Грузия-США — что дальше?

1858
Фото 1tv.ge

Состоялась инаугурация 46-го президента США Джо Байдена. Мы попросили грузинских политологов проанализировать, что полезного было для Грузии при правлении президента Дональда Трампа и чего можно ожидать от «эпохи» Байдена, который считает Россию главным оппонентом США.

Региональный директор Фонда «Свободная Россия» (Free Russia Foundation) на Южном Кавказе Егор Куроптев:

«Правление Трампа связано с ухудшением связей США с партнерами, в первую очередь это касается Евросоюза, и опосредованно через Европу – в том числе и с Грузией, и с Украиной, и со странами Балтии. Правление Трампа началось с подозрений в его связях с Кремлем. Для Грузии это оказалось только на руку с точки зрения ее политических интересов, потому что Трамп вынужден был вводить вcе больше и больше санкций против России, которые играли в пользу Грузии. Но приходящая администрация Байдена гораздо более выгодна Грузии, всем демократическим силам и всем тем странам, которые, как Грузия, хотя бы риторически стремятся к демократии».

– Какие конкретные действия можно ожидать от Байдена в отношении Грузии?

– Администрация Байдена, уже понятно, будет укомплектована специалистами по России – и сотрудниками госдепартамента, работавшими по России, и дипломатами, работавшими в России. То есть, люди, которые очень хорошо знают регион Евразии, а также все три страны – Россию, Украину, Грузию и все проблемы, которые связаны с этими странами. Поэтому я, безусловно, жду, что США при Байдене предложит новую стратегию взаимодействий между США и странами вокруг России, и это в первую очередь страны, пострадавшие от агрессии России – Украина и Грузия. Большой вопрос в том, как Грузия и Украина смогут откликнуться на эти предложения, и насколько Грузия готова стать партнером США.

– То есть, есть опасения, что Грузия сама будет отклоняться от более активных и выгодных предложений США?

– Да, потому что сейчас мы видим совершенно другую тенденцию в регионе – это раздел сфер влияния между Россией и Турцией. На этом фоне США должны поменять ситуацию. Предложить свой вектор развития региона. И Грузии, безусловно нужно держаться этого вектора, иначе она попадет под недемократические варианты своего развития, что, на мой взгляд, для страны абсолютно не выгодно и не перспективно.

– Можно ли ожидать, что США актуализируют вопросы строительства порта Анаклия и проводку оптоволоконного кабеля из Европы в Китай по дну Черного моря и по территории Грузии?

– Да, конечно, новая стратегия США включает в себя большие инфраструктурные проекты. Это и порт Анаклия, и кабель, который должен был связать Азию и Европу. Кабель принадлежит грузинской компании Caucasus Online, купленной в прошлом году азербайджанским холдингом. Казалось бы, новый инвестор эффективно продолжит этот проект, но грузинские власти всячески постарались отнять эту компанию вместе с кабелем. Тем самым они приостановили или вообще свернули проект, который должен был сделать Грузию и Азербайджан мощными хабами, связывающими Китай и Европу. Точно также был свернут проект глубоководного порта в Анаклия. США, безусловно, заговорят о возобновлении этих проектов, но мы не знаем, как грузинские власти на это будут реагировать. Они не развивают проекты по направлению Восток-Запад. Поэтому на данный момент в Вашингтоне нет восприятия стремлений Грузии к сотрудничеству, а наоборот – есть восприятие того, что Грузия склоняется больше в сторону России и стагнации, или риторического декларирования о намерении сотрудничать с Западом при полном соблюдении интересов России во всех вопросах.

– Появляется ли в этой ситуации у оппозиции окно возможностей, чтобы сыграть более активную роль и увеличить свое присутствие в политике?

– Да! Сейчас главная задача и оппозиции, и гражданского общества, и журналистов состоит в том, чтобы всеми силами продемонстрировать свою приверженность к демократическим ценностям, к готовности развивать экономику Грузии, как залог ее стабильного развития. Поэтому оппозиция и другие акторы должны достучаться до вашингтонских кабинетов – звонками, заявлениями, проведением публичных акций, и добиться устойчивого понимания, что большая часть политических сил Грузии хочет оставаться в одном ряду с демократическими странами… Вопрос только в том, насколько они сами это понимают и насколько способны к таким действиям…

Своим мнением о грузино-американских отношениях периода правления Дональда Трампа и прогнозами относительно будущей политики администрации Джо Байдена поделился политолог, профессор GIPA Торнике Шарашенидзе.

– Чего при президенте Трампе достигла Грузия? Можно сказать, что страна стала ближе или дальше на пути к интеграции в НАТО?

– К НАТО мы не стали ближе, поскольку не принят ни План действий по членству (ПДЧ), ни оговорены сроки вхождения. Я не думаю, что мы сможем войти в Альянс в ближайшем будущем из-за наличия российских военных баз на территории Грузии. Хотя сейчас обсуждается инициатива руководителя Международного политического центра Heritage Foundation (США) Люка Коффи, который предложил принять Грузию в НАТО с условием, что пункт пятый — обязательство стран-участников вмешаться в военные действия — не распространяется на мятежные территории. То есть, Коффи предлагает признать эти территории неотъемлемой частью Грузии, но при этом дождаться времени, когда произойдет воссоединение территорий, а до тех пор отказаться от каких-либо военных действий в Абхазии и Цхинвальском регионе. Но этот сценарий осуществить будет очень сложно, потому что, во-первых, очень трудно убедить общественность в самой Грузии, поскольку многие будут подозревать, что это означает окончательную потерю этих территорий. И, во-вторых, в самом НАТО есть скептики, например, Германия, которые даже на такой вариант не пойдут. Я даже не представляю, что их может побудить принять Грузию в Альянс, поскольку они не хотят идти на обострение отношений с Россией. Таким образом, сейчас не имеет значение, кто у власти – Трамп или Байден: интеграция в НАТО будет замедлена, пока статус кво не изменится в регионе к лучшему для нас варианту. Поэтому, когда речь идет о политике США по отношению к Грузии, я думаю, тема интеграции в НАТО не так актуальна.

– Не раз поднимался вопрос об открытии военных баз США на территории Грузии… Возможно ли это?

– Наверное, при Байдене этой теме будет уделяться больше внимания, но при этом я не думаю, что вопрос американской базы вблизи российской территории можно решить так просто, потому что это чревато серьезными проблемами. Во-первых, это обострит отношения США с Россией. Во-вторых, даже если Вашингтон пойдет на это, то появятся и другие вопросы – логистика, служба американских граждан за пределами их страны на новой территории и так далее. Что не так просто решить. Хотя, с другой стороны, Америка многое выиграла бы. Так, мы видим, что во время последней войны в Карабахе Россия сыграла решающую роль. Почему? Потому что у нее есть военные базы на Южном Кавказе. Если у США была бы военная база, она тоже играла бы более серьезную роль. Но это, конечно, им решать, а не Грузии. Скажем так, что если при администрации Байдена шансов больше, это не значит, что вопрос будет решен положительно. Если при Трампе вероятность появления баз составляла примерно 25%, то при Байдене эта цифра возрастет до 35%.

– Возможно ли углубление экономических отношений между США и Грузией?

– Учитывая в первую очередь фактор географии, тут не так просто нарастить объемы торговли и инвестицией. Особенно сложен вопрос инвестиций, так как, во-первых Грузия – довольно бедная страна, а во-вторых, в Грузии не хватает квалифицированной силы, и в третьих — Грузия находится довольно далеко от Америки, и все это в комплексе мешает развитию близких экономических связей. Я думаю, не имеет значениябудут в США Трамп, Байден или Обама – эти проблемы останутся: не появится здесь массово квалифицированная рабочая сила, и огромные расстояния не сократятся. Самых важных изменений можно ожидать в политике: Байден будет пытаться восстановить хорошие партнерские отношения с Евросоюзом. Что очень важно, конечно, для Грузии, потому что разделенные США и Европа – это ослабленные США и Европа. И Европа становится более зависимой от России. Так что в этом вопросе можно ожидать для Грузии позитивных сдвигов. Если Байден восстановит хорошие партнерские отношения с Европой, то, я думаю, Грузия от этого только выиграет. Это самое главное.

Будет ли новая администрация США уделять больше внимания укреплению демократических институтов в Грузии?

– Наверное, да. Трамп этому вопросу не уделял большого внимания. Но сейчас нужно учитывать, что, конечно, новая администрация будет проводить более жесткую и конфронтационную политику в отношении Москвы. И в этом отношении поддержка Грузии очень важна, при таких условиях давить на Грузию даже в вопросах демократизации не очень выгодно. Есть выбор: или закрывать глаза на некоторые проблемы демократии в Грузии, или иметь лояльного союзника. Потому что если не закрывать глаза и давить на руководство Грузии, то можно осложнить двусторонние отношения. А Америке Грузия очень нужна в регионе из-за российского фактора. Кроме того, наблюдается откат демократии по всему региону. И в Азербайджане, даже в Турции, а тем более — в России. И, к сожалению, в Армении тоже. На этом фоне, конечно, давить на Грузию было бы не совсем верно – она тем не менее остается самой демократичной страной региона. Потому США будут не насаждать в Грузии демократию, а культивировать демократию.

Беслан Кмузов, специально для newcaucasus.com