Мамука Арешидзе: Медведев и Путин развязали руки повстанцам и оппозиции на Северном Кавказе

1328

Эксперт по вопросам Кавказа Мамука Арешидзе считает, что Россия агрессией против Грузии сама загнала себя в ловушку. По его мнению, Кремль поставил Россию под угрозу распада, причем ситуация может взорваться не только на Северном Кавказе, но и в Татарстане. Об этом эксперт рассказывает в эксклюзивном интервью.

– Как вы оцениваете итоги саммита Евросоюза?

– Дело в том, что я не ожидал от саммита резких решений, так как исходил из того, что в целом Европа связана с Россией в экономическом вопросе. Но все-таки, я считаю, что определенный резкий тон Запада возымел действие, так как за день до саммита высказывания лидеров России заметно смягчились. Но российские войска точно уйдут с территориии Грузии и, думаю, в скором времени начнутся переговоры о вводе в страну смешанных сил.

– Стоит ли расценивать принятую на саммите резолюцию, как последнее предупреждение России?

– Дело в том, что лично президент Франции Николя Саркози получил такую пощечину, что он должен пойти до конца. И дело тут даже не в Грузии. Исходя из этого, резолюцию можно считать не последним, но очень серьезным предупреждением России.

– Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Какие страны могут последовать ее примеру и почему?

– Это союзные страны России, которые имеют с ней совместные военные и экономические интересы. В первую очередь, это Куба, Венесуэла, может быть Белоруссия, хотя я не очень в этом уверен. Ну, может быть и некоторые африканские страны.

– А Армения?

– Конечно, Армения может на это пойти. Очень многое зависит от съезда организации по безопасности СНГ. Как предложил президент Белоруссии Лукашенко, там будет рассмотрен вопрос о вступлении Абхазии и Южной Осетии в эту организацию. Но мне кажется, что Армения не пойдет на этот шаг, так как очень многим обязана Грузии и тем коммуникациям, которые проходят на территории Грузиии. В этом случае Грузия может просто обидеться и создать определенные проблемы Армении. Но у Армении тоже есть определенный рычаг, который начинает действовать – Джавахети. Армения должна точно определиться: хочет она дружить с Грузией или кофликтовать с ней.

– Не создает ли признание Россией независимости Южной Осетии и Абхазии прецедент для республик Северного Кавказа?

– Эти процессы шли и без признания Абхазии и Южной Осетии. Должен сказать, что на Северном Кавказе, особенно в его Северо-Восточной части локальные бои идут каждый день.

По признанию Сулима Ямадаева, командира батальона «Восток», который вошел в Гори, многие молодые люди, даже девушки от 15 до 20 лет, уходят в горы к повстанцам. Некоторые аналитики считают, что в дни ухода оттуда 58-ой армии, у ингушей и чеченцев развязались руки. Но это не совсем так, потому что та же ситуация в Дагестане, а оттуда федеральные войска не уходили. Прецедент, созданный Медведевым и Путиным развязал руки не только повстанцам, но и оппозиционным силам в регионе.

События в Ингушетии закончились угрозами выхода из состава Российской Федерации, если не будет найден убийца Магомеда Евлоева. Та же ситуация в Нальчике, но росийские СМИ об этом не пишут.

Однако, самое опасное для России это не Северный Кавказ, а Татарстан. Вот это уже сила. Экономически, по людским и военным ресурсам – Татарстан реальная сила. И он может пойти по пути отделения от России. Там очень сильно влияние исламского мира. Мы не должны забывать высказывания президента Республики Татарстан Минтимера Шаймиева против Путина, сделанные в мае этого года. К тому же Татарстан самообеспеченная страна. У нее есть и нефть, и газ, и деньги.

– Кто, по вашему мнению, спровоцировал вооруженное противостояние в Южной Осетии?

– Однозначно, Россия к этому шла. Россия спровоцировала этот конфликт. Но главный промах руководства Грузии в том, что они полезли в расставленный капкан. Власти страны были прекрасно осведомлены о планах России. Я лично опубликовал план вторжения на территорию Грузии 10-го июля в газете «Квирис палитра». Российский политолог Павел Фельгенгауэр преподнес этот план лично президенту Саакашвили. Когда ты знаешь, что твой недоброжелатель готовит такой план, и ты сам исполняешь некоторые фрагменты этого плана, это, мягко говоря, необдуманно. Вот в этом и состоит самая главная ошибка и даже преступление некторых грузинских руководителей.

– Правда ли, что на почве событий в Южной Осетии произошли некоторые трения между Медведевым и Путиным?

– Да, я слышал это. Английские СМИ даже публиковали заметки по этому поводу. Когда российские танки шли на Тбилиси, Медведев поставил вопрос ребром: Президент я или ты? Именно он запретил брать Тбилиси.

Дело в том, что Россия и сама попала в ловушку. Сейчас Европа и Запад в целом не едины в вопросе противостояния с Россией, и не делают таких резких заявлений, какие могли бы. Но для «возмездия» нужно время. В 1979-ом году, когда Советские войска вошли в Афганистан, международному сообществу понадобилось 10 лет, чтобы разрушить Советский Союз. Так что если Россия не будет партнерствовать с Западом и продолжит стоять на дыбах, она точно потерпит поражение.

– Насколько целесообразным было решение оставлять без боя военные базы на территории, находящейся под юрисдикцией грузинских властей?

– Я, конечно, не могу как сторонний наблюдатель согласиться с тем, что на произвол судьбы было брошено огромное количество военной техники, стоящее огромных денег. Этого не надо было делать. После того, как все закончится, эти вопросы обязательно должны быть поставлены перед военным руководством страны. Понятно, что на Гори произошло быстрое наступление российских войск, но что произошло в Поти – мне не ясно. Почему были оставлены военные катера, когда их можно было переправить в турецкие порты?

– Могла ли грузинская армия долго сопротивляться наступлению российских войск?

– Конечно могла. Оппоненты скажут, что в случае серьезного сопротивления грузинской армии были бы разрушены города и было бы намного больше жертв, но хотя бы честь страны мы сохранили.

– Грузия активно закупала в Украине вооружение. Как оно показало себя во время боевых действий в Южной Осетии и будет ли Грузия и впредь закупать вооружение в Украине?

– Смотря какое вооружение. Некоторые образцы показали себя прекрасно, некоторые хуже. Но дело тут не в Украине. Это оружие было советского образца.

– Вы как-то упомянули, о том, что в боевых действиях в Южной Осетии участвовали крымские казаки. Как вы думаете почему, и не кажется ли вам, что следующим очагом напряженности может стать Крым?

– Крымские казаки были у Рокского тоннеля, но со стороны Северной Осетии. На территорию Грузии они не переходили. Почему, не знаю. Они как бы получили определенное боевое крещение. Что касается напряженности, думаю, следующими очагами станут не только Крым, но и Северный Азербайджан. Процесс там уже идет. И в Крыму, и в Северном Азербайджане раздают российские паспорта лезгинам и русскоязычному населению.

– Как должны действовать власти Грузии, чтобы достичь максимально положительного эффекта в решении этого конфликта?

– Грузия сейчас – оккупированная страна. Несмотря на это, я думаю, что грузинские власти должны найти определенные дипломатические ресурсы и начать диалог с Россией. В мировой истории бывали и более худшие случаи – германо-советские, англо-германские отношения, когда люди все равно договаривались. Без дипломатических усилий не будет никаких положительных результатов. Постоянная конфронтация не приводит в решению вопроса.

– Каковы ваши прогнозы? Как ситуация будет развиваться в далнейшем?

– У нас есть единственный шанс на данном этапе. Если мы хотим решить проблемы, то надо заставить Запад договариваться с Россией. Вопрос с Абхазией и Южной Осетией надо решать по-другому. Нужно думать о конфедерации. И это не мои слова. Это слова Багапша. Что касается других вопросов, я не считаю себя вправе выступать с предложениями, потому что пока это все сыро и неопределенно.

Анна Харазова, специально для newcaucasus.com

ПОДЕЛИТЬСЯ