомментировать это заявление?

– Для меня ПДЧ – это скорее технический вопрос, чем политический. Его политизировали. Если мы не получим ПДЧ в декабре, то причиной этому будет внутриполитическая ситуация в Украине. Потому что разговор идет об Украине и Грузии вместе. Хорошо известно, что там происходит. В Украине сейчас политический кризис. В этих условиях шансы получения ПДЧ значительно уменьшаются. Поэтому, я думаю, что именно эти украинские события, в основном, станут причиной негативного решения в декабре.

– Каковы ваши прогнозы, смогут ли усилия международного сообщества повлиять на политику Кремля?

– Обязательно смогут. Надо немножко переждать. Пусть Европа определится с экономическим кризисом. Пусть Америка определится с новым руководством. Я думаю, что с будущего года мы с новой энергией начнем процесс деоккупации. Мы ослабим наши усилия в этом году, но, реально говоря, одни мы это не сможем сделать. Нам нужна международная поддержка. Эта поддержка уже есть, но она обязательно станет дееспособна уже после окончания этих кризисов и выборов в США.

– То есть, вы считаете, что Россия все-таки может изменить свое решение о признании независимости Абхазии и Южной Осетии?

– Ей придется это сделать!
Анна Харазова, специально для newcaucasus.com

ПОДЕЛИТЬСЯ