Абхазский перекресток

1343
Сухуми

Пандемия коронавируса внесла кардинальные изменения в систему государственного управления фактически во всех странах мира, даже в самых политически и экономически развитых. Не остались в стороне ни США, ни Россия. Однако, в чреде ковид-изменений, а теперь еще и событий в Беларуси, в политических и экономических структурах, интересную устойчивость сохранила самопровозглашенная Абхазия. Которая выдержала испытание президентскими выборами, а затем и туристической изоляцией с главным поставщиком туристов в страну – Россией.

Бжания: эпоха нового?

Удивительно, с какой настойчивостью Москва продвигала Рауля Хаджимба в президенты, каждый раз ставя экономически зависимую от России Абхазию на грань политического и даже национального раскола. Напомним, впервые это произошло на выборах в 2005 году, когда президент России Владимир Путин, встретившись с кандидатом на пост президента Раулем Хаджимба в резиденции в Сочи, казалось, уже назначил де-факто нового президента Абхазии. Но в Абхазии проголосовали от противного, выбрав президентом главу энергетической компании Черноморэнерго Сергея Багабш. Чем в свое время вызвали крайнее недоумение в Кремле.

Нечто похожее, но уже более определенное, заточенное на самостоятельность принимаемых решений в Сухуми, мы увидели сначала в прошлом году, когда номер два в списке оппозиции, заменивший отравленного Бжания, Алхас Квициния набрал фактически столько же голосов, сколько и Рауль Хаджимба. Притом, что за ним, по мнению некоторых источников и телеграмм-каналов, освещавших общественно-политические события на Кавказе, стоял Кремль и Владислав Сурков, в частности.

Но Абхазия не приняла «нового старого президента» и настояла на проведении перевыборов. В итоге президентом стал выздоровевший к весне 2020 года и одержавший победу в первом туре Аслан Бжания.

Сергей Шамба

Совсем недавно секретарем Совбеза Абхазии был назначен один из известных абхазских политических тяжеловесов, экс-министр иностранных дел Сергей Шамба. По мнению одного из грузинских экспертов, пожелавших остаться неназванным, назначение Шамба, возможно, связано с желанием Сухуми вступить в переговоры с Тбилиси.

«Пока неизвестен предмет переговоров, как и то — вообще состоятся ли переговоры. Но назначение такого человека как Шамба на пост секретаря Совбеза – это само по себе знаковое явление. Очевидно, Сухуми, как говорят у вас в России, перестал складывать все яйца в одну корзину. В том числе, не исключаю назначение Шамба в качестве противовеса серьезно усилившего свои позиции де факто премьер-министру Александру Анкваб. Ну, или как минимум, Сухуми таким образом шантажирует Москву, снизившую экономическую помощь Абхазии», – высказал мнение грузинский эксперт.

С грузинским экспертом не согласен российский кавказовед, кандидат исторических наук, научный сотрудник института стран СНГ Владимир Новиков, который не связывает назначение Шамба с проведением тех или иных переговоров. А скорее с желанием Бжания укрепить свою власть в союзе с таким политическим тяжеловесом как Шамба.

«Этот союз, насколько мы знаем, существовал еще до того, как Аслан Бжания был избран президентом и, конечно, ему нужен такой даже, скорее не аппаратный, а интеллектуальный мотор в лице господина Шамба, который бы помог ему решить не только какие-то практические задачи, а задачи, для решения которых требуется концептуальный подход», – считает эксперт.

Совет безопасности, если судить по его российскому аналогу, отмечает Владимир Новиков, это скорее интеллектуальный штаб, и идея назначения Сергея Шамба в том, чтобы наполнить его новым смыслом, сделать своего рода интеллектуальным штабом.

Притом, что касается грузино-абхазских переговоров в принципе, Владимир Новиков отмечает несколько уровней проблемы. У грузинской и абхазской сторон есть противоположные видения политического диалога между сторонами.

«Если для абхазской стороны главное юридически зафиксировать результаты войны 1992 – 1993 гг. и фактически добиться признания со стороны Грузии, то для грузинской стороны ситуация прямо противоположная. Для нее важно вернуть некую, так называемую, территориальную целостность», – считает эксперт.

В то же время, по мнению эксперта, есть второй уровень проблемы, который заключается в том, что между двумя сторонами есть масса нерешенных вопросов. Это и неформальное разделение, и де факто совместное управление ИнгурГЭС. Также есть приграничная торговля, притом, что обе стороны делают вид, что ее нет, а она на самом деле есть.

«Эти проблемы нуждаются в решении. И Сергей Шамба является сторонником, если судить по его высказываниям, упорядочивания таких проблем. Он, говоря о грузино-абхазском диалоге, говорит о том, что грузины должны думать о том, как вернуть доверие абхазского общества, а не территорию», – считает эксперт.

Кавказский политолог и журналист, главный редактор издания CaucasusTimes Ислам Текушев напоминает, что после своей инаугурации Аслан Бжания намекал Москве о возможных контактах с Грузией вне формата Женевских переговоров. По мнению эксперта, это связано с тем, что Москва урезала финансирование признанной ею же Абхазии после того, как последняя добилась уступок со стороны Москвы по военно-политическим вопросам. Однако, по мнению Текушева – «Грузия – это последняя дверь, куда постучится Абхазия». Что касается назначения Сергея Шамба секретарем Совбеза, эксперт не видит здесь решения возможных внешнеполитических задач: «Скорее всего, речь идет о рокировке и раздаче портфелей близкому окружению». Тем не менее, особо отмечает эксперт, вопрос сближения с Грузией звучит все чаще, но «на кухне, а не из уст элит».

Что касается элит, то Абхазия и ранее заявляла о возможных совместных проектах с Грузией в гуманитарной и экономической сферах. Но это каждый раз упирается в соглашение о неприменении силы со стороны Грузии, на котором настаивает Сухуми, и на которое не идет Грузия. Причем, по мнению Текушева, грузинские лидеры не потому не решаются подписать соглашение, что собираются решать «абхазский вопрос» военным путем, сколько опасаются военного вторжения со стороны России. Особенно после аннексии Крыма в 2014 году.

По мнению эксперта, «Абхазия оказалась в ловушке, и это признают и сами абхазы. Менее болезненным направлением для Абхазии могла бы стать Турция, но, как мы видим, абхазские элиты полностью дистанцировались от внешнеполитических контактов с Турцией и черкесским миром».

Заправдинский прокол

В какой-то мере подтверждает слова кавказского эксперта жесткий ответ Абхазии на инициативу недавно созданной российской партии Захара Прилепина «За правду». В июле в собственной предвыборной программе «заправдинцы» предложили ряду непризнанных и полупризнанных территорий, возникших после развала СССР: Приднестровью, ДНР, ЛНР, Абхазии, Южной Осетии провести референдум о вступлении в состав России. На инициативу прилепинской партии наиболее жесткое заявление сделал именно МИД Абхазии, предложив «внимательней изучать политический статус стран и специфику в отношении которых озвучиваются данные намерения».

Парламентарии Абхазии озвучили еще более жесткий ответ «заправдинцам», в котором говорилось, что «подобные заявления негативно воспринимаются народом Абхазии и не способствуют добрососедским взаимоотношениям между двумя странами».

Ислам Текушев, объясняя жесткий ответ абхазов на инициативу партии Прилепина отмечает, что Абхазия прошла долгий путь от «непризнанного» до «частично признанного государства». Эксперт особо акцентирует внимание, что Абхазия десять лет находилась в изоляции, в том числе и со стороны Москвы: «Сегодня о роли Москвы в 10-летней блокаде в Сухуме не любят вспоминать, но эти десять лет оказали огромное влияние на самосознание абхазов».

Владимир Новиков, комментируя инициативы прилепинской партии, считает, что «заправдинцы» не разобрались в сути внешней политики России. По его мнению, внутри абхазского общества имеется консенсус на построение независимого государства с союзе с Россией, чего не заметил Прилепин. Российский политолог особо отмечает «нежелание абхазского общества вступать в какие-либо государственные образования в качестве составной части».

Президент, недвижимость, суверенитет

Очевидно, что несмотря на российский рубль, на огромную материальную помощь из Москвы, несмотря на то, что более 57% жителей Абхазии имеют, в том числе и российское гражданство, абхазские пенсионеры получают российскую пенсию, Сухуми отказываться от идеи суверенитета не собирается. И сейчас, после 25-летней де факто независимости, можно утверждать, что суверенитет зиждется отнюдь не на национальной валюте. Российским рублем Абхазия всего лишь умело пользуется, чтобы выживать. А суверенитет строится на главном ограничении, за которое в последнее время идет особенная битва – это ограничение на продажу недвижимости в Абхазии.

Вопрос о продаже недвижимости много лет остается в Абхазии стратегически важным. Понятно, что недвижимость в небольшой республике, практически не имеющей дипломатических отношений больше ни с кем, как с Россией, за считанные дни будет раскуплена россиянами, если это ограничение будет снято. И на абхазском «суверенитете» будет поставлен крест. Ислам Текушев считает, что вопрос приобретения недвижимости россиянами взаимосвязан для Абхазии с экономической безопасностью: «Жилой фонд в Абхазии ограничен, значительная часть разрушена во время войны и до сих пор не восстановлена. При этом, несмотря на небольшое население, в республике достаточно остро стоит квартирный вопрос. Не все могут себе позволить приобрести жилье в городах, куда тянется молодежь в поисках работы».

Эксперт отмечает, что многим приходится снимать квартиры, а аренда зачастую – это непосильная ноша для бюджета молодых семей.

«Либерализация жилищного вопроса приведет к росту цен на жилье, а это в свою очередь приведет к росту социальной напряжённости, так как квартиры будут покупать те, у кого есть на это финансовые средства, а это будут иностранцы, будь то россияне или граждане других государств. Абхазия к этому не готова. Такой закон должен быть подкреплен рядом социальных мер, а на это у республики нет средств», – отмечает Ислам Текушев.

Поэтому, очевидно, Абхазия в лице собственного де факто президента Бжания и его окружения, учитывает происходящие последние полгода события в мире и вокруг Абхазии, в частности: события в России, Ингушетия, Хабаровский протест, события в Беларуси, пандемия Ковид-19, показывает, что необходимо ориентироваться на собственные стратегические интересы; уметь договариваться со всеми стратегическими акторами, и окружающими странами, и с Россией, и с Турцией, в которой проживает многочисленная абхазская диаспора и, в конце концов, и с Грузией. А во внутренних делах, при любых обстоятельствах, достигать общенационального согласия.

Сергей Жарков, специально для NewCaucasus.com