Избирательное законодательство Грузии – оценки и мнения

1823

Бюро по демократическим институтам и правам человека Европейской Организации по Безопасности и Сотрудничеству (ОБСЕ/БДИПЧ) дало следующую оценку поправкам, внесенным в Избирательный кодекс Грузии в период между президентскими выборами 5 января и парламентскими выборами 21 января:

«Избирательный Кодекс Грузии в целом способствует проведению демократических выборов, однако, имеет ряд недостатков, которые, в частности, дают возможность должностным лицам использовать административные ресурсы в ходе предвыборной кампании. Также в кодексе остаются некоторые несоответствия, которые могут тормозить эффективное осуществление закона».

Блок «Объединенная оппозиция – Новые правые» оценили избирательное законодательство гораздо более категорично: «Не были учтены 11 рекомендаций ОБСЕ, в том числе те, которые касались ограничения участия в предвыборной кампании должностных лиц, переработки правил рассмотрения Центризбиркомом жалоб и т.д.; 9 рекомендаций Евросоюза, в том числе о балансе СМИ, улучшении формирования списков и т.д.; 7 из восьми требований меморандума Объединенной оппозиции (в частности, о расследовании и наказании лиц, виновных в нарушениях на прошедших выборах); 10 из двенадцати предложений оппозиционных партий (в частности об оснащении всех участков видеоглазом и доступность сделанных ими записей)», – говорится в докладе блока «Объединенная оппозиция – Новые правые».

Член национального совета «Республиканской партии Грузии» Ивлиан Хаиндрава считает, что Парламент Грузии в период между двумя предвыборными кампаниями принял «третьестепенные поправки, в то время как рекомендации, направленные на качественное улучшение избирательного процесса, либо вчистую проигнорированы, либо даже внесены в таком виде, что еще более ухудшили положение».

Административный ресурс

Республиканская партия в своем коммюнике относительно поправок, внесенных в законодательство, в первую очередь ставит вопрос об использовании административного ресурса. По мнению республиканцев, в этом отношении избирательный кодекс был ухудшен: государственным служащим было разрешено входить в состав избирательных комиссий всех уровней (центральной, районных и участковых). Кроме того, государственные служащие получили право участвовать в агитационной кампании в пользу того или иного кандидата.

Однако депутат от парламентского большинства, заместитель председателя комитета по делам евроинтеграции Нино Накашидзе считает, что в условиях Грузии запретить государственным чиновникам участвовать в голосовании на данном этапе невозможно. Поэтому парламент попытался ввести для чиновников ограничения в их политической деятельности, не сопряженной с их прямыми служебными обязанностями.

«Если главный врач больницы будет раздавать ваучеры на бесплатное медицинское обслуживание, и при этом будет вести агитационную работу, это, конечно, будет расценено как нарушение, – говорит Накашидзе. – Но если этот же врач в свободное время будет участвовать в каком-то мероприятии, которое проводит его партия где-то за пределами больницы, то это уже не является нарушением».

Представители Ассоциации «Молодые юристы» Грузии (АМЮГ), комментируя эту поправку, отметили, что международные наблюдатели не дали однозначной оценки тому, что чиновники получили право участвовать в агитационной кампании.

«У разных наблюдателей было различное отношение к этому вопросу, поскольку в разных странах существует разный опыт в отношении участия официальных лиц в предвыборной программе. – говорит координатор АМЮГ по избирательным программам Нино Ломджария. – В некоторых странах официальным лицам разрешено участие в предвыборной кампании. Однако следует указать, что в новой редакции закона официальным лицам разрешено участвовать в предвыборной кампании только в свободное от исполнения служебных обязанностей время. При этом, непонятно, следует ли под этим понимать, что чиновник должен уйти в отпуск или же он может агитировать за того или иного кандидата во время обеденного перерыва».

Председатель правления грузинского Фонда гражданской культуры Котэ Канделаки считает, что после поправки, внесенной в статью 74 Избирательного кодекса ситуация ухудшилась.

«На этих парламентских выборах административный ресурс будет задействован еще больше, чем на президентских. – говорит Канделаки. – Во время президентской избирательной кампании еще были какие-то неполадки, из-за которых нарушения были очевидны. Правительство извлекло уроки и постаралось так выстроить компанию, чтобы не к чему было придраться».

По мнению Котэ Канделаки, прямое воздействие априори оказывается на тех избирателей, которые работают в государственных структурах, поскольку в Грузии после смены власти меняется и весь чиновничий аппарат на местах. Именно эти чиновники попытаются повлиять на избирательные комиссии и процесс администрирования выборов.
Как считает Канделаки, административный ресурс добавляет партии власти до 10% голосов во время выборов.

Оформление протоколов

Оппозиционные партии Грузии выражают недовольство и по поводу нового порядка оформления итоговых протоколов. В частности, Республиканская партия обращают внимание на то, что в протоколах не будет отражено общее количество избирательных бюллетеней, оказавшихся в урне для голосования. В итоговом документе будет указано, сколько голосов было подано за каждого кандидата или партию, а также количество испорченных бюллетеней, однако общей суммы указано не будет.

Члены Центральной Избирательной Комиссии, напротив, считают, что отказ от выведения общего количество людей, пришедших на участок для голосования, облегчит процедуру подсчета. Во всяком случае, на встречах с экспертами из международных организаций члены ЦИК заверяют, что после этой поправки итоги выборов будут обнародованы гораздо более оперативно.

«Очень часто при подсчете голосов допускаются чисто механические ошибки, – говорит сотрудница Европейского центра по национальным меньшинствам (ECMI) Натия Цулая. – Именно при подсчете общего количества проголосовавших члены комиссии порой путаются и ставят лишнюю единицу или просто путают цифры. После таких ошибок появляются недоразумения и обвинения в фальсификации».

Тем не менее, Цулая считает, что в сегодняшней ситуации решение было неоднозначным, поскольку несоответствия могут быть допущены не только по небрежности, но и вполне умышленно.

Лидер партии «Союз традиционалистов Грузии» Акакий Асатиани считает, что затруднив процедуру подсчета голосов на уровне участковых и окружных комиссий, партия власти создает условия для фальсификаций:

«Раньше общее количество проголосовавших подытоживалось в окружной избирательной комиссии, где всего 20-30 участков… А теперь итоговое количество избирателей выводится в центральной избирательной комиссии для 4 тысяч участков. И теперь если я попрошу проверить несколько участков, мне просто откажут, потому что им будет не до меня».

По мнению Асатиани, партия власти старается избежать скандалов, которые выявились во время президентских выборов:

«В Горийском округе, на участке №12, видеокамера зафиксировала, что с 8 утра до 8 вечера пришло 500 избирателей, а в протоколе указано 1500. Причем, почему-то все 1000 дополнительных проголосовали за Саакашвили… Теперь проверить подобные факты будет гораздо сложнее».

Республиканцы также выразили свое недовольство тем, что согласно новому Законодательству, избирательная комиссия не будет записывать в списках номера паспортов (или удостоверений личности) избирателей во время выдачи им бюллетеней для голосования.

Сотрудники международных организаций также скептически оценивают эту поправку.

«Теперь номера паспортов будут напечатаны в списке избирателей, так что членам комиссии не придется записывать номер удостоверения, достаточно будет просто сравнить данные на удостоверении с данными в списке. Это, конечно, экономит время, но в целях контроля можно было бы пожертвовать лишней минутой, поскольку и без того избиратель должен внести в протокол свою подпись и получить свой бюллетень», – говорит сотрудник Центра по изучению нацменьшинств Натия Цулая.

Проходной барьер

Перед парламентскими выборами изменения коснулись и проходного ценза для партий и для депутатов от мажоритарных округов. Согласно новому законодательству, для того чтобы попасть в парламент, партии достаточно набрать 5% от общего числа проголосовавших, а для кандидата от одномандатного округа для победы в первом туре достаточно набрать 30%.

Оппозиционные партии достаточно прохладно отнеслись к проходному проценту по партийным спискам.

«Это было сделано по просьбе оппозиции, – говорит представитель парламентского большинства Нино Накашидзе. – Однако, когда мы снизили барьер, представители оппозиции заявили, что их это не интересует. Тем не менее, изменение было оценено как положительное».

Если снижение проходного процента по партийным спискам оставили оппозицию равнодушной, то снижения процента для депутатов-мажоритариев вызвало негодование.

«Из этой поправки уже можно судить, как власть попытается провести своих кандидатов в одномандатных округах, – говорит лидер «традиционалистов» Акакий Асатиани. – Сегодня оппозиция разобщена, у них 6 кандидатов, у власти – по одному в каждом округе. Никто из кандидатов от власти не наберет 50%… А остальные так и остаются разобщенными. Кандидаты от оппозиции наберут свои 30% благодаря финансовой поддержке, благодаря административному ресурсу. При прежнем раскладе один властный кандидат остался бы один на один с кандидатом от оппозиции, которому во втором туре отошли бы остальные пять голосов, и он набрал бы около 70%. А сегодня эти 70% протестных голосов проиграют тем, кто голосует за власть».

«Республиканская партия со всей категоричность ставила вопрос о том, чтобы изменить законодательство и определить минимум для победы 50% плюс 1 голос, – говорит один из лидеров республиканцев Ивлиан Хаиндрава. – И совершенно непонятно почему мы не были поддержаны остальной оппозицией. Хотя тут невооруженным глазом: правящая партия надеется, что ее кандидат наберет чуть больше 30%, а остальные голоса разделятся между оппозицией, что было бы практически исключено, если бы было определено 50%».

Соотношение партий и депутатов-мажоритариев

После выборов 21 мая парламент Грузии будет формироваться по новому принципу. В ходе парламентских выборов в 2004 году был одновременно проведен и референдум о количестве место в парламенте. Тогда большинство избирателей проголосовало за уменьшение депутатских мест с 250 до 150. Однако, до марта 2008 года, согласно избирательному кодексу Грузии, соотношение депутатов в парламенте было таковым: 100 представителей политических объединений и 50 представителей регионов. В ходе весенней сессии члены старого парламента внесли изменения, согласно которым, в высшем законодательном органе будут представлены 75 мажоритариев и 75 депутатов от политических объединений.

Объединенная оппозиция расценивает такое соотношение как несправедливое. «…Учтены административные границы, а не количество жителей этих округов (например, в Глданском округе – 146 994 избирателей, а в Местии – 9260, однако на каждый округ приходится по одному мандату). Такая поправка на руку правящей партии, так как по результатам последних президентских выборов она проиграла в крупных городах Грузии. Получается, на 5 больших городов, в которых проживает 37% населения, приходится 14 мажоритариев (18% всего мажоритарного корпуса)», – отмечается в отчете оппозиции.

Представители правящей партии, напротив, считают, что подобное соотношение вполне справедливо. По словам депутата Нино Накашидзе, если бы не была введена поправка о соотношении мажоритариев и партийных депутатов, то 30% регионов осталась бы без своих представителей в парламенте:

«Детали, как будут распределены места по регионам, не были уточнены. То есть, получалось, что некоторые регионы оставались без своих представителей в парламенте. Естественно те, кто сегодня являются мажоритариями, не были довольны тем, что 25 регионов должны потерять своего представителя в Парламенте. У нас были дискуссии с оппозицией по поводу того, чтобы обеспечить регионально-пропорциональное представительство в парламенте».

По словам Накашидзе, депутаты от оппозиции не явились на заседания парламента, когда решался вопрос о мажоритариях.

«Однако оппозиция не пришла и не приняла участия в тот день в голосовании, – говорит она. – Нам пришлось перенести голосование на неделю. Однако и на следующий раз они не пришли. Каждый раз спикер парламента Нино Бурджанадзе на три часа откладывала голосование по этому вопросу, устраивала технические перерывы, обзванивала оппозиционных депутатов и просила их придти. Она предупредила, что мажоритарии выдвигают инициативу нового законопроекта. Однако они и на этот раз не пришли. Мы не могли дальше тянуть, потому что конституционные изменения до выборов необходимо проводить так, чтобы была возможность у комиссии, у членов ЦИК пройти тренинги, а партиям подготовиться к выборам. Это должно произойти за 2 месяца до выборов».

Вместе с тем, по мнению Накашидзе, вопрос о формировании избирательных округов действительно заслуживает внимания:

«Единственное замечание, которое мы получили от международных экспертов по изменениям законодательства, касалось того, что регионы – избирательные округа – сильно различаются по количеству населения. Это произошло потому, что малонаселенные регионы трудно объединить с другим регионом из-за географических условий. Я не думаю, что какой-то малочисленный регион в низине можно объединить с горным регионом Сванетия, где проживает около 10-15 тысяч избирателей».

Ассоциация молодых юристов Грузии, члены которой присутствовали на заседаниях парламента в марте 2008 года, говорят, что вопрос о нарезке округов не поднимался на парламентских слушаниях.

«Мы не касались этого вопроса, – говорит координатор проекта по мониторингу за выборами АМЮГ Нино Ломджария. – Однако при нас никто не поднимал его».

Оценка изменений, сделанная разными сторонами достаточно противоречива. Международные организации оценивают ситуацию в Грузии осторожно-оптимистически, в то время как представители грузинской оппозиции делают довольно резкие заявления.

Заместитель помощника государственного секретаря США Метью Брайза во время своего майского визита в Грузию заявил, что «заметен определенный прогресс на пути проведения свободных и справедливых выборов».

Лидер Христианско-демократического движения Грузии Георгий Таргамадзе считает, что избирательное законодательство несовершенно, однако он и его партия продолжат борьбу.

«Предвыборная ситуация далека от идеальной сегодня уже наверно поздно говорить о нарушениях в избирательной системе. Избирательная машина задействована. Наша партия проводит активную предвыборную кампанию по всей Грузии», – заявил Таргамадзе.

Европейские наблюдатели отмечают, что предвыборная кампания проводится в крайне политизированной обстановке и оппозиционные политики не доверяют избирательной администрации.

Беслан Кмузов

Материал подготовлен в партнерстве с фондом имени Конрада Аденауэра в рамках проекта «Прозрачность парламентских выборов в Грузии».

ПОДЕЛИТЬСЯ